Дмитрий Боднарюк демонстрирует свой урожай.

В прошлом году хозяин сада на виноградовской Черной горе Дмитрий Боднарюк выкорчевал 150 персиковых деревьев. Это было смелое решение ради обновления сада и закладки новых сортов с более привлекательными характеристиками. Но, несмотря на отсутствие аж полутора сотен плодоносных деревьев, для Боднарюков работы хватало: персики в этом году уродили очень щедро, десятки сортов созревали «посменно», поэтому семья работала без передышки. Дмитрий убедился, что двух с половиной гектаров для выращивания элитного фрукта более чем достаточно. После двадцати лет пришла мудрость садовода — он предпочитает обновить сад, привить новые европейские сорта, поэкспериментировать, получить удовольствие не от количества, а от сортовых открытий. На зачищенных площадях принялись новые деревья — плоские инжирные, обладающие особыми вкусовыми качествами, плоды достигают ста граммов, Роял Тайм, Роял Глори, Шугар Тайм, Гарбинер... Изысканные сорта, изысканный сад.

Деревья растут каскадом на террасах, то есть на ступеньках, закрепленных камнями, создающими уникальные условия для выращивания фруктов на горе, удерживают в почве тепло. Днем камни сильно нагреваются, а ночью накопленное тепло переходит в почву к корням растения.
Чтобы достичь этих вершин, Дмитрию и уже покойному брату Степану пришлось преодолевать экономические преграды, которые переживала вместе с ними и вся Украина.

Землю выделили только после «пулемета»

...Все начиналось на рубеже 1990-х, во время ожидания перемен и попыток что-то решить самостоятельно. Дмитрий и Степан на процессы смотрели не столько с политической, сколько с хозяйственной стороны. И решили начать фермерское движение.

Попытки Боднарюков добиться земли для выращивания сельхозпродукции долго не имели успеха, хотя свободные массивы на то время были. Наконец на одном из форумов Дмитрий не удержался, вышел на трибуну и заявил, что власть своим сопротивлением, сдерживанием частного фермерства толкает людей «брать в руки пулемет». То ли это выступление, то ли новые решения на уровне Киева были причиной, но братьям наконец-то предложили землю на Черной горе.

— Сколько вам надо? — спросили в горсовете.

— По 25 соток, — ответил Дмитрий.

— Почему по 25? — отозвался один из чиновников. — Берите по гектару!

Он явно насмехался над начинающими фермерами и, видимо, знал, почему. Землю Боднарюкам выделяли самую плохую — под самой вершиной Черной горы, высота которой 565 метров над уровнем моря. Бедная почва вперемешку с камнями и валунами в основном вулканического происхождения могла привлечь разве что слепого. Опытные агрономы только посочувствовали начинающим садоводам. «Нич из той земли не будет... Там все вымерзнет». Но у Боднарюков было не только упрямство, но и собственные идеи, которые возникли не на пустом месте. Беря землю, они решили заняться вполне конкретной культурой — персиками. И не случайно.

— Когда-то я работал на плодоконсервном заводе и был шокирован ценой на персики, — рассказывает Дмитрий. — Для переработки привозили не отборные плоды а, скажем так, «мусор». И он стоил тогда 4 карбованца за кило! То есть в 40 раз больше, чем яблоки, дороже любых фруктов. Причем завод забирал урожай без каких-либо ограничений. Именно идея выращивать персики и сдавать на перерабатывающий завод подтолкнула к садоводству.

Контраргументов для того, чтобы отказаться от замысла, было более чем достаточно. Отсутствие необходимых знаний, труднодоступность самого участка (чтобы добраться к нему под вершину, надо потратить сотни калорий), полное запустение земли.

Да и из близких мало кто поддерживал идею. Братья же не только настаивали на своем, но и решили посвятить себя персикам всерьез, то есть оставить работу на предприятии и заняться только садоводством.

Но начало не обещало ничего хорошего. Далеко не все опытные садоводы Береговского района хотели помочь молодым фермерам. «Ничего у вас не получится. Персик растет только у нас, в Бене», — спокойно, но пренебрежительно сказал один из садоводов-венгров, который привез продавать персики на виноградовский базар. Но другой коллега был более дружелюбный, помог приобрести саженцы, дал ценные советы. Традиционные сорта из научно-исследовательского института стали первыми деревьями, на которые сделали ставку Дмитрий с братом. Со временем оказалось, что рекомендованные — далеко не лучший вариант, чтобы делать на этом бизнес. Тем более что сорт Киевский и ему подобные больше подходили для промышленной переработки, а не для продажи в свежем виде. А заводы на то время уже стояли...

— Ни те, кто выделял в 1992 году нам с братом землю на самой верхотуре, ни кто-либо другой не догадывался, что именно эта вершина просто уникальна. По своим климатическим особенностям очень мало географических точек Европы могут сравниться с Черной горой. В Украине подобных мест, несомненно, вообще нет. За эти четверть столетия, например, в Крыму и Молдове персиковые сады вымерзали 5—8 раз, а на Черной горе пока не было ни одного случая! Дело в том, что даже зимой склон горы, террасы которой выложены из вулканических камней, аккумулируют тепло солнца и на протяжении ночи выделяют его, что не дает деревьям замерзать. Причем разница между температурой на вершине и у подножия значительная.

(Не забываем, что когда вверху есть еще солнечный свет, город внизу уже покрыт зимними сумерками). Например, когда среди зимы копаем там очередной бассейн, солнце пригревает так, что приходится снимать одежду до рубашек. Даже успеваем немного загореть. Когда же под вечер спускаемся, температура падает с каждым шагом вниз, и в самом Виноградове термометр показывает 5 градусов мороза! — рассказывает Дмитрий.

Спасение от обезвоживания — бассейны среди деревьев

В персиковом саду Боднарюков не один десяток бассейнов. Они заполнены дождевой водой, а также водой из горного ручейка, к которому братья проложили километр труб. Каждый из таких бассейнов — глубиной в среднем два метра и площадью где-то 20 квадратных метров — играет чрезвычайно важную роль. В засушливые дни вода отсюда идет на полив персикового сада, земляники и овощей, которые выращивают для себя и на продажу. Количество бассейнов такое, что их содержимого полностью хватает пережить жару. Хотя в последние годы прибегать к специальному поливу не приходилось — влаги как раз сколько надо, а в прошлом году была еще и в избытке.

Чем щедрее урожай персиков, тем легче их реализовать. Ведь спрос есть по всей Украине, особенно в больших городах. Но чтобы приехать за фруктами, скажем, из Киева, предприниматель должен рассчитывать на десятки тонн, иначе везти их из Закарпатья не очень выгодно. Большинство сортов у Боднарюка — итальянские, испанские — сочные, привлекательные на вид.

Несмотря на рост урожаев, с каждым годом трудиться легче. И не только потому, что уже привык к такой работе. Дмитрий и Степан в свое время каждый в собственном саду поставили подъемники, которые работают от дизельного генератора. Кстати, наличие собственной электроэнергии позволяет неплохо обустроить свой быт на горе. Ведь большую часть года проводит именно здесь.

— В начале копали всю землю, выбирали лишние корни травы, и только потом случайно поняли, что трава в саду очень нужна, потому что удерживает влагу, не дает разрушаться полезной почве, — говорит наш собеседник. — Получается, тратили много сил на вовсе не нужную работу. Теперь обкапываем только вокруг дерева, а остальная земля остается под травой.

Такой сад может привлечь внимание местных воришек. Но поживиться чужим урожаем на горе не так-то просто. Братьев Боднарюков в Виноградове знали хорошо. Еще в молодые годы именно они были гарантами справедливости в межуличных отношениях. Поэтому когда вырос персиковый сад, каждая попытка вломиться на их территорию могла завершиться плачевно. Когда-то двое виноградовцев, вернувшись из мест лишения свободы, все-таки попытались было вынести из сада плоды. Но братья быстро вычислили «гостей» и переубедили злоумышленников, что такое делать не следует.

Государственная помощь без откатов недоступна?

И наконец о перспективах. «Вообще-то, места для новых садов есть, — говорит  Дмитрий, — но не хватает желающих работать на горе. Участки вокруг до сих пор зарастают кустарниками. Даже заезжие немецкие предприниматели, которые заложили свой персиковый сад, могут его потерять, если за ним не будут ухаживать. Нет интереса к персикам не только у людей, но и у государства».

Боднарюки до сих пор ни разу не смогли воспользоваться бюджетными деньгами, предусмотренными на развитие садоводства. Попытки законно получить государственную помощь завершились ничем. Потому что, по мнению Дмитрия, все средства делились между теми, кто их «может» взять. Для этого даже не надо ничего садить, а взять в аренду голую бедную землю, оформить под нее помощь и... дальше все понимают. Единственный раз «посредники» предлагали бюджетные средства за 30 процентов «отката», но фермер, конечно же, не согласился.

Этой ситуацией воспользовались соседи. В рамках поддержки этнических венгров Венгрия предоставляет финансовую помощь для предпринимателей Закарпатья.

Правда, и здесь есть свои «нюансы». Например, сначала венгерские деньги «не дошли» до Боднарюков, поскольку средства раздавали без серьезного подтверждения предпринимательской или фермерской базы. Как результат, далеко не все использовали их по назначению, а те, кто имел для этого все основания, были обойдены. В 2017-м Венгрия сделала более тщательный отбор и выдавала помощь тем, кто реально работает в бизнесе или фермером.

В этом году Боднарюк и сам отказался от очередного «транша». Помощь обложена налогом и дополнительными условиями.

Вместо того, чтобы украинское государство помогало фермерам, приходится еще отчитываться перед кем-то за полученные средства. Тем временем рентабельность персика стремительно падает. Если в 1990-е за один сезон можно было приобрести неновую, но приличную машину, то сейчас, несмотря на немалый урожай, денег хватает только на то, чтобы погасить затраты. Чтобы иметь свою копейку, сын устроился на завод...

Несмотря на круглогодичную занятость, Дмитрий Боднарюк мало похож на поглощенного заботами крестьянина. Он, как и раньше, выезжает на гору на своем спортивном велосипеде, вопреки хлопотам успевает с друзьями отдохнуть, поиграть в теннис.

Жена Марийка тоже очень часто пропадает на Черной горе, хотя сначала твердо обещала, что работать в саду точно не будет... Но время и привычка мужа все изменили...

Виноградов.

Фото из архива.