На снимке: Татьяна Скиба проводит беседу с детьми.

Фото пресс-службы ГУ НП в Луганской области.

В последнее время все чаще доводится слышать о пропавшем ребенке: не пришла домой после уроков, не вернулся после тренировки, пошла гулять и пропала. В отделе ювенальной превенции управления превентивной деятельности ГУ НП в Луганской области подтверждают: действительно, количество обращений граждан по поводу исчезновения детей каждый год увеличивается. Чем это объяснить?

Главная причина увеличения количества обращений в полицию объясняется ростом доверия к ней. Скажем, ребенок полчаса не берет трубку — и родители уже нервничают, звонят правоохранителям. В некоторых случаях, конечно, они перестраховываются, но их отчаяние можно понять. На Луганщине продолжаются боевые действия, следовательно, существует опасность, тем более для любопытных и романтично настроенных подростков.

Главная тревога родителей связана с тем, что дети могут найти взрывоопасные предметы. В этом году таких случаев не было, но раньше они происходили и заканчивались трагедией — травмами и даже смертями. В последний раз такое случилось минувшей весной. К счастью, положительно сказывается постоянное разминирование территории и профилактическая работа правоохранителей.

Как правило, родители сразу же звонят на номер «102», и это помогает быстро найти ребенка. По официальной статистике на Луганщине на протяжении суток в среднем разыскивается 97% детей. Причем в основном ребенка находят на протяжении первых часов после обращения родителей. Причины исчезновения разные: где-то загулялись, забыли телефон.

— Я не могу сказать, кто больше любит свободу от родителей — девочки или мальчики. От пола это не зависит. А вот что касается продолжительности исчезновения, то здесь преимущество на стороне подростков 13—16 лет, — рассказывает сотрудница отдела ювенальной превенции управления превентивной деятельности ГУ НП в Луганской области Татьяна Скиба. — До 13 лет львиная доля детей — это, как мы их называем, случайные «потеряшки», которые, гуляя, не заметили, как пробежало время. Обращения от родителей получаем почти каждый день. К величайшему сожалению, не все они понимают, что ребенка надо ограничивать в пользовании Интернетом, просмотре фильмов, сайтов и даже мультиков. Потому что это иногда несет большую угрозу для детской психики.

Считается, что наличие смартфонов помогает отследить пропавших с помощью специальной техники. Ее применяют тогда, когда первоочередные меры не дали положительных результатов. Скажем, после сообщения родителей об исчезновении сына полиция отслеживает его маршрут, и, как правило, мальчика находят между домом и спортзалом. Если первый вариант не дает результатов, начинается опрос возможных свидетелей. Если и это не помогает, то подключаются коллеги, которые отслеживают мобильную связь ребенка. Но это не всегда срабатывает, ведь если подростки планируют куда-то исчезнуть на определенное время (а это им свойственно), они выключают телефон.

— В этом году в Попаснянском районе мы больше недели не могли найти мальчика, — рассказывает Татьяна. — Розыск усложняло то обстоятельство, что у него было психическое расстройство. Наконец мы нашли парня живым и невредимым в Рубежном. Он, видите ли, решил немного подзаработать денег. И в самом деле нашел себе работу в одном частном хозяйстве. По своему телосложению 16-летний юноша выглядел взрослым, и хозяин не счел нужным позвонить в полицию и сообщить о подростке, который взялся неизвестно откуда.

Но кадет Кременского лицея Григорий Богуш превзошел всех. Его разыскивала чуть ли не вся область! Парень исчез, когда возвращался в лицей после выходных, которые провел дома — в поселке Тошковка Попаснянского района. Ежедневно к розыску привлекались где-то 50 человек. И это только полиции. Кроме того, работали группы Нацгвардии, батальоны, которые проходят службу на нашей территории, ГСЧС, кинологи, водолазы. А еще — службы, которые запускали квадрокоптеры для отслеживания парня с воздуха. Работали и психологи: поскольку выяснилось, что круг друзей у Григория был в основном виртуальным... Парня нашли в Сватовском районе и вернули родителям.

К счастью, киберзависимость лишь в отдельных случаях становится мотивом бегства из дома. Основные причины — желание подростка казаться более самостоятельным и ссоры с родителями. В порыве гормональных страстей ребенок бросает вызов семье — и уходит из дома.

— А бывают и те, которые сбегают из дома трижды в неделю, — рассказывает Татьяна. — Особенно в тех случаях, когда в семье пропустили важный период воспитания. Когда, скажем, мама занималась устройством собственной судьбы, а дочь в ответственный этап взросления была предоставлена сама себе. Причиной побегов из дома часто становятся семейные конфликты.

Что интересно: на прифронтовых территориях заявлений об исчезновении детей меньше, чем в Лисичанске, Северодонецке, Рубежном и Кременной. Специалисты объясняют это тем, что в городах больше интересных мест для досуга, где можно спрятаться от взрослых, остаться в одиночестве. Тогда как дети с прифронтовых территорий пережили, а нередко и сегодня переживают страх войны, помнят, как родители прикрывали их своими телами во время обстрелов, и знают, как это страшно — потерять близких. То есть у них совсем другое восприятие семьи и своих обязанностей. Они понимают, что такое семейные ценности...

Все дети, объявленные в розыск, на сегодняшний день найдены, и это свидетельствует об отличной работе полиции.

Каждый случай розыска по-своему поучителен, в определенной степени трагичен. Родителям нужно значительно больше интересоваться жизнью своего ребенка. Даже когда на ваш вопрос сын или дочь отвечают, что у них все нормально, надо быть уверенным, что так и есть на самом деле. Ведь тот же кадет тоже отвечал родителям, что у него все в порядке. А оказалось, у парня были трудности.