Антивоенный пикет в Москве.

Разведка Норвегии зафиксировала на своей территории российский спецназ. Конечно, российские власти назвали это фантазиями и фейками. Как и ядерные угрозы всему миру. Как и пятилетнюю войну в Украине и с Украиной. Но войну почти всегда объявляет агрессор, а не жертва. И если оккупант этого не делает, война остается необъявленной. И войной быть не перестает. К сожалению, для кого-то из россиян она есть тем, что «можно повторить» с гордостью. А для кого-то — болью и вечным проклятьем.

Майя Повиненко (Москва, филолог):

— Эта необъявленная захватническая война разрушает людей. Это абсолютный позор для моей страны и для меня лично. Чекистская имперская мечта ведёт нас в средневековье, и это очевидно на самом деле многим людям в России. Почему же захват и насилие имеют поддержку части населения? Многие политологи говорят, что это ностальгия по СССР, но поколение «советских» почти умерло, так что я думаю, что главная причина — тотальная нищета и всё более намеренно понижающийся с каждым годом уровень образования населения. И перенаправить нарастающую внутреннюю агрессию людей наружу — это была одна из задач наравне с имперскими грёзами. Простите, я, наверное, говорю сейчас какими-то лозунгами, но это очевидные вещи. А на простом бытовом уровне у нас, конечно, есть «люди телевизора» и «люди Фейсбука», и последние общаются с украинцами, и познакомились-подружились со многими именно за эти пять лет, и создаются и работают группы поддержки и помощи, как, например, помогали москвичи украинским морякам и политзаключенным в «матросской тишине» — передачами, письмами, правовой поддержкой, пикетами за освобождение. Так что среди людей, особенно в Москве, Питере, много нормальных и здравомыслящих. И ещё я бы хотела сказать, что желаю Украине процветания, в том числе и потому, что каждый ваш успех — удар по путинскому режиму.

Лада Негруль (Москва, актриса, режиссер):

— Украина для меня — мое детство, мои корни. Все родственники по маминой линии родом из села Леплявое, которое находится под городом Канев. Приезжали к нашей родне летом, мы с сестрой тогда были еще маленькие и тощенькие, что в украинской деревне отнюдь не могло сойти за норму, поэтому нас усиленно всем селом начинали откармливать — кровянкой, салом, отпаивали парным молоком, чтобы хоть немного мяса к костям приросло. Помню печку, на которой спали, и какую-то бешеную свинью, которая билась пятачком в забор, а хозяева плескали ей в морду воду, чтобы смыть кровь. Помню, как возвращались по вечерам коровы и очень страшно было в это время оказаться на улице, где некуда было от стада спрятаться, хоть беги, а куда — непонятно. Сейчас ни бабушки, маминой мамы, ни дедушки-агронома, ни всех тех родственников уже нет на свете, а я все равно чувствую Украину своей второй родиной, очень люблю слушать песни на украинском языке — красиво. И, конечно, переживается как страшное горе — война, а еще большее горе — то, что напало на брата-соседа мое родное государство, а я с этим ничего не могу поделать, хотя и не отождествляю себя с нынешней российской властью!..

Война подлая, необъявленная, с постоянной гибелью молодых мальчишек и с постоянным враньем — мол, наших регулярных войск в Донбассе нет! А кто там тогда гибнет с российской стороны? Не сами же чиновники или военачальники! Не менее, чем война, потрясает и отжатие Крыма, какое-то узаконенное воровство! Всегда я любила Крым, с детства в него ездила, и от того, что он был украинским, он был не менее, а гораздо более наш! Там всегда встречали с добром, с распростертыми объятиями, радушно.

Когда победил в Украине Президент Владимир Зеленский, было ощущение сна наяву, огромного чуда — что такое невозможно, чтобы пришел честный и настоящий гражданин к управлению страной! И, конечно, пронзила белая, но острая зависть... Вот бы и нам такого Президента! Но мы, наверное, еще не заслужили такого. Но зато появилась вера в победу добра и справедливости у братьев-украинцев. Верится, что война скоро будет закончена, что вернется в свою гавань и Крым, что скоро будет побеждена коррупция, а народу станет жить легче. В. Зеленский доказывает свою правоту не словами, делами. За одно возвращение украинских моряков, О. Сенцова и других заключенных домой, за этот обмен с Россией пленными Президент Украины заслужил Нобелевскую премию! И это совсем не хуже, чем Оскар, о котором он мечтает. Хочется, чтобы наши государства снова стали жить в мире. И чтобы этот мир настал уже в самое ближайшее время. Общая молитва многое может. Хочу обратиться к своим украинским братьям-христианам с просьбой о совместной молитве о мире в Украине! Счастья и процветания этой такой родной для нас стране!

Ирина Стаф (Москва, историк литературы и переводчик):

— К сожалению, не была в Украине никогда. А какой может быть взгляд на войну? Это война не В Украине, а С Украиной, и это преступление. Многие мои друзья-украинцы в хорошие человеческие отношения с россиянами на фоне войны не сильно верят, и я их более чем понимаю.

Я от души желала Украине стать сильным демократическим государством, государством гiдностi. И рада, что, несмотря на тяжелейшую ситуацию, у нее многое получается. Вмешательство в ее внутренние дела недопустимо. Благодаря Интернету почти все события можно отслеживать собственными глазами, если соблюдать информационную гигиену. Информацию черпаю из разных сетевых источников, телевизор не смотрю уже много лет. Российские СМИ разные, кому-то верю больше (Дождь, Новая газета) и читаю, большинство просто игнорирую. Но всегда стараюсь перепроверять по нескольким источникам.

Кто бы там что ни говорил про «ихтамнет», есть факты вмешательства России во внутренние дела Украины. Ситуация с Крымом называется словом «аннексия». Во имя иллюзорного «права сильного» нарушены международные договора, перейдена красная черта, Россия превратилась в страну-изгоя. К сожалению, миф о «Хрущеве, подарившем Крым Украине», очень живуч и, конечно, был раскочегарен пропагандой как «восстановление исторической справедливости». Кроме того, сработал, по-моему, советский стереотип «затянем пояса во имя величия»; в чем, собственно, величие, мало кто задумывался. Но, по-моему, восторг 14-го года сейчас очень поубавился. После Крыма меня уже мало что потрясает, тогда было чувство окончательного и бесповоротного конца.

Если что и удивляет иногда, то это степень бездарности. Украина — независимое государство, не колония, не провинция и не протекторат. Она этим правом обладает, странно было бы об этом спорить. Из последних событий очень потрясла встреча в аэропорту освобожденных наконец украинских военнопленных — Сенцова, Кольченко, моряков и других. Огромная и долгожданная радость.

Советовать что-то украинцам не буду, без моих советов разберутся. Нам бы со своими проблемами справиться. А пожелать хочу только одного, но от всей души — мира!!

Олег Соколовский (Горноалтайск, учредитель):

— Об украинцах у меня самые наилучшие воспоминания. Предки по линии моей мамы — из-под Харькова, ее подруга гостила с детьми у нас: добрейшие, милейшие люди...

Умных людей везде меньше, но они все прекрасно понимают. Глупым очень тяжело объяснять. Особенно про войну. Отец в 2000 году сказал: «напутает этот путин, не распутаешь». Я с ним спорил. Еще 20 лет назад я верил, что разведчик, прекрасно понимая, что у нас все с ног на голову поставлено, вернет все по местам. На что он ответил, что свинорыл честного не поставит, иначе сядет сразу. Значит, замаран по самые брови... Но продолжаться это бесконечно не будет. Держитесь!

Аркадий Тигай (Санкт-Петербург, блогер):

— Путинская Россия сделала нас народом, — неожиданно заявил мне киевский друг.

И то правда: общая горькая судьба, общая угроза, общий враг — вот что делает население народом. Больше двадцати лет болтались, как дерьмо в проруби, не понимая, как распорядится свободой. Без смысла и цели. Теперь-то каждый ребенок в Украине точно знает, что на его честь и достоинство есть охотники, от которых надо защищаться, а для этого нужны подконтрольные власть и армия. А для армии — экономика. А для экономики — современные технологии... Воистину «лучшее образование дается в борьбе за выживание».

Может, наша русская беда в том и состоит, что не завоеванная свобода не имеет цены? Что это такая же химера, как и «спущенная сверху» демократия или унаследованное богатство? Не потому ли мы с такой легкостью всем миром отказались от свободы, что досталась она нам на халяву? И не надо нам ни независимого суда, ни свободных СМИ, ни честных выборов... И вообще ничего, кроме пайки с барского стола?

Когда-то неведомый мудрец изрек обидную для нашего ущемленного национального достоинства истину: «Что русские ни делают, их все равно жалко».

В самом деле, и жалко, и страшно при мысли о том, как мы будем жить после всего, что натворили в Украине? Ответ предположительно такой: в ныне существующем режиме жить будем плохо, грязно. Лживой и неправедной жизнью, презираемые потомками. И закончим мы эту подлую жизнь без покаяния и причастия в разорванной, разоренной стране.

Фото Василия ПЕТРОВА.