«Родился 10 марта 1946 года в многодетной семье (10 детей!) крестьянина Григория Лукьяновича и Марии Лукьяновны Винников. Детство в послевоенные годы было нелегким. Да и какое это детство?.. Уже в пять лет меня заставили выпасать колхозных лошадей. В пять утра вместе с солнышком меня будили родители, и я, быстро натянув перештопанную одежду, выпив стакан молока, бросал в котомку кусок хлеба с луком и сыр и шел на выгон. Отец стреноживал лошадей, а я следил за ними целый день. Бродил вдоль полей и обочин босиком, подвергаясь опасности быть укушенным змеей. Не раз очень переутомлялся. Но отвечал за жеребят головой, поэтому, согласно строгому требованию отца, должен был хорошенько следить за ними.

Потом учился в школе. Но только до седьмого класса, потому что мать искалечила руку, и я, вместо нее, пошел в совхоз на работу. Тяжко трудился в поле до кровавых мозолей, гнул спину «на коммунистическую партию и родину» за копейки...

Однажды, помню, рано утром мама готовили нам — десяти детям и двум взрослым — еду на кухне. Почти доваривала, но в дом вдруг ворвался бригадир с криком: «А ты почему еще до сих пор не на поле?!» Мать оправдывалась: еще минутку, уже доварит и выходит. Сердитый мужик ухватил ведро с водой и плеснул в двери кухни, погасив огонь. Так и остались все в тот день голодными...

Потом забрали меня в армию на три с половиной года. Служил в морской авиации в «учебке» в Пионерском Калининградской области. Не ведаю как, но военное начальство узнало о том, что брат моего отца Федор проживал в Чехословакии (сбежал от советской власти), и меня, как неблагонадежного, не допустили к подводным кораблям. Тогда мне, молодому матросу, было обидно. Но прошло время, и я даже обрадовался этому! Ведь тогдашние испытания на атомных подводных лодках вышли боком моим сослуживцам. Они заработали себе тяжелые недуги...

После армии окончил вечернюю школу в Славском и оформился водителем на почту. Жизнь продолжалась. Нужно было помогать большой семье. В те времена я часто сталкивался с открытым пренебрежением от прибывшего в поселок «начальства».

Нас, горцев, считали людьми низшей пробы. Но приходилось терпеть, чтобы выжить.

Приятным моментом была молодецкая пора любви. Тогда я забыл обо всех бедах и проблемах... Познакомился с красивой, активной горянкой — Любой Косилович из Погара. Полюбили друг друга искренне и взаимно. А со временем поженились.

Родили и воспитали четверых детей — сыновей Игоря и Андрея и дочек Людмилу и Наталью.

В поисках лучшего заработка перешел в Славский лесхоз. Со временем — в местный коммунхоз. Вместе с женой строили дом. Тяжело было в те времена со стройматериалом, но выискивали, и все же обзавелись собственным жильем.

Менял работу часто, потому что сталкивался с несправедливостью и нарушением гражданских прав. Да и заработок был небольшим, а семья нуждалась в средствах. Ставили на ноги детей. Дали им возможность получить образование — и наконец выдохнули спокойно. Теперь дети создали собственные семьи и радуют нас, родителей, своими достижениями и шумными внуками. Завершил свой труд в Славском поселковом совете землеустроителем.

В свободное от работы время я много читал, особенно меня привлекали исторические документы и книги. В частности, внимательно прочитал книгу Григория Демьяна «Сколевщина». Не мог оторваться целую ночь. Перед глазами проходили страшные картины кровопролитных боев воинов УПА с энкавэдистами, ужасных нечеловеческих издевательств над украинцами, пыток достойных сыновей и дочерей родной земли. Пелена спадала с глаз. Именно здесь я нашел ответы на вопрос, почему долгое время замалчивалась родителями и дедами истинная суть советских освободителей-сатрапов.

Начал подробнее изучать историю УПА на территории Славщины. Однажды как-то неожиданно для себя срифмовал назревшую мысль. Со временем мне легче стало изливать накипевшее на бумагу в стихах. В поэтических строках мне удалось описать историю создания нашего края, то, как жили наши люди  под игом польской власти, Австро-Венгерской империи, при советах... Так появилась история о борьбе с московскими оккупантами воинов УПА на Славщине. Ссылался на исторические источники, рассказы очевидцев тех событий.

Удалось даже издать поэтическую трилогию «Судьба карпатского края». Не прекращаю творческий труд, ведь есть о чем писать».

...Я ознакомилась с содержанием названных книг и была поражена собранным историческим материалом, подробным описанием тогдашних событий, ужасными фактами издевательств карателей НКВД над воинами УПА, повстанцами и простыми бойками, которые исповедовали национальные традиции и религиозные устои.

Стоит упомянуть, что Сидор Винник одним из первых не побоялся противостоять советской власти в 1990 годах. Он побуждал к активности и решительным политическим действиям местных крестьян. Вступил в ряды Руха в Стрые, а в Славском инициировал создание поселковой ячейки. Собирал подписи за регистрацию ячейки партии «Рух за перестройку». Люди боялись, но смельчаки все же нашлись. Организация начала действовать в 1991 году под руководством Владимира Лукича, заместителем председателя стал Винник. На то время на здании поселкового совета уже гордо реяло украинское национальное знамя.

Также Сидор Винник приложил много усилий к надлежащему чествованию, раскопкам и строительству Мемориала «Млака», проведению ряда патриотических мероприятий, чтобы почтить героев освободительной борьбы. Правда восторжествовала. У господина Винника она вылились поэтическими строками в волнительные и правдивые исторические книги.

А ныне Сидор Григорьевич радуется, что в районе создали историко-краеведческий музей. Он подарил заведению не только свои книги, но и старинную «Читанку» (Для вищих кляс уселюдних шкіл), которая вышла во Львовском издательстве в 1937 году. В ней напечатаны короткие стихи и повести украинских поэтов и писателей. На этих авторах вырастали целые поколения настоящих патриотов, которые боролись за нашу Свободу. И Виннику не безразлично, какими вырастут наши дети и что мы оставим им в наследство.

Сколе Львовской области.

Фото автора.