На снимке: Юрий Кречуняк, племянница узника совести Омеляна Ковча Анна Будзанович (Потяк), комбатант УПА Дмитрий Слывчук (слева направо).

Осень в Карпатах такая же золотая, как и 80 лет назад. Багряно-красные цвета болью напоминают о событиях 1939 года, когда началась Вторая мировая война, а в горы пришла новая власть.

Реконструировали последнюю на Косовщине крыивку

В селе Шешоры Косовского района как раз в 80-летие этих событий освятили восстановленную повстанческую крыивку. Она до 28 января 1953 года служила пристанищем районному руководителю пропаганды ОУН-УПА Михаилу Ткачуку (псевдоним «Лебедь»), его жене Эмилии Ткачук и деятелю районного провода Андрею Мельничуку («Цвиркун»).

Тот «золотой» сентябрь во время освящения крыевки помянули панихидой по тысячам уничтоженных горцев. Как отметил руководитель Союза участников АТО Косовского района Иван Крысяк, крыивку в Шешорах отстроили для установления исторической памяти и патриотического воспитания подрастающего поколения. Она появилась при содействии НПП «Гуцульщина». Приобщились меценат-патриот Иван Иванишин, а также руководство Заставновского района Черновицкой области.

О Второй мировой узнали первыми

На вершине Поп-Иван, находящейся в Верховинском районе, в 1938 году поляки построили обсерваторию. Это был научный объект, но в то же время и стратегический. Военные имели прямую связь с Варшавой. Радиорелейную — с музеем Гуцульщины (он до сих пор в этом помещении в Верховине), а от села Ильцы того же района — со столицей Польши. Фактически это были шпионские пункты, прикрываемые научными целями.

О том, что началась Вторая мировая война, узнали сразу 1 сентября 1939 года. Военная охрана обсерватории сложила оружие. Солдаты переоделись в гуцульские наряды и разбежались. К 17 сентября уже распространилась информация, что Польша проиграла войну и могут прийти немцы. А вместо этого пришли советы.

Встретили советскую власть под желто-голубыми флагами

Когда в Карпаты в сентябре 1939 года пришла Красная армия, ее встретили двояко. Старший научный работник Верховинского историко-краеведческого регионального музея Гуцульщины Юрий Кречуняк рассказывает, как в его родном городке Жабье (ныне райцентр Верховина) с балкона двухэтажного здания представители новой власти обращались к общине, убеждали, что теперь горцы будут лучше жить.

«Восприняли то настороженно, потому что много слышали о советской действительности, репрессиях в Союзе, Голодоморе, да и не хотели повиноваться оккупантам. После распада Австро-Венгерской империи Галичина отошла к Польше, территориально — вплоть до Черемоша. За рекой — Буковина, ставшая частью Румынии. Польская пацификация (акция против этнических украинцев в 1930 году) сильно «въелась в печенки». Поэтому часть гуцулов встречала новую власть благосклонно, под желто-голубыми флагами, в надежде на веками лелеянную в мечтах самостоятельную Украину. Но за агитацией о лучшей жизни начались репрессии прежде всего против тех, кто выходил под этими флагами. Фактически это был геноцид против гуцулов. За два года советская власть уничтожила до 10 процентов горцев», — рассказывает Ю. Кречуняк.

Началась массовая высылка гуцулов из горных районов. Действовал пересылочный пункт на железнодорожной станции в Брошневе-Осаде Рожнятовского района. Так много было «неблагонадежных» для выселения, что не хватало товарных вагонов, везли полуторками.

Многие из выселенных навеки остались в болотах возле Пшеничников Тысменицкого района. В 2011 году рядом с этим селом раскопали 26 могил, в которых обнаружили более 600 черепов и других человеческих останков. По свидетельствам старожилов, их свозили сюда, заставляли раздеваться, загоняли в болото и пускали от полуторки (грузовика) ток. Людей парализовало, и так они гибли. А что это гуцулы, свидетельствовали найденные остатки кептарей, ремней и полушубков. Общественные активисты «Мемориала» раскопали немного. А болото то тянется на километры. В каждом райцентре были постерунки (отделения милиции). Туда сгоняли непокорных и казнили. Позднее обнаружили массовые захоронения во дворах, колодцах.

Унижалось достоинство горцев

Новая власть расхваливала преимущества социализма. Начались коллективизация, массовое строительство стандартных жилых домов, типовых контор, сельмагов, клубов, лесокомбинатов. Возводили большие фермы. А время показало, что они были неперспективными. Десятки тысяч поголовья овец, крупного рогатого скота. Сенажа не хватало, даже пионеры заготовляли веточный корм, который потом силосовали с мелассой. Солому завозили из Городенковского района, и даже с Одесщины. Такое животноводство было нерентабельным. Показатели успешности — липовые. Выезжали на сопутствующих промыслах — ткачестве, лижникарстве, резьбе, изготовлении сувениров. В конце концов, на том, на чем и сегодня выживают гуцулы. Те гигантские фермы после того распались. К слову, колхозы были созданы не всюду — горцы не шли в них, вопреки значительному давлению.

Управленцы — преимущественно приезжие из восточных областей Украины. Движение 20-тысячников, когда на должности учителей, врачей, инженеров, начальников назначались лица без образования. И одновременно — массовая высылка настоящих хозяев, зажиточных и образованных гуцулов, которых прозвали куркулями, рассеивание на огромном пространстве Союза, чтобы они там поднимали производство.

«Унижалось достоинство горцев, будто бы нам, неграмотным, несли свет. На самом деле при старой власти у нас действовали просветительские общества разного профиля, школы с украинским языком преподавания. Молодежь имела возможность учиться в вузах Станислава, Львова, Варшавы. А до того, при Австро-Венгрии, и в Вене, Праге, Будапеште и т. п.», — подчеркивает Кречуняк.

Отсюда надо начинать урок

Агентура работала исправно, действовала целая сеть сексотов (секретных сотрудников). Несмотря на это, последняя крыивка возле горы Писаный Камень Николая Марусяка (псевдоним «Богдан») в Верховинском районе пала аж в 1956 году. Ее сдал сосед, получил за это «геройство» мотоцикл МТ-10 и должность бригадира колхоза. Недавно схрон тоже раскопали и реконструировали.

Отсюда надо начинать первый урок, если хотим, чтобы была Украина.

Хорошо помнит эти события 98-летняя Анастасия Чупринчук из села Ривня Верховинского района. За подпольную деятельность была выселена, вернулась и вновь попала под прицел властей, еще раз — в Сибирь. После еще с десяток лет скрывалась и находилась в родных краях нелегально, потому что не разрешали возвращаться домой.

Однако Юрий Кречуняк располагает новыми данными, что последний бой непокоренные горцы держали в 1963 году. Гордые, закаленные верховинами гуцулы не сдаются.

Ивано-Франковская область.

Фото предоставлено Юрием КРЕЧУНЯКОМ.