На снимке: обложка книги «Містерії».

Еще раз напомню этот знаменательный эпизод, который не может обойти никто из тех, кто пишет о Светлане Короненко. Действительно, случилось так, что однажды утром никому неизвестная, она проснулась признанной в литературных кругах. Тогда такое иногда бывало.

Ее дебют был почти сенсационным. Огромная подборка стихов вчерашней фастовской школьницы неожиданно появилась в тогда еще массовотиражной газете «Літературна Україна» с предисловием Ивана Драча, который писал, что не только его увлекла поэзия Светланы Короненко. Похвальные слова в адрес юной поэтессы, которую Драч сравнивал с Артюром Рембо, сказали мэтры Николай Бажан и Григорий Кочур.

Мало кто входил в нашу поэзию так громко и резонансно. Дебютная книга Светланы Короненко появилась, еще когда автор была студенткой столичного университета. И ее сразу приняли в Союз писателей, где Короненко была самой молодой, ей тогда только исполнилось 22 года. Сборник «Сузір’я веснянок», вышедший в свет в «Радянському письменнику», окончательно утвердил за ней репутацию одной из надежд украинской литературы. Так, Короненко — одна из ярких фигур талантливого поколения, обозначенного именами Игоря Рымарука, Ивана Малковича, Оксаны Забужко, Василия Герасимюка, от которых уже в скором времени в значительной мере зависели «мода» и «погода» в нашей поэзии. Историки литературы уже признают этот существенный момент.

Короненко издала несколько сборников, ее произведения появлялись в переводах на страницах всесоюзной периодики. Казалось бы, вполне благополучная творческая судьба, которую ничто не может усложнить, потому что у поэтессы есть то решающее — талант, что и играет однозначно определяющую роль в литературе. И путь в литературную элиту.

Но случилось так, что Светлана Короненко вдруг замолчала. Были на то объективные и субъективные причины. Субъективные — очень существенные: поэтесса боялась самоповторов, самостилизации. Ведь часто бывает, что автор эксплуатирует один раз найденное и его произведения — как вариации уже не раз варьированного. Очевидно, поэтесса смирилась с мыслью, что она просто «исписалась». Создала столько, сколько ей даровано творческой судьбой.

Короненко переиздавала в книгах «Ворожба на віршах», «Нічний політ» и «Зі старого манускрипту» написанное ранее. Ее произведения входили в разные антологии и хрестоматии, но почти два десятилетия — ни единой новой строки. Полнейшая поэтическая немота.

И вот — случилось. Как рассказывает, в первые дни нынешней войны будто ниоткуда явилось ей стихотворение. Совершенно неожиданное для нее версификационно и строфично. Ранняя Короненко — это верлибр и белый стих, а новая — это регулярное, причудливо рифмованное произведение. Иногда — все стихотворение на одну рифму. Хронологически второе произведение Короненко по возвращении в литературу посвящено памяти Василия Слипака (оно уже стало популярной песней).

Так, все еще не веря самой себе, поэтесса медленно писала произведение за произведением, которые наконец и составили ее прекрасную подарочную книгу «Вірші з осені», проиллюстрированную живописью Александра Аханова. Затем был сборник

«Дебора», в основе его одноименная поэма, в которой речь идет о юношеской любви Николая Бажана и о том, как она заявила о себе через полвека. Это действительно симфоническое произведение, в котором искусно переплетены настроения, меняются в течение поэмы версификационные приемы, становится разнообразней изысканный авторский словарь. Поэтесса смело пошла на творческий эксперимент — и эксперимент произвел яркий художественный эффект.

«Містерії» — это на сегодняшний день этапная, итоговая книга Светланы Короненко. Это ее своеобразный творческий автопортрет. Здесь четко видны художественные и духовные горизонты поэтессы. Здесь продемонстрировано ее глубоко индивидуальное поэтическое искусство.

Неопровержимый эксперт в области поэзии, доктор филологии Тарас Салыга подчеркивал: «Стихи Светланы Короненко, если в книге они не заключены в разделы и циклы, а расположены один за другим, то хочется убедиться, только ли они «соседи».

На самом деле, все они «в одну общину скованные», внутренне слиты, сказать бы, перекликаются между собой, даже если они тематически разные. Это, конечно, говорит о хорошем композиционно-эстетическом вкусе автора.

В какой бы стилистике — свободном стихе (верлибре), в стихе белом или классически рифмованном — автор не творил, он всегда хочет быть собой. Все художественные произведения должны иметь «гражданство и пашпорт» от Светланы Короненко.

Этот мотив постоянно присутствует «в субстанции незримой» ее стихов...»

Академик Николай Сулима солидаризировался с коллегой в оценке этой книги и подчеркнул: «Містерії» Светланы Короненко, можно сказать, уникальное явление в украинской поэзии. Возвращение в литературу после продолжительного молчания обернулось мучительным и сладким вспоминанием достижений и версификационных средств, ведь поэтесса обращается и к дистиху, присущему украинской поэзии конца ХVІ—ХVІІ вв., и к катренам, и к белому стиху, и к верлибру, она не отказывается и от стихотворений без разделительных знаков, аллитерации...». По его мнению, эта поэзия — как прекрасный симфонический оркестр.

Неслучайно же именно «Містерії» Светланы Короненко номинированы на соискание Национальной премии Украины имени Т. Шевченко. Эта поэтесса, по моему твердому убеждению, действительно заслуживает такой высокой награды. Ведь есть все основания говорить, что после «Віршів з осені», «Дебори» и «Містерій» Светлана Короненко не просто находится на высоком творческом подъеме — возможно, именно теперь она достигла своего творческого зенита.