Это все, что осталось от дома многодетной семьи Слапыгиных.

 


Мария Габор приглашает в новый дом. 

Фото Павла ВОРОНЦОВА.

— Вон там, в конце поля, видите посадку? Это уже оккупированная территория, — ориентирует нас Юрий Константинов. — Вы только спрячьте свои камеры и не фотографируйте, потому что оптика будет отсвечивать лучи солнца, и на той стороне кому-то стукнет в голову послать в нашем направлении пулю.

— А что, так уже случалось? — интересуемся.

— Бывало. Привозил как-то сюда журналистов, они только начали снимать, как раздались выстрелы. Нет, все нормально, никто не пострадал, только немного испугались.

Руководитель военно-гражданской администрации Крымского Юрий Константинов привез нас на край села, чтобы показать, что такое линия разграничения и насколько она опасна для жителей населенного пункта.

«Я призываю людей: думайте, анализируйте!»

— Ситуация изменилась к лучшему еще с начала президентских выборов, — рассказывает Юрий Константинов (на снимке). — Несколько месяцев ни одного выстрела не было, и это для Крымского небывало. А потом, когда заговорили о разведении сторон, началось... Но обстреливают сейчас не само Крымское, а его окраины, где расположены позиции украинских военных. Я считаю, что на психику людей это не очень влияет, так как люди здесь привыкли к войне. Более того, когда длительное время перестают стрелять, то чувствуешь себя очень... некомфортно. Пропадает сон, становишься каким-то нервным. Такое состояние у многих, и у меня тоже, потому что когда перестают стрелять, организм испытывает дефицит адреналина. Это, может, и ненормально, но мы привыкли так жить.

В Крымское мы с коллегами ездим каждый год, начиная с 2015-го, и собственными глазами видели, как это село, расположенное на линии разграничения, приходило в себя после страшных массированных обстрелов в 2014-2015 годах. Зимой 2015-го это вообще был просто ужас! Разбитые дома и сооружения, обугленные машины и деревья, большие воронки во дворах и несдержанные эмоции людей, которые проклинали войну. Собственно, из-за больших материальных и человеческих потерь в те первые годы вооруженного конфликта жители Крымского были настроены враждебно ко всем, в частности — и к украинской власти.

— На сегодняшний день ситуация изменилась, люди больше потянулись к Украине, — убеждает Юрий. — Когда в 2017 году мы через громкоговоритель включали Гимн, звучавший на значительную часть села, то некоторым это не нравилось. Было даже такое, что собирались в группу и приходили к ВГА с просьбой прекратить такую новацию. Но мы потихоньку делали свое дело. Сначала на подъездной дороге к Крымскому на высоковольтной линии вывешивали национальные флаги — и два-три километра все было в сине-желтом цвете. Потом эту тенденцию перенесли в село — вывешивали флаги на центральной улице и на других, протяженностью около семи километров. Ни один из них не был сорван, разорван или затоптан. Это говорит о том, что здесь живут украинцы.

Такое убеждение руководителя ВГА, честно говоря, порадовало. Ведь в предыдущие годы от некоторых крымчан приходилось слышать о том, что по селу стреляют сами же военные ВСУ. Логика таких мыслей, конечно, была абсурдной, но убедить людей было тяжело из-за того, что в те годы они смотрели российское телевидение и больше верили антиукраинской пропаганде. Сейчас ситуация иная. Теперь Крымское имеет украинское телевидение, ловит украинский радиосигнал.

— В принципе, я не запрещаю людям смотреть российские каналы, потому как каждый имеет право свободного выбора, — говорит Юрий. — Но всегда призываю: думайте, анализируйте, сопоставляйте! Украинская власть в Крымском работает для людей, и самым лучшим убеждением этого стали те мероприятия, которые мы проводим совместно с международными организациями. 

Признак изменений — новые крыши и окна

Крымское растянулось на семь километров вдоль Северского Донца, поэтому достаточно проехать по длинной центральной улице, чтобы увидеть произошедшие за последние годы изменения. Во многих домах новые крыши, окна и ворота. Дом культуры и школа тоже обновились, так же, как и многоэтажка. Лишь в текущем году с помощью Международного комитета Красного Креста отремонтированы крыши домовладений, пострадавших в результате обстрелов в 2015 году. Еще в 29 домовладениях установлены стеклопакеты. К тому же Красный Крест полностью перекрывает крышу на двухэтажном доме, хоть там и живет только две семьи.

— В целом в Крымском было повреждено или разбито 70% зданий. Из них восстановлены почти 100%, если иметь в виду не брошенные дома, а те, в которых живут люди. На будущее с МККК договорились, что будут ремонтировать не только крыши и окна, но сделают внутренние ремонты. В списке тех, кто нуждается в замене окон, было около 140 семей. Но пока что в программу попали 29 семей, — рассказывает руководитель ВГА. — Есть также договоренность с Красным Крестом, что в случае возвращения людей в Крымское, их разбитые дома будут восстановлены, или, если нужно — построены заново. Как это произошло для двух семей. Честно говоря, мы даже планировали отстроить Сокольники (была такая договоренность с NRC). Это село входит в Крымский сельский совет, но поскольку война не откатилась дальше, и Сокольники все еще оккупированы боевиками, то эти намерения пока пришлось отложить. Так что сейчас часть людей из Сокольников живет у нас — там не осталось ни одного жителя. Лишь боевики, которые обустроили свои позиции и ведут оттуда огонь.

Все эти годы ВГА привлекает в Крымское все возможные гуманитарные международные организации, благотворительные фонды, религиозные общины. Это дало возможность населению прифронтового села постоянно получать значительную помощь по всем направлениям. Но люди и сами не сидят без дела, стараясь избавить свое село от ран, причиненных войной. Прежде всего засыпали центральные улицы села, чтобы была более-менее приемлемая дорога. Потому что выбоины были такие, что по ним невозможно было проехать. — Европейской трассой дорога, конечно, не стала, — шутит Юрий, — но ездить по ней теперь можно. При амбулатории открыли аптечный пункт. Раз в месяц к нам приезжает мобильная бригада Красного Креста, которая проводит медицинское обследование жителей. Каждую среду в Крымское наведывается мобильная бригада психологов, которые дают консультации на дому пострадавшим людям. А пострадавшие в Крымском все.

В селе сегодня проживают почти 550 человек, и миграции здесь нет. Правда, кто-то из людей пожилого возраста может поехать к детям перезимовать, но весной возвращается. Как ни тяжело жить в Крымском, но люди ощущают здесь со стороны власти заботу о себе. Более того, две семьи, которые покинули село в начале войны, вернулись домой. При помощи МККК им построили новые дома вместо разбитых во время обстрелов в 2014-2015 годах. Нам удалось побывать в гостях в этих семьях.

...А кто-то уже отпразднует новоселье

Мария Габор мыла окна, делала последнюю уборку, прежде чем будет устанавливать мебель. Настроение было хорошее, ведь мечты, навеянные предновогодним новосельем, согревали душу. Даже разбитый дом напротив не вызывал грустных мыслей, как это было раньше.

Мария родом из Западной Украины, а в Крымское в свое время ездила на заработки — свеклу полола. И так понравилось в этих краях, что решила остаться. Родная сестра помогла купить здесь дом. Так и жила в нем с детьми, пока в 2014 году в него не попал снаряд. И не один.

— Это был снаряд от «Града», — рассказывает Мария. — Первый упал как раз перед домом. Мы с сыном не успели добежать до подвала, поэтому спрятались под кроватью. Дочь на то время, к счастью, находилась на учебе. Снаряды рвались один за другим — перед домом, за ним, на территории двора. Одна часть дома уцелела, поэтому мы продолжали в нем жить, затянув окна с двух сторон пленкой. Думали зиму так пережить. И не мы одни. Все, кто оставался в Крымском, по сути, жили без окон.

Но после ужасного обстрела в январе 2015-го, когда крыша нашего дома оказалась на земле, мы уехали. Точнее, нас вывезли военные на бронированном автобусе в Лисичанск. А уже оттуда с сыном добрались в Павлоград Днепропетровской области.

Там у меня тетки, братья и сестры двоюродные живут. А вообще за эти пять лет в поисках угла проехала по всей Украине, но тянуло в Крымское.

Потом появилась надежда: за счет Международного Красного Креста Марии могут построить новый дом, поскольку старый восстановить невозможно. В августе 2019 заложили фундамент — и вот дом уже готов. Сын Иван сегодня служит срочную в ВСУ и после службы настроен вернуться в Крымское. Тем более, что теперь есть красивый новый дом.

...В начале февраля 2015 года Наталья Слапыгина с тремя детьми выехала из Крымского, ведь на то время была такая бойня, что оставаться в селе было очень рискованно. Через два дня сосед позвонил ее мужу и сообщил: «Прости за такую новость, но дома у вас уже нет». За что прощать? Когда пожар тушить было нечем — не было воды да и кто будет рисковать бороться с огнем под смертоносным дождем «градов»? Так вот семья из шести человек — трое детей и трое взрослых, остались без крыши над головой.

Так случилось, что Наталья с мужем воспитывают несовершеннолетних внуков, оставшихся сиротами, поэтому ответственность за них чувствуют  огромную.

— В Лисичанске мы сами снимали жилье, власть нам в этом не помогла, — рассказывает женщина Наталья. — А жилье найти было тяжело, ведь хозяева не хотели брать постояльцев с детьми. Жили в Лисичанске, пока дети не окончили учебу, а потом вернулись домой, в Крымское. Снимали здесь жилье, пока местные власти не купили нам дом. Но он ведомственный. Наш дом восстановлению не подлежал, а таких доноров, которые могли бы построить новое жилье, не было.

А в феврале 2019 года произошло чудо: приехали представители МККК и сказали, что вместо разбитого построят семье новый дом. Причем сделали это за короткий срок да еще и скважину пробили, что очень важно. Дело в том, что в Крымском прежде водоснабжение было централизованным, но после того, как в 2014-м в ходе обстрелов водопровод разбило, село осталось без воды. Дом уже готов, осталось подключить свет и газ — и в мае семья будет праздновать новоселье. Дети радуются. Теперь у них будет свой дом и свои комнаты.

Юрий Константинов радуется вместе с ними. А вообще он радуется каждому человеку, вернувшему в село. Правда, пока это возвращение не имеет массового характера, потому что линия войны с Россией не отошла подальше от Крымского. Но есть надежда, что все изменится к лучшему.

Фото автора.