Остап Вишня в ссылке.

«Всю жизнь юмористом! Господи! С ума можно сойти от тоски», — писал Остап Вишня в дневнике. При этом сам автор знаменитых усмешек улыбается на всех портретах, выбранных для биографических статей и школьных учебников. Ведь он вошел в историю украинской литературы как писатель-юморист, автор многочисленных фельетонов и юморесок! Но чувство юмора нередко выступало у него в качестве доспехов: кольчуга иронии, шлем сарказма, крепкие наколенники сатиры... Надежная защита психики, позволяющая воплотить лозунг «подняться и идти дальше». Судьбы юмористов часто трагичны. И хоть Остап Вишня умер якобы свободным человеком, в своей квартире, жизнь его была нелегкой. Зато и посредственной она тоже не была.

Он (за «казенный счет») учился на фельдшера. И хоть фельдшером не стал, эта профессия внесла свои коррективы в его судьбу (и в почерк тоже, рукописи и письма Вишни прочитать по силам только фармацевтам). Он все-таки успел побыть медиком в Армии УНР, а затем оказался в плену у большевиков. А вернулся в первую профессию снова уже тогда, когда и думать о ней забыл. Попал, как многие из его поколения, в сталинские лагеря, может, тем и спасся, что взяли в штат тюремной больницы.

Горькая ирония судьбы: ему не раз везло, но своеобразно. Вспоминал, как еще в юности упал с лошади, очень ударился, лежал три недели: «И вот тогда я понял, что я для чего-то нужен, если в такой подходящий момент не убился». Возможно, эта мысль приходила к нему не раз и в лагерях. Его тюремный срок должен был закончиться вовсе не освобождением, не реабилитацией, а расстрелом. А от расстрела спасла сама природа — небывалые даже для Севера морозы.

Когда для дополнительного «следствия» (так маскировали смертную казнь) хронически больного ревматизмом Вишню и других заключенных погнали из одного лагеря в другой, корабль с арестантами застрял на реке Печоре, которую сковал лед.

Корабль долго не мог пробиться вперед. А потом... вернулся назад — потому что власть в НКВД сменилась и теперь «правильные» чекисты расстреливали «неправильных», поэтому им было не до Вишни.

Как бы там ни было, а из лагерей он вернулся живым. Его выпустили, даже реабилитировали незадолго до смерти, но тайного наблюдения так и не сняли.

За что сидел? Обвинения были такими абсурдными, что в голове современного человека не укладываются. Не мог в них поверить сначала и сам Остап Вишня, когда за ним пришли в 1933 году. Инкриминировали подготовку покушения на тогдашнего партийного вождя Павла Постышева. Со временем, когда Постышев был арестован и расстрелян, Вишня, уже давно сидевший, пошутил, дескать, а я еще несколько лет назад хотел это сделать.

Сегодня исполняется 130 лет со дня рождения писателя. Если зайти в книжный магазин любого украинского города и подойти к полке с украинской литературой, то книги Остапа Вишни там обязательно будут (если их не раскупят, пока вы придете).

Остапа Вишню «проходят» в школе, и это (спросите знакомых вам школьников или вспомните себя школьником) один из немногих авторов, которых действительно читают не по принуждению.

«Если даст Бог выжить каторгу — то пусть у меня рука усохнет, если возьму перо в руки... Силки расставлю и рыбу буду ловить», — пообещал как-то в отчаянии Остап Вишня своему приятелю в начале 1930-х годов. Пообещал — и все-таки нарушил слово. Потому что сложно было бы выжить в том неприветливом мире без эфемерных доспехов юмора...

Фото Укринформа.