На снимке: представители местной власти обсудили проблемы развития сельских территорий края на коллегии ОГА.

Фото автора.

Хмельнитчина всегда считалась аграрным краем. И сегодня в области насчитывается 1433 сельских населенных пункта, в которых живут свыше 542 тысяч лиц. Это 42 процента от всех жителей области. Поэтому то, как живется и работается крестьянам, должно быть отражением благополучия целого края. И наоборот: проблемы каждой из 51 новообразованной ОТГ — это неурядицы в жизни каждой сельской семьи. Никому не хочется жить в бедности, при безработице, быть неуверенным в завтрашнем дне. Но как вывести каждое село на надлежащий уровень благосостояния? Ответ на этот вопрос пытаются найти областные власти.

Несмотря на то, что в области уверенно царят крупные аграрные компании, хозяйства населения производят значительную часть общего аграрного валового продукта. Именно на них приходится свыше одиннадцати процентов общего сбора зерна. А их доля в собранном урожае картофеля, плодов и овощей составляет соответственно 90—99 процентов. Именно благодаря этому Хмельнитчина обеспечена фруктами, ягодами, овощами почти на 130 процентов.

И это далеко не все, что дает село. Из общего объема произведенного молока две трети приходятся на частный сектор, больше половины от общего производства мяса — тоже из домашних хозяйств.

Казалось бы, сельские жители сделали все, чтобы прокормить не только себя, но также все города и городки. Уже традиционно крестьяне хорошо потрудились и были бы не против получить прибыль от своей работы. Но больше труда — совсем не означает больше денег. Поэтому заинтересованность в том, чтобы и в дальнейшем высоко держать производственную планку, понемногу идет на спад. Дает о себе знать и то, что тех, кто готов жить и работать на земле, становится все меньше. А старшему поколению уже просто не по силам удерживать бывшие рекордные трудовые позиции.

Так что крестьяне потихоньку сворачивают свое производство. Только с начала года на Хмельнитчине поголовье крупного рогатого скота в их хлевах сократилось на 5,8 тысячи: коров — на 3,3 тысячи. Свиней стало меньше почти на 11 тысяч.

Меньше становится и урожай на огородах. Например, производство картофеля в нынешнем году сократилось на четверть. И это не только потому, что был плохой урожай, а еще и потому, что сажали на шестьсот гектаров меньше. И если темп роста производства валовой продукции на сельхозпредприятиях составлял свыше 108 процентов, то в хозяйствах населения фиксируется падение до 94 процентов.

Работы много — зарабатывать негде

Почему так происходит, однозначно ответить сложно. Но в числе прочего нельзя отбрасывать тот факт, что, несмотря на постоянную занятость, официальную работу и надежные заработки в селе практически не найти. А потому молодые и сильные просто вынуждены оставлять свои паи, сады и огороды и отправляться в чужие края в поисках стабильности и высоких заработков. А с одними пенсионерами не только развивать, но и просто содержать эти территории становится все труднее.

— Сегодня мощные агрохолдинги уверенно ведут хозяйство практически во всех районах области, — отметил в. и. о. председателя ОГА Владимир Кальниченко. — Они выращивают рекордные урожаи, знают пути их сбыта, уверенно чувствуют себя на рынках и в результате получают хорошие прибыли. А что с этого имеет наш крестьянин? Плату за пай? Хорошо, что она есть. Но этого мало. Этими копейками село не поднимешь. Поэтому надо искать варианты более продуктивного сотрудничества между крупными арендаторами и тем, кто передает им свою землю для обработки.

И сегодня существует практика социальных соглашений, когда арендаторы предоставляют определенную материальную помощь селам, где они работают. Но этого крайне мало. Такими выплатами село не поднять. Надо создать условия, в которых оно смогло бы само зарабатывать на себя. Поэтому прозвучало предложение оценивать работу арендаторов не только по их валовому производству продукции, сумме платы за паи или уплаченным налогам, но еще и по количеству созданных рабочих мест на сто гектаров арендованных площадей.

Это действительно крайне важно. Ведь нынче похвастаться тем, что на местах создается достаточное количество рабочих мест, не может практически ни один район. И именно это — главная причина того, что населенные пункты пустеют, а то и просто исчезают.

И тут особо похвастаться нечем. С начала года в агросекторе края появилось целых... 172 рабочих места. Для десятков тысяч людей, которые в них нуждаются, — капля в море.

Чтобы получить — нужно приложить усилия

В августе в сельском хозяйстве области официально работала почти 21 тысяча человек. Начисленный фонд заработной платы этих работников с начала года составлял почти 1,4 миллиарда гривен. Это та основа, с которой платятся налоги и наполняется местный бюджет. Но хотя эти суммы миллиардные, на самом деле они не соответствуют нуждам. В результате подавляющее большинство сельских бюджетов очень скромные, если не сказать бедные. И когда речь идет о ремонтах дорог, водопроводов, строительстве или содержании учреждений социальной сферы, культуры, заведений образования, денег катастрофически не хватает.

В такой ситуации сельские готовы идти с протянутой рукой к районному руководству, а оно — к областной власти, прося денежной поддержки, потому что сами не справляются с финансовыми вызовами. Но где там, «наверху», возьмутся деньги, если их не заработают на земле?

— Кто, если не сельские головы, председатели ОТГ и районов, должен позаботиться о развитии своих территорий? — спрашивает руководитель края. — Понимаю, что невозможно в один день или даже за год создать сразу тысячи новых рабочих мест.

О таких цифрах речь не идет. Но надо с чего-то начинать, а не наблюдать, как ситуация скатывается к худшему. Для чего же тогда местные власти? Что сделали они для помощи людям с организацией собственного бизнеса, создания семейных ферм, кооперативов?

Всем хочется, чтобы бюджет села, громады был как можно больше. А где взять средства для его наполнения, если не самостоятельно заработать? Другого выхода просто не существует.

В ОГА называют интересные предложения, которые уже поступили от инвесторов, готовых создавать семейные молочные фермы. Мощная компания обещает поддержку тем семьям, которые берутся за это дело. Более того, есть договоренность о возможном их объединении в кооператив, а это — уже совсем другой уровень сотрудничества, значительно более широкие бизнес- и финансовые возможности. Но, к сожалению, даже такие прогрессивные идеи не находят достаточно активного отклика на местах. Сегодня на всю область лишь шесть семей решились на создание таких ферм. Еще две-три готовы стать на этот путь. Но это капля в море в сравнении с тем, сколько семей могли бы создать свой собственный бизнес и зарабатывать на нем.

Потому что это и есть тот путь, который может помочь селу вырваться из лап бедности и бесперспективности.

Можно много размышлять о несовершенстве законодательства или нестабильности экономики, которые мешают развитию сел. Но стоит задуматься и над тем, почему в селе все меньше активных и инициативных людей.

Нельзя сказать, что в области не поддерживают тех, кто хочет работать. Например, с начала года финансовую помощь получили свыше двух сотен фермерских хозяйств — более чем на девять миллионов гривен. Находили средства в своих бюджетах для такой поддержки и в целом ряде районов. Суммы выделяли не столь масштабные — 30—70 тысяч гривен, но делились, чем могли. И это также подтолкнуло к развитию инфраструктуры аграрного рынка, которая в области представлена сельскохозяйственными обслуживающими кооперативами. В частности для предоставления услуг личным крестьянским хозяйствам в девяти районах работает полтора десятка сельскохозяйственных обслуживающих кооперативов. Среди новшеств последних лет — 26 предприятий, сертифицированных на право органического производства по разным направлениям деятельности. Область может похвастаться и 56 агроусадьбами, которые предоставляют услуги по сельскому зеленому туризму.

Все это примеры того, каким многогранным может быть сельский бизнес. Но говорить о том, что внедрение разных инноваций стало общей практикой, еще очень рано.

Областные власти это хорошо понимают. Как и то, что село — не только территория производства, а еще и место, где живет чуть ли не половина населения края. Так что нужно хорошо подумать над тем, как совместить аграрный бизнес с успешным развитием громад. Именно такая задача стоит перед теми, кто олицетворяет власть на всех уровнях.