Над вопросом, почему украинцам перестали быть интересны газеты, думала неоднократно. Об этом всем нам так много говорили, что невольно в это поверилось. Ну и в самом деле: тиражи падают, не десятки — сотни изданий исчезли, кто выжил — перешел на электронный вариант...

И это еще, кажется, не все. Нам, имею в виду и читателей, и самих журналистов, продолжают втолковывать, что пресса не нужна, что это атрибут прошлых времен, что общество не то что с легкостью, а даже с радостью может и хочет перейти из мира печатного в мир виртуальный. Причем тот, который ничем не ограничен и не регламентирован. Дескать, вот они, преимущества социальных сетей — в них все свободные, доступные, а главное — равные. Так для чего тогда СМИ?

Звучит весьма привлекательно. И, наверное, многим верится в то, что они действительно становятся равноправными участниками этого информационного мира. Но так ли это?

Люди покупают — печатное слово живет

Будем откровенны: газеты не находятся сегодня на пике популярности. И конкурировать с телевидением и электронными СМИ им непросто по целому ряду причин. Сугубо технологически они всегда будут отставать в оперативности. Да и финансово их опережают конкуренты. Потому что если десятки телеканалов остаются бесплатными, Интернет тоже позволяет получать информацию из социальных сетей практически без оплаты, то за газету нужно заплатить.

И что интересно: даже несмотря на эти «недостатки», за газеты потребитель все же платит, их покупают, выписывают и читают. И делают это во многих странах. Тот, кто путешествовал, обязательно вспомнит раскладки с изданиями на немецком, английском, испанском, итальянском, французском и десятках других языков. А в некоторых странах до сих пор не отказались от очень старой традиции начинать день с чашкой кофе в руках и газетой.

Но оставим заметки путешественника, потому что у каждого остаются свои впечатления от чужих стран, и далеко не все обращают внимание на такие специфические детали. Но вот передо мной несколько номеров польской газеты. Не новой с витрины, а немного затертой и потрепанной — такой, которую уже не раз перелистали и перечитали. И это важная деталь.

Ее привезла коллега — журналист Наталья Совва. Причем не просто купила, а взяла в редакции. Более того, напечатала в ней несколько своих материалов. Журналистская любознательность, цеховая солидарность и верность профессии подтолкнули ее к тому, чтобы побывать в редакционном коллективе, узнать, чем живут газета и корреспонденты, чем похожи и чем различаются издания наших стран.

Впечатления — личные. Но информация — важная

И вот начинаем наше знакомство с изданием с его внешнего вида. Издается эта газета в Олаве — уездном городке, который уже буквально в сотне километров от немецкой границы, поэтому во многом ощутимо влияние западных соседей. Олава — это что-то наподобие нашего райцентра. Хотя сам уезд немного больше традиционных украинских районов — в нем почти семьдесят тысяч населения, однако в самом городке проживают примерно тридцать тысяч человек. И вот там печатается еженедельник с тиражом в 18—20 тысяч экземпляров. Издается и... раскупается.

Какая украинская районка могла бы мечтать об издании на 36 цветных страницах? Да никакая. От такого давно отказались не только областные, но и столичные издания, которые традиционно были богаче. Все сложилось в нашей стране так, что подобная «роскошь» стала недоступна и редакциям, и подписчикам. Стоимость бумаги выросла непомерно. Цена полноцветной печати зашкаливает. Почтовые услуги становятся все дороже... Красивую «толстую» газету уже не может «потянуть» практически ни одна редакция. А с ними — и читатели. Поэтому привезенные польские номера — это уже настоящая диковинка для отечественных читателей.

Номер стоит около 35 гривен. Для нас это кажется не очень дешевым удовольствием. Но в соотношении цена-зарплата для поляков такая покупка вполне доступна. А главное — популярна.

Треугольник, который не разорвался

Было бы неправдой говорить о том, что все тамошние издания живут без проблем. Они есть. И пресса так же ощущает конкуренцию со стороны телевизионных и интернет-изданий. Да и читателей становится меньше, потому что наши соседи переживают похожие миграционные проблемы, как и Украина — тамошняя рабочая сила так же ищет лучшей судьбы в других европейских странах.

Олавская газета еще несколько лет назад могла похвастаться тиражами вдвое большими. Но и теперь речь не идет о ее закрытии. Наоборот, журналистский коллектив продолжает удерживать свои позиции. Благодаря чему? Прежде всего благодаря тому, что в этой газете есть все: легкая развлекательная информация и серьезные аналитические материалы, криминал и публицистика, много спорта и полезные советы, резонансные истории и просто фотографии из семейных альбомов... То есть информативная палитра настолько широкая, что позволяет охватить большой круг читателей разного возраста, профессий, образования.

Но главное даже не это. А то, что газета продолжает оставаться четвертой властью — свободной и независимой. В ней не просто обсуждаются определенные проблемы, но и при необходимости звучат требования к власти, и последняя вынуждена к ним прислушиваться.

Именно газета воспитывает в обществе чувство гражданского достоинства, настраивает людей на то, что они не только могут, но и должны влиять на власть имущих. Уездная газета делает это на своем уровне. Но проблемы местного масштаба для людей не менее важны, нежели общегосударственные. Главное в другом — газета, общество и власть тесно связаны в едином треугольнике, из которого никто не может выпасти, потому что иначе нарушится равновесие.

Конечно, руководителям было бы намного спокойнее, если бы они не ощущали постоянных требований снизу. Но так сложилось и так есть, что пресса воспитывает и учит общество, а оно — доверяет и поддерживает ее. В этом сила обоих.

И пусть поцелуют меня в...

В этом же и бессилие нашей отечественной прессы. И это совсем не потому, что беззубыми стали газеты и журналисты. Наоборот, многие обнародованные ими факты могли бы стать просто убийственными бомбами для политиков и представителей власти во многих странах. Но не у нас. Потому что последние сделали все, чтобы тот упомянутый треугольник был разорван. СМИ задушили финансово, превратили в объекты купли-продажи во всех смыслах этого слова, и, в конце концов, осуществили их массовое уничтожение. Звучит немного пафосно, но это на самом деле так.

Кто от этого выиграл? Подумайте сами. Хотя такие процессы, как познание, анализирование, размышления о будущей судьбе страны теперь не слишком приветствуются, и главное — не очень распространены в обществе. По большей части оно даже не заметило, как оказалось в своем бедном и приземленном мире, откуда с восторгом наблюдает за яркой виртуальностью, наивно думая, что и оно является ее участником.

Попытайтесь задаться вопросом: для чего нам отечественная пресса? Кого и куда она должна призвать? Что и от кого требовать? Кому служить? Если удастся дать правильные ответы на эти вопросы, станет очень простым и очевидным ответ на то, нужны ли нам украинские газеты.

А пока, постоянно слушая о том, что пресса отжила свой век, с жадностью ловим буквально каждое слово, касающееся нашего государства и политики, напечатанное в мировой прессе.

В заключение хочется привести цитату, которая в рамке висит в кабинете редактора упомянутой польской газеты: «С каждым днем становится все больше людей, которые хотят поцеловать меня в зад». Как видите, в ней ни единого слова о читателях, газете или власти. Кому-то она может показаться грубой или смешной. Но на самом деле она о том, что журналист может быть нужным для одних и предостерегающим для других, а газета — тем очень важным звеном, которое держит баланс в обществе.

Фото автора.