Народные депутаты продолжили рассмотрение поправок, не учтенных при подготовке ко второму чтению проекта изменений № 1008 о деятельности органов судейского управления. Позицию профильного комитета по вопросам правовой политики представляла его руководитель Ирина Венедиктова. Она призвала парламентариев не манипулировать фамилиями при обсуждении законопроекта, в частности, в части положений о формировании Верховного Суда. Дескать, предлагается полностью изменить модель, но в документе нет ни одной привязки к персоналиям. Парламентарий привела статистику: «США — 9 судей верховного суда, Великобритания — 12, Канада — 9, Япония — 15, Швейцария — от 35 до 45, Польша — 72, Чехия — 35 верховный административный и 71 — верховный, Латвия — 36, Грузия — 28 судей верховного суда». «Мы с вами говорим о том, что в Верховном Суде находится 77 тысяч дел, — продолжила И. Венедиктова. — Более 12 поправок касаются количества судей Верховного Суда. Вы хоть одну правку видели об увеличении? Если мы говорим непосредственно об эффективности, о справедливости, о скорости, то почему те, кто подавал поправки, не предлагали 300 судей Верховного Суда, 400 и 500? Вы говорили только о том, чтобы оставить как есть. А оставить как есть — это не доступ к правосудию, это несправедливое и неэффективное правосудие. Так надо менять модели. А менять модели можно через кассационные фильтры и путем изменения подходов».

Работали спокойно и размеренно, хотя градус полемики часто и повышался. Недовольство тем, что предложения не учтены, высказывали представители оппозиционных партий. Самыми активными были «Европейская солидарность» и «Батьківщина».

А народный депутат от «Голоса» Ярослав Юрчишин, например, подчеркнул: «Очень важно, чтобы существенно лучше конкурсная процедура, предложенная в законе, не могла быть обжалована в органе, к которому есть очень много вопросов. В частности, в окружном административном суде Киева. Сейчас, согласно закону, обжалование конкурсных процедур происходит именно в этом учреждении. Моя правка фактически предлагает перенести обжалование в Верховный Суд, который, можно сказать, реформируется этим законом. Мне кажется, что это было бы логично — предлагая новую процедуру, иметь орган обжалования, в котором тоже нет возражений». «Давайте себе ответим на вопрос: у нас проблема с судом или с судьями, которые выносят, возможно на ваш взгляд, неправосудные решения, — отметила на это        И. Венедиктова. — Когда мы на этот вопрос ответим, сразу становится понятным, что делать дальше. Если мы будем ликвидировать суды — это дорога в никуда».

Наиболее активно спорили по поводу положений закона, которые должны «унормировать деятельность Высшей квалификационной комиссии судей Украины и Высшего совета правосудия». Изменениями, которые подал в парламент Президент, предполагается введение нового порядка формирования Высшей квалификационной комиссии, согласно которому назначение на должности двенадцати членов будет осуществляться Высшим советом правосудия по результатам конкурса. Субъект законодательной инициативы предусматривает, что Высший совет правосудия будет образовывать конкурсную комиссию, в состав которой войдут три человека, избранные Советом судей из числа его членов. И еще три — из числа международных экспертов, предложенных международными организациями, с которыми наша страна работает в сфере предотвращения и противодействия коррупции, в состав общественного совета международных экспертов, образованного согласно закону о Высшем антикоррупционном суде.

«Мы недавно рассматривали законопроект, которым позволили НАПК на перспективу самому определять и руководителя секретариата НАПК, и руководства секретариата, — отметил, в частности, народный депутат от «Европейской солидарности» Руслан Князевич. — Потому что считаем, что это будет безосновательное вмешательство в деятельность НАПК. А высшая квалификационная комиссия судей — это вообще фактически другая ветвь власти, это сопредельный институт, орган судейского управления. И мы навязываем, каким образом будет назначаться руководитель секретариата — через конкурс и так далее». Парламентарий предположил, что такой подход может быть связан с тем, что действующий руководитель секретариата, например, кого-то не устраивает.

Сергей Власенко от «Батьківщини» акцентировал внимание на проблематике оплаты труда в системе судопроизводства. Существует огромнейший разрыв между зарплатой судей наивысших судов и судами первой инстанции. «Если бы это был законопроект о моделях, как говорит докладчик, то было бы предложение, как решить этот дисбаланс, как повысить зарплату судей первой инстанции, которые выдерживают на себе самый большой вал судебных дел, и подтянуть ее до нормальной заработной платы». Процитировал во время заседания Сергей Власенко и предвыборную программу главы государства Владимира Зеленского. В частности, ту часть, в которой говорится о том, что «судебная ветвь должна стать властью, а не прислужником у Президента, правительства, парламента и местной власти». Дескать, обещалось вернуть доверие и уважение к суду. Для простых споров гарантировать работу мировых судей, избранных народом, а для уголовных преступлений — эффективный суд присяжных, который состоит из народа. «В этой программе поддерживаю каждое слово», — отметил народный депутат, но подчеркнул, что документ, который рассматривается в сессионном зале, имеет «очень мало общего» с предвыборной программой действующего руководителя страны. Все обсуждаемые механизмы выглядят как попытка поставить суд под контроль, подчеркнул он.

Каждую из поправок, которую отклонил комитет, ставили на голосование. Примечательно, что они набирали довольно много голосов — по семь-восемь десятков. Этого слишком мало для того, чтобы предложения учли. Но это свидетельствует о единстве оппозиции в этом вопросе.

Когда Председатель Верховной Рады Дмитрий Разумков закрыл заседание, народные депутаты прошли только 189-ю поправку.

Фото Сергея КОВАЛЬЧУКА.