В отечественной доктрине уголовного права общепринятым основанием криминализации того или иного действия признается его общественная опасность, составляющими которой являются ее степень (количественный критерий) и характер (качественный критерий). Общественная опасность неличного голосования предопределяется рядом определяющих обстоятельств, среди которых необходимо выделить особую ценность объекта преступления для общества и государства, признаки объективной стороны действия, в частности, способ совершения преступления, его время и место, существенность причиненного вреда, специальный субъектный состав действия, соучастниками которого являются лица, занимающие особенно ответственное положение, и исключительно умышленная форма вины.

Характеризуя объект преступления по ст. 364-2 «Осуществление народным депутатом Украины голосования вместо другого народного депутата Украины» УК Украины необходимо обратить внимание на предложение относительно его размещения в разделе XVII Особенной части этого Кодекса под названием «Преступления в сфере служебной деятельности и профессиональной деятельности, связанной с предоставлением публичных услуг». Таким образом, непосредственным объектом этого преступления является установленный порядок осуществления народным депутатом своей служебной деятельности, в частности порядок его голосования. Существенная значимость (общественная ценность) указанного объекта подтверждается тем, что порядок голосования народными депутатами закреплен на высшем законодательном уровне — в ст. 84 Конституции Украины, которая, как известно, имеет наивысшую юридическую силу. Порядок голосования регламентируется также Законом Украины «О статусе народного депутата Украины» и Регламентом Верховной Рады Украины, согласно которым голосование осуществляется народным депутатом Украины лично с помощью электронной системы путем голосования «за», «против» или «воздержался» в зале заседаний Верховной Рады Украины или в определенном для тайного голосования месте возле зала для пленарных заседаний.

Нарушение народными депутатами Украины обязанности относительно личного голосования противоречит природе закрепленного в Конституции Украины представительного мандата народного депутата Украины, с помощью которого граждане Украины реализуют свое конституционное право принимать участие в управлении государственными делами и осуществляют народное волеизъявление. Учитывая указанное, объект преступления, ответственность за которое предлагается предусмотреть в ст. 364-2 УК Украины, занимает видное место в иерархии ценностей, предусмотренных в ст. 1 этого Кодекса, и нуждается в уголовно-правовой охране от преступных посягательств, поскольку является элементом системы конституционного устройства Украины.

Оценка опасности последствий неличного голосования, то есть причиненного вреда, тоже базируется на соответствующих конституционных предписаниях. Так, согласно ч. 1 ст. 152 Основного Закона Украины нарушение установленной Конституцией Украины процедуры принятия законов и других актов Верховной Радой Украины является основанием для признания их неконституционными.

Довольно часто стоит вопрос, должно ли нарушение процедуры голосования одним или несколькими народными депутатами иметь следствием признание неконституционным решения, принятого по результатам такого голосования? Да, согласно ст. 91 Конституции Украины Верховная Рада Украины принимает законы, постановления и другие акты большинством от ее конституционного состава, кроме случаев, предусмотренных этой Конституцией. Поэтому в отдельных случаях утверждается, что существенный вред может быть причинен в результате неличного голосования только в том случае, если без учета незаконно представленных с помощью чужих карточек голосов соответствующий закон или другое решение не набрали бы нужного количества голосов и соответственно не были бы приняты. Отметим, что такой сугубо механистический подход (концепция решающего голоса) не отвечает ни требованиям законодательства, ни практике судебных органов относительно при-
знания соответствующих решений неконституционными или их отмены.

Конституционный Суд Украины, рассматривая представление 57 народных депутатов Украины относительно соответствия Конституции Украины Закона Украины «О принципах государственной языковой политики» от 3 июля 2012 года № 5029-VI, установил пребывание народных депутатов Украины во время принятия проекта закона № 9073 в местах, которые исключают личное голосование, голосование одних народных депутатов Украины карточками других, которые находились (не находились) в зале заседаний Верховной Рады Украины во время голосования. Совокупность приведенных обстоятельств подтверждал тот факт, что Верховная Рада Украины нарушила процедуру рассмотрения и принятия проекта закона, что стало основанием для признания его неконституционным. При этом Суд не проводил арифметического подсчета количества депутатов, которые не голосовали лично, не исследовал, было ли достаточным количество голосов присутствующих во время заседания депутатов для принятия проекта закона. Вместе с тем в решении отмечается: «Процедура принятия проектов законов согласно частям второй, третьей статьи 84 Конституции Украины непосредственно связана с обязанностью народных депутатов Украины лично принимать участие в голосовании относительно законопроектов и предложений к ним, внесенным на рассмотрение Верховной Рады Украины. Процедура рассмотрения и принятия парламентом законопроектов, рассмотрение предложений к законопроектам должны основываться на принципах, определенных Конституцией Украины. Несоблюдение этих принципов или игнорирование их нарушает демократические требования относительно конституционной процедуры рассмотрения и принятия законопроектов, а также ставит под сомнение легитимность принятых законов».

В свою очередь, Верховный Суд сформулировал правовую позицию относительно признания незаконными решений органа местного самоуправления, принятых с нарушением одним из депутатов требований антикоррупционного законодательства во время голосования. Так, в постановлении Большой Палаты Верховного Суда от 20 марта 2019 года акцентируется внимание на ошибочности заключений судов предыдущих инстанций, что голос депутата не был решающим и не повлиял на правомерность принятия решения, а также разъясняется, что для установления нарушения процедуры принятия решения, определяющим является сам факт участия депутата в голосовании при наличии конфликта интересов, а не влияние такого голосования на принятое решение с учетом наличия квалифицированного большинства, необходимого для принятия положительного решения коллегиальным органом. Принятое в условиях реального конфликта интересов у одного из депутатов решение органа местного самоуправления компрометирует, порочит такое решение, и, как результат, нивелирует доверие общества к органам местного самоуправления в целом.

Неличное голосование по своему характеру является своеобразным аналогом служебного подлога, за который сейчас установлена уголовная ответственность в ст. 366 УК Украины. По этой статье в том числе наказывается подделка личной подписи народного депутата Украины. Следует отметить, что голосование в Верховной Раде Украины в контексте ч. 2 ст. 84 Конституции Украины — это действие, которым на пленарном заседании завершается обсуждение проектов законов, постановлений, других актов и принимаются решения Верховной Рады Украины (ст. 91 Конституции Украины) и которое осуществляется народными депутатами Украины лично. Однако на сегодняшний день имеем ситуацию, когда подделка личной подписи народного депутата Украины на проекте закона является уголовно наказуемым деянием, а при-
своение голоса другого народного депутата Украины, результатом которого является фальсификация результатов голосования, преступлением не признается.

Личное подписание официального документа и личное голосование за или против принятия Верховной Радой Украины соответствующего решения, которое будет иметь общеобязательное юридическое значение, по своему юридическому содержанию являются тождественными. Сложно отрицать тот факт, что личная подпись депутата, как и личное голосование, является внешней формой (проявлениями) его волеизъявления. В уже упоминавшемся решении Конституционного Суда Украины отмечается, что личное голосование народного депутата Украины означает его непо-средственное волеизъявление по вопросам, которые рассматриваются парламентом. Независимо от способа принятия решений парламентом личное голосование народного депутата Украины предусматривает его непосредственное участие в процессе голосования и соблюдение им установленных Конституцией Украины требований относительно распоряжения народным депутатом Украины только своим правом голоса, запрета его делегировать, а также запрета принуждения к передаче этого права. Несоблюдение указанных требований противоречит природе представительного мандата народного депутата Украины, являющегося представителем Украинского народа в Верховной Раде Украины, и принципа равенства статуса народных депутатов Украины. Таким образом, искажение результатов волеизъявления путем голосования народного депутата Украины от имени другого депутата необходимо рассматривать как специальную разновидность служебного подлога.

Указанная концепция нашла свое применение в отдельных зарубежных странах. К примеру, 14 апреля 2016 года во время голосования в Сейме по поводу кандидатуры судьи Конституционного суда депутат Малгожата Зверцан проголосовала дважды — от своего имени и от имени другого депутата. Как результат, она была исключена из партии, против нее осуществлялось уголовное производство с предварительной юридической квалификацией по ст. 271 Уголовного кодекса (служебный подлог).

В 2007-м по результатам уголовного производства по статьям о подделке документов (ст. 418 Уголовного кодекса), обмане и подрыве доверия (ст. 281), был привлечен к уголовной ответственности депутат Кнессета Иехиль Хазан, который в 2003 году проголосовал за своего коллегу. Депутат был осужден на 4 месяца общественных работ и освобожден от отбытия наказания с испытанием.

О существенном характере общественной опасности неличного голосования красноречиво свидетельствует и возможность его совершения исключительно специальным субъектом. Согласно примечанию ст. 368 УК Украины народные депутаты Украины признаются служебными лицами, которые занимают особенно ответственное положение. Аналогичным образом трактуется правовой статус народного депутата в Законе Украины «О предотвращении коррупции». В примечании ст. 50 этого закона народные депутаты определены как служебные лица, занимающие ответственное и особенно ответственное положение. Основные гарантии деятельности народных депутатов Украины закреплены в Законе Украины «О статусе народного депутата Украины». Таким образом, специальный правовой статус субъекта правонарушения, возможность его совершения исключительно во время выполнения народным депутатом служебных обязанностей на пленарных заседаниях Верховной Рады Украины и только с прямым умыслом дают дополнительные основания утверждать о степени и характере общественной опасности неличного голосования, достаточны для признания его преступным.

Криминализация осуществления народным депутатом Украины голосования вместо другого народного депутата Украины отвечает такому принципу, как относительная распространенность и типичность этого действия. Так с начала работы Верховной Рады Украины ІХ созыва (с 29 августа 2019 года) было зафиксировано 4 случая неличного голосования, что с учетом количества избранных членов парламента (всего — 423) свидетельствует о высоком уровне противоправной активности. Совершение таких нарушений народными депутатами предыдущих созывов было массовым.

Необходимость реагирования на случаи неличного голосования именно уголовно-правовыми средствами объясняется тем, что другие средства предотвращения или влияния на это негативное явление являются недейственными. В законодательстве Украины не предусмотрены юридическая ответственность за указанные действия народных депутатов Украины и порядок привлечения к ней. Поэтому указанный вопрос остается исключительно в морально-этической плоскости. Высокий уровень общественной опасности неличного голосования предопределяет необходимость установления достаточно суровых правовых санкций за подобные действия народных избранников, включая досрочное прекращение их полномочий.

Согласно ст. 81 Конституции основанием для прекращения полномочий народного депутата Украины является обретение законной силы обвинительным приговором относительно него. Следовательно, криминализация неличного голосования является действенным и необходимым средством противодействия нарушению соответствующих конституционных норм. Кроме того, подобный законодательный подход предоставляет возможность комплексно реагировать на случаи осуществления народными депутатами Украины голосования вместо других народных депутатов Украины. Ведь действия члена парламента, который преднамеренно передал свою карточку для голосования другому народному депутату Украины, с учетом положений Общей части УК Украины о соучастии должны квалифицироваться как пособничество в совершении этого преступления (содействие совершению преступления путем предоставления соответствующих средств — ч. 5 ст. 27 УК Украины). В подтверждение этой позиции следует обратиться к решению Конституционного Суда Украины от 7 июля 1998 года, в котором отмечается, что полномочия народного депутата Украины делегированы ему народом как сувереном власти (ч. 2 ст. 5, ч. 1 ст. 38 Конституции Украины) и обязывают его принимать участие в принятии решений Верховной Рады Украины путем голосования. Именно потому, что эти полномочия являются делегированными и не подлежат дальнейшему делегированию без согласия на это со стороны суверена власти, народный депутат Украины не имеет права передавать свои полномочия относительно осуществления голосования другому народному депутату Украины.

Процессуальная осуществленность уголовного преследования неличного голосования как одно из условий его криминализации обеспечивается четким механизмом фиксации и сообщением о совершении подобных действий, что предложено в законопроекте под № 2148. Ст. 47 Регламента Верховной Рады Украины предлагается дополнить положениями, согласно которым Аппарат Верховной Рады обеспечивает осуществление видеофиксации пленарных заседаний Верховной Рады таким образом, который обеспечивает возможность подтверждения или опровержения нарушения народными депутатами требований относительно личного голосования. Сообщение о выявленном нарушении народным депутатом требований относительно личного голосования вместе с протоколом, стенограммой, стенографическим бюллетенем соответствующего пленарного заседания, а также его видеозаписью после его подготовки подается Председателю Верховной Рады для направления в Государственное бюро расследований. Следует учитывать, что внедрение подобного механизма никоим образом не ограничивает возможность других лиц, в том числе журналистов, присутствующих во время пленарного заседания, выявлять, а затем и подавать в порядке статьи 214 УПК Украины сообщение о зафиксированных фактах нарушений в ходе голосования народных депутатов.

Общий вывод: введение уголовной ответственности за неличное голосование отвечает разработанным в науке уголовного права принципам криминализации действий, поскольку подобные действия членов парламента характеризуются общественной опасностью, которая состоит в причинении существенного вреда интересам общества и государства, относительной распространенностью и типичностью. По юридическому содержанию неличное голосование должно рассматриваться как отдельный вид служебного подлога. При этом другие (не уголовно-правовые) средства реагирования на такое противоправное поведение сейчас являются малоэффективными, а уголовное преследование лиц, нарушающих требования относительно личного голосования, может быть обеспечено надлежащими правовыми и организационно-материальными ресурсами благодаря эффективной деятельности Государственного бюро расследований, законодательному упрочению четкого алгоритма фиксации и сообщения о совершении подобных действий.

Руслан СТЕФАНЧУК, Первый заместитель Председателя Верховной Рады Украины,  доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии правовых наук Украины, заслуженный деятель науки и техники Украины.

Фото пресс-службы Первого заместителя Председателя Верховной Рады Украины.