Антонио Гарсия Гонсалес и Мария Козаченко.

Новость о том, что Мария Козаченко приехала домой в Серафинцы со своим испанским мужем, вызвала у людей оживленный интерес. Но уже скоро Антонио Гарсия Гонсалес стал почти своим. Охотно общается с местными жителями. Понимают друг друга легко, потому что многие наши земляки бывали на заработках. Дискутируют о футболе, об истории и даже политике. Антонио знает о Степане Бандере, Майдане, АТО. Ужасно не любит из-за этого россиян. Медленно, но читает на украинском.

Почтила память отца

Мария Козаченко быстро влилась в местную жизнь, возобновила занятия в хоре. В прошлом году презентовала в селе поэтический сборник своего отца. В этом году в Доме культуры организовали творческий вечер, правда, все было скромно, потому что недавно не стало мамы Марии.

В память об отце в селе учредили литературно-художественную премию имени Ивана Козаченко. По инициативе семьи, родного брата поэта, профессора Ивано-Франковского национального технического университета нефти и газа Мирослава Дранчука, писателей Василия Бабия (уроженца Серафинцев) и Евгения Барана. Идею поддержала директор Дома культуры Мария Онуцкая. А первым лауреатом стала местная жительница Галина Островская.

«Судьба каждому подбрасывает переживания и потери. Смерть близкого человека надолго выбивает из ритма жизни. Я потеряла в раннем детстве отца, — рассказывает Мария. — В памяти остались светлые воспоминания о нем: как водил меня в детсад, в редакцию районной газеты, где работал, наши прогулки по городскому парку. Отец любил природу. А еще помню его голос и песню «Чорнії брови, карії очі...», потому что очень хорошо пел и играл на гитаре. Мы тогда жили в Городенке, а когда отец тяжело заболел, перебрались в Серафинцы. Мама старалась окутать осиротевших сына и дочь двойной заботой и любовью, дать им воспитание и образование. Я с детства была на сцене. Пела в «Дністрових зорях», хоре «Просвіта», вокальных ансамблях. А пережитые боль и отчаяние повторились уже во взрослой жизни, когда неожиданно умер муж. Вроде бы было утешение — дочь Иринка, подруги, любимая работа музруководителя в школе и детсаду. Но было не до пения».

Заработчанские «гастроли»

Это был период, когда ни работы, ни зарплаты. Что-то надо было менять, как-то жить. Мама в Серафинцах, брат Ярослав в России. Марию позвала к себе за границу подруга Галина Марченко. Она уже несколько лет работала в испанском городе Малага.

«Не буду рассказывать о знакомых многим нашим землякам заработчанских проблемах. Это уже в прошлом. Убирала, ухаживала за стариками. Язык выучила быстро (к слову, он и отцу легко давался), свободно общаюсь на испанском, французском, немного на английском. Сложнее было привыкать к чужой культуре, менталитету. Но хочешь жить в другом государстве — тебе нужно дышать с ним в унисон», — подчеркивает женщина.

В Малаге проживает большая украинская диаспора, собирается на праздники. Начиная с событий на Майдане, поддерживали Революцию Достоинства через митинги и протесты, благотворительную помощь на Родину. Организовывали концерты, собирали средства. Беда никого не оставила равнодушным.

Со временем Мария пригласила к себе дочь. Ирине понравилось, так и осталась. Нострифицировала (подтвердила и узаконила) свой диплом о высшем образовании и ныне преподает музыку в престижном музыкальном заведении испанского города Гранада. Ее там очень ценят. Еще когда жила в Малаге, то и хор организовали, и концерты давали. Ирина часто выступает со скрипачами Михаилом Козаком и Назарием Аннюком, выходцами из Городенки.

«Чорнобривці» на двоих

Мария рассказывает, что испанцы очень хорошо относятся к украинской культуре. Благодаря песне она и познакомилась с испанцем Антонио.

«Он влюбился сначала в меня, — улыбается женщина, — а потом во все украинское. Когда я пела «Мак червоний між житами...», он просил перевести, потому что очень понравилась мелодия. Вникал в каждое слово. Спрашивал, почему мы каждый раз, когда собираемся вместе, поем. О чем мы поем? Начала рассказывать ему о наших обычаях, истории. А дальше сам стал искать в Интернете информацию. Или же я подберу — да и переведу через Google. А с каким увлечением Антонио читал об украинских героях! Открывал для себя, шаг за шагом, нашу культуру. Так привила ему любовь к нашим писателям и поэтам. Антонио начал писать стихи, их уже около 50. Хотя раньше этим не занимался».

Передавал поэтическими образами свою любовь, а также впечатления о нашей стране и ее гениях. В одном стихотворении есть такие слова: «Мое сердце становится большим, потому что наполняется сокровищами. О богатой, прекрасной украинской земле писали Тарас Шевченко и Иван Франко, я лишь подтверждаю это».

Со временем Антонио изъявил желание увидеть тот край, о котором знает столько хорошего и интересного. 

Уже девять лет подряд Антонио с Марией приезжают в Украину. Побывали во всех областных центрах и Киеве. Испанец составил себе карту, где обозначил все города, нарисовал их гербы. Увидит памятники Кобзарю и Каменяру — кланяется. Но мегаполисом его не удивишь. Больше всего он любит тихие размеренные Серафинцы, дом с портретом Тараса Шевченко под рушником. Бывает здесь месяцами после выхода на пенсию (работал заместителем директора аквапарка). В селе привлекает щедрая и живописная природа, а также спокойная жизнь.

Мария между тем взялась переводить его стихи, может, выйдет сборник. Опыт есть, ведь вместе с семьей издали книгу «Поступ» своего отца Ивана Козаченко.

«Когда была маленькой, то не знала о поэтическом таланте отца. Уже потом рассказала мама, которая была его первым читателем. А все написанное собирали и прятали, потому было там и о несогласии с тогдашним порядком, и об освободительном движении. Теперь стало больше свободного времени, поэтому решила воскресить свои детские воспоминания о родном человеке. Да и о маме память».

Стоит отметить, что во время беседы с Марией Козаченко Антонио поддерживал жену, что-то дополнял. А напоследок супруги неожиданно в унисон исполнили «Чорнобривці». Звучным альтом — Мария и мощным тенором — Антонио.

Фото автора.