В сердце Холодного Яра, в селе Мельники Чигиринского района, два года назад появился необычный памятный знак. Он — уменьшенная копия ветряной мельницы, одного из исторических символов 390-летних Мельников (на снимке). К слову, изготовить и установить знак помог сельскому активу и черкасский коррпункт «Голоса Украины».
В начале ХХ века в этом, похожем на карпатские пейзажи, селе стояли на высоких холмах 16 ветряных мельниц. На реке Среблянка — 18 паровых мельниц. Ни одну из них сохранить не удалось.

Больше повезло соседним Ивковцам. В селе благодаря энтузиазму исследователя и краеведа Назара Лавриненко спасли и восстановили столетнюю ветряную мельницу. Этот памятник стал не только туристическим объектом, но и центром старинного мельничного ремесла. В «Зерноленде», так «по-модному» назвали основатели свой этнобытовой комплекс, ценители старины могут поучиться молотить цепами снопы, молоть в мельнице зерно, выпекать в печи хлеб.

Впрочем, это лишь единичный случай. Чаще всего ветряные мельницы погибают, не дождавшись человеческого участия. Как, например, в селе Худолиевка того же Чигиринского района. Еще несколько лет назад старая мельница стояла неподалеку от автодороги Черкассы — Светловодск, неповрежденная, целая, с мощными крыльями и красной железной крышей. Все проезжавшие мимо обращали на нее внимание. Теперь ветряная мельница — как сирота. Ураганы сломали ей крылья, «добрые» люди сняли железо, затем местные плотники кое-как прикрепили что-то наподобие крыльев. Они не крутятся, потому что прицеплены для бутафории.

— После восстановления в 2006-м ивковской ветряной мельницы, — вспоминает Назар Лавриненко, — у нас были большие планы по спасению остальных. Я тогда работал в Черкасском национальном университете имени Богдана Хмельницкого и инициировал проведение международной конференции «История украинского традиционного мельничного дела». На мероприятие приехали историки, краеведы, ценители старины изо всех уголков нашей страны. Прибыли и иностранные гости — датчане, немцы, нидерландцы...

Тогда же на конференции объявили о создании Украинской мельничнологической ассоциации. Руководителем избрали кандидата исторических наук Назара Лавриненко. Был создан сайт, который рассказывал о состоянии памятников мельничного дела, выпущен одноименный журнал.

— Мои единомышленники, — продолжает Назар, — загорелись идеей создания национального парка ветряных мельниц. Чтобы в одном месте собрать все типы мельниц, починить, отреставрировать их, и пусть они напоминают нам о древних временах, о ремеслах и быте дедов-прадедов.

К сожалению, осуществить мечту Назара Лавриненко не удалось. Для спасения мельниц требуется большое финансирование. А его не было. Ни государственного, ни из бюджетов органов местного самоуправления. Не нашлось и спонсоров-меценатов.

Попытались выиграть хоть какой-то грант, но и тут защитников ветряных мельниц ждала неудача.

— Еще десять лет назад, — констатирует Назар, — на Черкасщине насчитывалось 34 ветряные мельницы, которые находились в более или менее удовлетворительном состоянии. Теперь осталось чуть больше десятка. Из-за равнодушия жителей населенных пунктов, местных властей четырехкрылые символы старого украинского села разрушаются или погибают в огне. Как это произошло, например, в селе Горобиевка Каневского района. Дети играли в помещении заброшенной ветряной мельницы спичками. Подожгли какой-то мусор, вспыхнул пожар. Дети побежали за взрослыми. Но мельница уже сгорела дотла.

...В Дании и Нидерландах, поделился своими наблюдениями еще один черкасский краевед Александр Вивчарик, ветряные мельницы берегут как зеницу ока. Некоторым из них по 200—300 лет. Они почерневшие, покрытые мхом, но работают! Громады населенных пунктов заботятся о своих деревянных старожилах. На реставрацию сооружений и механизмов из местного бюджета выделяют средства. И немалые. Смета обновления мельницы достигает миллиона евро.

— А мы о миллионе гривен мечтать не можем, — вздыхает Назар Лавриненко и добавляет: — Если в ближайшее время не найдутся источники финансирования спасения ветряных мельниц, мы, украинцы, окончательно потеряем последних вековых свидетелей и стражей украинской крестьянской жизни...

Очень не хотелось бы, чтобы печальный прогноз Назара Лавриненко сбылся. Может, все-таки найдутся неравнодушные люди, которые станут на страже национальных памятников?

Сплотятся и сохранят для потомков «четырехкрылых птиц» — неотъемлемую живописную часть древнего украинского села.

Фото автора.