Марьяна Нещерет с заместителем директора Департамента агропромышленного развития Луганской ОГА Любовью Безкоровайной (справа). 

Это сейчас Станица Луганская известна тем, что расположена на самой линии разграничения и является зоной активных боевых действий на востоке страны. Нынче к ней приковано внимание и международного сообщества, вызванное необходимостью восстановления разрушенного моста через Северский Донец. А раньше этот районный центр на Луганщине называли столицей овощеводства. Станичане обеспечивали овощами и клубникой Луганск, все промышленные районы области, а еще отправляли свою продукцию в пограничные населенные пункты Российской Федерации. Тепличным хозяйством здесь занимался почти каждый двор — было выгодно.

Война отобрала возможности и бизнес

С началом российской агрессии многие станичане выехали из района подальше от войны, покинули свои дома и теплицы. А оставшиеся значительно сократили объемы выращивания помидоров, огурцов и перца, поскольку рынок сбыта потеряли и новых возможностей для себя не видели.

Где-то в 2016-м, когда обстрелы с противоположной стороны Северского Донца были уже не такие активные, большинство станичан начало восстанавливать свои теплицы. Луганск ближе, чем Северодонецк, поэтому часть урожая некоторые традиционно отвозили на оккупированную территорию. Путь был нелегким, если учесть два контрольно-пропускных пункта и главную преграду — участок подорванного моста через реку. Но люди как-то приспособились. А тут новая неприятность: оккупационные власти Луганска стали требовать от станичных фермеров регистрации их бизнеса на территории «ЛНР» и уплаты налогов. Это отбило желание там торговать. Выход был один — искать новых потребителей, а для этого кооперироваться и совместно преодолевать трудности.

Такой кооператив создала Марьяна Нещерет из села Валуйское. Она объединила семь фермерских хозяйств, выращивавших тепличные овощи. Благодаря инициативе Марьяны, кооператив «Овощи станичников» присоединился к проекту «Экономическая поддержка восточной Украины», который с 2019 года воплощает на Луганщине Агентство США по международному развитию (USAID).

Стали первопроходцами, ведь хотели большего

— Наш проект — пилотный, — рассказывает сотрудник сельскохозяйственного сектора USAID Александр Карельсон. — Мы предложили фермерам Станично-Луганского района выращивать новый для них продукт — черри-томат — и поставлять его в сети супермаркетов. В декабре прошлого года познакомились с фермерами и отобрали семерых. Всем им раздали семена черри — по тысяче штук каждому, а также предоставили технологию выращивания.

Следует отметить, что каждый из участников проекта имеет высокий профессиональный опыт овощевода, но ни один никогда не выращивал черри-томат, только круглый помидор. А технологии этих сортов несколько отличаются. Поэтому мы провели мастер-классы, тренинги, чтобы фермеры хорошо усвоили новую науку. Можно сказать, что в определенном смысле эти люди стали первопроходцами в отрасли. Ведь, кроме выращивания черри, мы учили их работать цивилизованно. Не так, как раньше: отдал продукцию перекупщику у своих ворот, получил от него деньги — и все.

Участники кооператива юридически оформили свою деятельность, получили сертификаты, оформили заявки с торговыми предприятиями. Кроме того, стараются приобрести оборудование для охлаждения овощей, поскольку супермаркеты берут только охлажденную продукцию. Мы проводим такой пилотный проект, чтобы научить не только как правильно вырастить продукцию, но и как выгодно ее продать. Для этого также помогли приобрести современную фирменную тару, решить отдельные транспортные проблемы и т. п.

Кстати, когда станичане начали делать свои первые поставки черри-томата на рынки, в рестораны и небольшие торговые сети, представители последних откровенно удивлялись, что такие несколько экзотические овощи вырастили в охваченной войной Станице. Некоторые даже прямо спрашивали: «А Станица Луганская — это украинская территория?»

Да, украинская. Причем политая кровью ее защитников. Как не трудно здесь жить, но население старается не только возродить традиции своего края, но и выйти со своей тепличной продукцией на рынки Львова, Киева, Харькова. Скажете, что большие амбиции? Да, большие, но это же прекрасно, что люди не утратили энтузиазм, веру в себя, в свои силы и возможности, и, слава Богу, нашлись такие организации, которые взялись им помочь. Например, по словам Александра, координаторы USAID намерены провести встречу представителей крупных торговых сетей непосредственно со станичанскими производителями, чтобы те знали, сколько овощей выращивать в следующем году.

Какой томат вкуснее: черри или круглый?

Марьяна заводит в свою теплицу, не без гордости показывает свое помидорное «царство» и объясняет:

— Основную массу черри-томата уже сняли, лишние листья оборвали, а плети приспустили к земле. Видите, они здесь лежат, как канаты. Плеть растет где-то до 7 метров, поэтому рассчитываем, что урожай будем снимать до ноября. Можно и дольше, но позже выращивать нерентабельно, ведь возрастет себестоимость — надо будет отапливать теплицу. Печку, которую сварил муж, топим дровами, причем закладываем в нее метровые поленья, горящие три-четыре часа. А если у кого-то маленькая «буржуйка» — там приходится подкладывать дрова каждые 20 минут. Это трудно, особенно по ночам. В теплице должна быть температура воздуха плюс 18—20 градусов и земля подогретая. На отопление в сезон идет до 35 тысяч гривен, а газом было бы раз в десять дороже.

— Вообще черри-томат выращивать интересно, проще, чем круглый помидор, а если наладить сбыт — то и выгоднее. Черри можно и в свежем виде употреблять, и вялить, и сушить, и замораживать, он долго хранится и, кстати, очень вкусный консервированный. У нас, конечно, привыкли к круглому помидору, но за черри — будущее, — убеждает Марьяна.

Впрочем, она так и не смогла ответить на вопрос, какой помидор вкуснее — черри или круглый, потому что, как оказывается, вообще помидоры... не ест.

В рамках пилотного проекта у каждого из семи фермеров, являющихся членами кооператива, — по одной теплице с черри-томатами. Когда стартовал проект, готовились к тому, что урожай будет 2—2,5 кг с куста. Но благодаря помощи Александра, которого характеризуют как опытного агронома, получили по 4 кг. Кооператив за раз отгружает для потребителя где-то по 2 тонны этого помидора, но, к сожалению, не может удовлетворить всех потребностей. Те, с кем кооператив сейчас работает — «Фоззи», «Ашан», «Метро», оптовые киевские базы — предлагают увеличить объемы и заранее заключить контракты на следующий год. Им нравится продукция Станицы Луганской — вкусная, экологическая, не дорогая. Итак, если наладить плодотворное сотрудничество, то турецкой продукции грозит перспектива отойти на второй план.

К сожалению, пока кооператив не может увеличить объемы черри-томата из-за нехватки рабочей силы. С двумя тысячами корней семья из двух человек — мужа и жены — еще может справиться, но если увеличить теплицы до трех-четырех тысяч корней, тогда нужны дополнительные руки.

— В Станице Луганской официальной работы нет, — рассказывает Марьяна. — Люди, особенно мужчины, зарабатывают на переходе от одного КПВВ к другому. Кому-то груз перевезут, кого-то подвезут на самодельном кресле, а есть и такие, кто продает место в очереди к контрольно-пропускному пункту. Переход всех разбаловал. Зарабатывают там не менее 300—400 гривен в день, причем, особо не напрягаясь. А в теплице работать трудно. Каждый из нас берется за тот объем работы, с которым может справиться сам.

Говорим «амбиции», имеем ввиду реальные намерения

Своеобразный штаб или база пока обустроена в широком дворе Нещеретов. В назначенное время участники кооператива свозят сюда выращенную продукцию. Женщины занимаются сортировкой, мужчины собирают ящики, которые по спецзаказу изготавливают на Рубежанском картонно-тарном комбинате. На них — логотип кооператива «Овощи станичников» и выходные данные. 48 ящиков по 7 кг укладываются на поддоны, упаковываются и загружаются в семитонник с гидро- и холодильной установкой внутри. Через 20 часов машина будет в Киеве, а в течение 14 дней кооператив получит на свой счет соответствующую сумму. Все цивилизованно, прозрачно и честно.

Машину кооператив арендует, потому что торговые фирмы сюда, на линию разграничения, свой транспорт не посылают, дескать, «у вас там стреляют и очень опасно». На свой грузовик кооператив еще не заработал, надеются приобрести в следующем году. Так же Марьяна оптимистично заявляет и о возможности создания логистического центра.

— Норвежский Совет по делам беженцев (NRC) помог нам профинансировать приобретение инфракрасной сушильной установки и промышленной овощерезки. Чтобы вялить и сушить лопнувший или некондиционный помидор, — рассказывает Марьяна. — Но это оборудование большой мощности. Для его установки нужна территория не частного домохозяйства. Обращались к районным властям, но нам сообщили, что участок выделить пока не могут, и причину назвали довольно банальную — потеряли кадастровые карты...

Марьяна уверяет, что члены ее кооператива выращивают экологическую продукцию. Добиться этого в определенном смысле помогает мини-лаборатория, полученная от NRC. С помощью этого оборудования можно проводить анализ воды, почвы, соков, растительных остатков. Раньше удобрения и инсектициды томатам давали «на глаз», теперь все по науке. Благодаря лаборатории узнали о кислотно-щелочном балансе своей почвы, выяснили, почему удобрения не полностью усваивались. В результате перестали выбрасывать деньги на ветер и, по предварительным подсчетам, на одних удобрениях уже удалось сэкономить до 15% средств.

Марьяна утверждает: те фирмы, которые сейчас берут черри, готовы в следующем году покупать у станичан и круглый помидор, а также огурцы и перец. Поэтому мотивация для развития и расширения производства овощной продукции есть. И большая. Сегодня станичанский черри-томат оценили киевляне, завтра его отведают западные регионы страны. По крайней мере звонки оттуда уже поступают.

Фото автора.