Члены Комитета по вопросам петиций Бундестага на публичных слушаниях рассмотрели онлайн-петицию о признании Голодомора 1932—1933 годов в Украине геноцидом украинского народа, которую подписали 73 тысячи человек.

В Германии тема Голодомора в Украине, как и признание его геноцидом, поднималась неоднократно в дискуссиях не только историков, исследователей и политиков, но и в здешних СМИ, на акциях общественных организаций. Однако к выводу, что голод был осознанно спланирован тогдашней властью тогдашнего СССР, ни политики, ни рядовые граждане не пришли. Поэтому, сочувствуя трагедии, Германия не была готова признать Голодомор геноцидом украинского народа, а тем более — на-
звать его зачинщиков.

И вот — еще одна попытка не только привлечь внимание немецкого общества к этому преступлению против человечности, но и обратиться в парламент ФРГ с петицией о признании Голодомора геноцидом украинского народа.

И хотя слушаниям предшествовали дискуссии историков и украинских активистов об одной из самых страшных трагедий украинского народа, когда миллионы людей умерли от голода, однако председатель Комитета по вопросам петиций депутат от правящего блока ХДС/ХСС Геро Штореган откровенно признался, что до сих пор… не знал об этом! «Мне кое-что рассказывали о Сталине, который замучил 40 или 50 миллионов человек, но где именно и как — я узнал только из петиции, также и о

Голодоморе», — сообщил господин Штореган.

В Комитет по вопросам петиций Бундестага входят 28 депутатов из разных фракций парламента. Но те из них, которые принимали участие в заседании, почти единодушно признавались в том, что о Голодоморе в Украине они знают не больше, чем сам глава комитета.

Немецкие депутаты допытывались у инициаторов подачи петиции: чего они, собственно, ожидают от немецкого парламента? На что получили ответ: «Стремление Украины, чтобы Голодомор был признан геноцидом, не преследует цели получить какое-то возмещение, а только установления исторической справедливости, почтения памяти жертв сталинизма». Что странно, ведь Германия на политическом уровне уже признала Голодомор преступлением. А юридического признания петиция не требует…

Голодомор — неизвестная страница истории

Госсекретарь МИД ФРГ Михаэль Рот, представлявший на слушаниях позицию правительства, напомнил, что политическое признание и юридическо-правовое признание — разные вещи. К тому же, сказал он, политически правительство ФРГ осудило Голодомор, но юридически это не может быть признано геноцидом. Он считает, что признание (Голодомора геноцидом. — Ред.) — это не абстрактное поминовение жертв, оно предусматривает ответственность, и что после признания Голодомора геноцидом украинского народа непременно будут выдвигаться требования и появятся иски по возмещению.

В то же время представитель МИД ФРГ поблагодарил инициаторов подачи петиции за то, что они пролили свет на это преступление. А также подчеркнул, что все же Голодомор остается неизвестной страницей истории и для стран Западной Европы.

Правда, МИД ФРГ тоже внес вклад в дело популяризации этой темы, в частности, создана совместная немецко-украинская комиссия историков, которые ее изучают и исследуют. К тому же немецкое правительство принимает участие в отмечании всех годовщин Голодомора, а в рамках 73-й ассамблеи ООН Германия присоединились к резолюции, признающей это преступление.

Также Михаэль Рот отметил, что МИД ФРГ более безотлагательным вопросом считает признание Германией ответственности за преступления национал-социализма не только перед российским народом, но и перед украинским, и белорусским.

«Поэтому наша ответственность должна сосредоточиваться прежде всего на преступлениях нацистов», — заявил представитель правительства.

На чем не сошлись 

Во время дискуссии немецкого историка Герхарда Симона спросили: почему речь идет о геноциде украинского народа, если голод 1932—1933 гг. был не только в Украине, но и в других регионах бывшего СССР?

— Да, — ответил господин Симон, — от голода пострадали также граждане из других республик. Но только на территории Украины искусственно созданный голод был использован Сталиным в привязке к национальности, для расправы с врагами, которых он видел в украинском крестьянстве. Но и в интеллигенции — для того, чтобы придушить возможные мысли о государственности, независимости. И для меня вполне понятно, что это было преступление против человечности, геноцид украинского народа, — заявил Герхард Симон.

Представителям украинской общины и специалистам не удалось убедить участников слушаний — депутатов Бундестага, считающих, что «вопрос еще надо изучать». Например, Юрген Браун (АдГ) заверил, что его партия не желает отрицать или оправдывать преступления, совершенные Сталиным, но они требуют еще тщательного расследования. Другие полагают, что в деле Украины речь идет о том, что Сталин не планировал уничтожать весь украинский народ, а только тех, кого считал своими врагами.

Также депутаты Бундестага и многие историки считают, что вопрос о, собственно, юридическом определении Голодомора как акте геноцида украинского народа должен согласовываться с прописанными в Конвенции ООН 1948 года положениями. То есть, все, что было до 1948-го, не подпадает под определение геноцида. По этому поводу историк Герхард Симон заметил: если до Конвенции ООН 1948 года определения геноцида не было, то это не означает, что и преступления не было. Проблема остается, речь идет уже о политическо-моральном вопросе преступления против человечности.

На том же основании и немецкое внешнеполитическое ведомство считает, что петиция должна быть отклонена. Еще и потому, что, кроме украинцев, в результате искусственно устроенного голода пострадали и другие народы, в частности, в России, на Кавказе…

Так что петицию будет рассматривать уже каждая фракция отдельно. Если в этом вопросе достигнут большинства, то его вынесут на рассмотрение пленарного заседания Бундестага. Пока же депутаты продолжат его изучать. И как долго продлится этот процесс — сложно предположить…

Берлин.