Председатель ФХ «Прометей» Орися Книшук (справа): «Работая дома, бережем наши семьи».

Опаснее всего то, что при становлении вторичного рынка земель новые собственники будут диктовать свои условия на аренду приобретенных участков.

Фермерское хозяйство «Прометей» из села Перерыв Коломыйского района отпраздновало двадцатилетний юбилей. Одно из немногих на Ивано-Франковщине сельхозпредприятий, занимающееся животноводством, выращиванием овощей и картофеля. Эти сектора агропроизводства создают добавленную стоимость. Государство получает больше налогов, крестьяне — работу.

Главные достижения

«Переработка продукции — тот фактор, который повышает стоимость земли. Как ни удивительно, но лучшие в мире черноземы едва не самые дешевые. В то же время поляк-аграрий выживает на клубнике, итальянец — на перце, нидерландский фермер выращивает кормовые культуры, скармливает скоту, продает молоко, — и с какого-то куска земли больше выгоды, чем с гектаров», — размышляет депутат областного совета, председатель ФХ «Прометей» Орися Книшук.

В хозяйстве 150 га отведено под овощи, 80 га — картофель. Эти культуры дают важный бонус — занятость населения. Год выдался изнурительным. Уменьшение показателей по всем культурам по сравнению с прошлогодним, как, в принципе, у многих аграриев области, повлияло на уровень доходов.

«Несмотря на это, старались, чтобы коллектив не ощутил этого, потому что ценим каждого. Не разъехались по заграницам, а работают на своей земле. За этим — сохраненные семьи, ухоженные дети и старики. Это важные достижения нашего предприятия, чем больше всего гордимся», —подчеркивает собеседница.

«Прометей» традиционно поддерживает социальную сферу, помогает с ремонтами сельских дорог, восстановлением школ и детсадов, клубов и стадионов в тех населенных пунктах, где арендует земли. Чтобы стимулировать громады, софинансируют проекты развития местного самоуправления. На этом также не экономят.

Хозяйство — семейное дело. Орися Книшук родом из Городенковского района, ее муж Петр — из Косовского. В 1991 году супруги стажировались в США. Перенимали на фермах тамошний опыт, вернулись через несколько месяцев домой и себе стали внедрять. Начали с того, что взяли в аренду 30 га земли, купили коровник, наращивали поголовье. Прибавляли гектары, скупали и ремонтировали старую технику, конюшни, мастерские, зернохранилища. Обновляли материальную базу. Выстраивали собственный бизнес по новейшим технологиям. Создали еще два предприятия. Поэтому и построили новые помещения для животных.

Сейчас ФХ — типичное хозяйство наподобие зарубежных. Это благоустроенная территория с фермами для содержания крупного рогатого скота голштинской породы. Развивают и мясное скотоводство. Есть перерабатывающие цеха. Бренд «Прометей» — символ качественных мясопродуктов и брынзы.

Первую запись в трудовой книжке глава семейства Петр Книшук получил в десятилетнем возрасте, начинал с колхозного пастуха. Разбирается в разных сферах сельхозпроизводства, экономике. Незаурядные менеджерские и организаторские способности, забота о громадах способствовали его избранию депутатом областного совета. После создания Матеевецкой ОТГ стал здесь руководителем. Производством занимаются жена Орися и сыновья Василий и Богдан, невестки. Светлана, например, — большое подспорье даже на тракторной бригаде.

Государство, помоги набрать жирка и достойно конкурировать

Так, на оптимистичной волне, можно было бы завершить рассказ об успешных фермерах Книшуках. Но Орися Владимировна обеспокоена будущим. По ее мнению, государство не заинтересовано в развитии малого и среднего бизнеса в аграрной сфере. Тех небольших хозяйств, на которых держится село. Которые десять-пятнадцать лет назад имели смелость взяться за обработку заброшенных участков, выкорчевывали чащи, рисковали с кредитами и покупали технику, вкладывали средства в создание мощностей для хранения выращенного.

А поддержка какая?!

«Так же разрушительным может стать введение свободного оборота земли. Зайдет агробизнес с большими деньгами, подавит фермера. Нам говорят не бояться, даже захождения иностранцев. Мол, будут развивать отрасль. А фермеры заполнят другую нишу: будут выращивать экологически чистую продукцию. Но на нее сейчас спроса нет, как и эффективного государственного регулирования. Если бы, например, в магазинах на одной полке разместили товары из натурального сырья, а на остальных — более дешевые, но с содержанием добавок: масло с растительными примесями, химическими составляющими и    т. п., то у покупателя был бы выбор. Впрочем, учитывая бедность большинства потребителей, не стоит надеяться, что произведенные исключительно из молока, но более дорогие масло или сыр будут пользоваться большим спросом», — объясняет Орися Книшук.
Фермер говорит, что систематические притеснения населения, его обнищание кому-то на руку. Обедневший народ быстрее пойдет на уступки. Например, бросится продавать свою землю. Потому что само крестьянство относится к этому самому бедному слою. Несмотря на это, большинство из них негативно смотрят на введение свободного оборота земель.

По мнению собеседницы, первым покупателем предлагаемых земель сельскохозяйственного назначения должно выступить государство. Или громада, ОТГ взяла бы кредит, чтобы приобрести эти участки, затем отдать их в пользование эффективным хозяйствам. А за счет аренды получила бы наполнение бюджета.

«Не так страшен первичный рынок земли, потому что, например, наше ФХ «Прометей» как арендатор будет иметь первоочередное право купить арендованные участки. Страшнее — вторичный. Сейчас процентные ставки аренды регламентированы, крестьяне за гектар получают более 3 тысяч гривен ежегодно, которых могут лишиться, продав свои участки. Какая-то компания приобретет площади, на обработку которых мы, фермеры, имеем заключенные договора. Когда же срок аренды закончится, новые собственники будут диктовать свои условия. Прежде чем отпускать землю в свободное плавание, надо создать условия. Фермеры в странах ЕС, например, имеют значительную государственную дотацию, и это помогает выживать. Вот и у нас надо побаловать малого сельхозпроизводителя, чтобы набрали жирка и достойно конкурировали. А не выпускать солдата голодного в бой — это изначально проигрышный вариант. Хотим достучаться до государственных мужей, пока не поздно», — подчеркивает Орися Книшук.

Фото Сергея ГРУДОВОГО.