Первый раз в тему трагедии нашего народа 1932—1933 годов заслуженный художник, лауреат премии имени Василия Стуса Валерий Франчук погрузился около трех десятилетий назад. С тех пор, как написал о нем Владимир Пидгора: «Мы видим, как один человек несет на своих плечах страшное бремя Голодомора». На этот раз к скорбной дате в столице открылись две выставки: одна — в Деснянской галерее искусств на Троещине, другая — в Национальном музее литературы Украины. Здесь мы и встретились с Валерием Александровичем.

На первый взгляд «Ангелы скорби», как условно назвал свою выставку художник, не такие печальные. «Это мы здесь должны разрываться, — объясняет художник, — те миллионы — они взывают и будут взывать, а они, ангелы, работают».

Действительно, вглядываясь в картины, замечаешь, как с земли в небо летят создания: и взрослые, и детки, или же эти ангелы прорастают сквозь деревья и так же тянутся к небесам. «Они для меня стали определенным откровением», — говорит мастер. Я никогда не рисовал мертвых людей, потому что я их не видел. Видела их моя мать, и она много рассказывала мне, как в нашем селе Зеленая Красиловского района на Хмельнитчине вымирали целыми семьями. Нам с дочерью удалось записать ее свидетельства с именами погибших. Это более 50 фамилий. Их мы потом передали работникам музея Голодомора. Моя же идея донести через искусство другим поколениям, что такое смерть от голода. А еще это — как возложение цветов, как внутренняя потребность осмысления тех страшных событий».

На самом деле, признается художник, эта ноша очень тяжела, и он часто просит у Бога, чтобы тот дал ему передышку, ведь уже так много лет он в этой теме. Но проходит время, и Валерий Александрович снова выбирает их — своих ангелов.

Вообще, рассказывает художник, прежде чем начать писать новый сюжет, он обязательно обращается к определенным источникам, что-то читает, погружается, переосмысливает. Например, был поражен стихом Шевченко «Косар». Фактически, великий Кобзарь еще в 1847 году описал наш Голодомор. Особенно врезаются слова «Понад полем іде, не покоси кладе» или «Мов бритвою, старий голить усе». Как после этого не взяться за кисть! «Бывает, образ явился, и если ты его не зафиксировал, то он уже к тебе не вернется. Поэтому стараюсь сразу положить на материю», — делится секретами маэстро.

К слову, произведения Валерия Франчука есть во многих музеях. Преимущественно они подарены художником. В частности Национальному музею истории Украины переданы 33 картины, а вообще каждый раз, когда где-то проходят выставки, он оставляет там что-то из своих произведений. «Я ни единой картины о Голодоморе не продал. Я на этой теме не наживаюсь». Однако выставляют его картины раз в год, к печальной дате, а было бы хорошо, говорит Валерий Александрович, чтобы в конце концов все-таки достроили Музейный комплекс Голодомора, тогда картины нашли бы свой дом. А еще художник с горечью констатирует, что он составил каталог, фактически макет альбома, но на его издание не хватает средств.

— К сожалению, мы бедная страна, у нас нет терещенко. Хотя у меня есть возможность отблагодарить. Я бы мог это сделать своими картинами. А денег у меня нет. И для государства это был бы большой плюс. К нам приезжают многочисленные международные делегации, и такой альбом мог глубже познакомить их с нашей историей. Тогда бы и признание Голодомора в мире происходило активнее, — убежден художник. — Нам надо учиться у еврейской нации, которая подняла свой вопрос на такую высоту. Я одно всегда говорю — в Украине голод был создан в мирное время. Но нет этому прощения, что голодомор, что холокост.

А пока сам маэстро, как может, рассказывает о бедствии. Вот и недавно проводил мастер-класс для деток, нарисовал им ангела, а параллельно рассказал о трагедии. Говорит, детки очень внимательно слушали. Как он когда-то свою маму. «И сейчас во мне ее слова. Это было первое откровение. Оно так врезалось, как топором рубануло. А я и не противлюсь. Рисую».

Хотя на самом деле художника Франчука интересуют разные темы, которые тоже становятся его произведениями.



Фото автора.

Киев.