Министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко, выступая 3 декабря на конференции NATO Engages в Лондоне, напомнил лидерам стран — членов НАТО, что Украина каждый день защищает восточный фланг Североатлантического альянса. «Мы, нравится вам это или нет, защищаем ваш восточный фланг. А иногда мы слышим: «Кто вас об этом просит?» — отметил Пристайко.

Комментируя заявление президента Франции Эммануэля Макрона, что сегодня терроризм является большей угрозой, чем Россия, министр заявил, что не видит отличий между терроризмом и Россией. «Когда вы спрашиваете: что является самой большей угрозой — терроризм или РФ, я не чувствую существенной разницы между ними, ведь, по определению, террорист — это тот, кто применяет силу для достижения определенной политической цели. Вы хотите сказать, что Россия не делает то же самое? Она убивает украинцев, она применяет биологическое и химическое оружие в ЕС. Россия это делает ради достижения определенной политической цели, следовательно, политика РФ — это терроризм высшего — государственного — уровня», — подчеркнул Пристайко, сообщает Укринформ. И Путин понимает только язык силы. Договориться с ним почти бесперспективно, и украинцы проверили это на себе, сказал Пристайко. Он уверен, что именно НАТО имеет уникальную возможность влияния на РФ. «То, что способен делать Альянс, — это единственный язык, который понимает Путин», — отметил министр.

Говоря о встрече в «нормандском формате», запланированной на 9 декабря в Париже, глава МИД заявил, что эти переговоры ни в коем случае не должны привести к уступкам по ряду направлений. «Об этих красных линиях президент уже говорил, и у нас ничего не поменялось», — сказал журналистам министр. «Для нас красная линия — изменения в Конституцию. Также красные линии — то, что мы не допустим влияния на наши внешнеполитические приоритеты; граница должна быть украинской; нельзя проводить выборы, пока там находятся вооруженные люди и незаконные вооруженные формирования, и так далее», — цитирует Пристайко «Европейская правда».

Украина требует установления контроля за украинско-российской границей в оккупированных частях Донецкой и Луганской областей. «Можно обсуждать разные варианты — например, совместный контроль с ОБСЕ. Но все равно контроль над границей должен быть», — подчеркнул он. Также министр сообщил, что принципиальной позицией Киева является отсутствие прямых переговоров Украины с самопровозглашенной «властью» оккупированных территорий. «Это также одна из красных линий, о которых, уже говорил президент Зеленский».

Конференция, в которой принял участие Вадим Пристайко, проходила на полях саммита НАТО.