За века российской оккупации те или иные маркеры метрополии были насажены в каждом селе и городе. Мало, скажем, было объявить «Слово о полку Игореве» образцом российской культуры (хотя Россия была объявлена только в 1720 году, а до этого — лишь Московское царство), но еще и надо улицу, которая в Новгороде-Северском ведет к памятнику Ярославне, назвать улицей — нет, не князя Игоря и не Ярославны, а Пушкина. Чтобы даже на подсознательном уровне была привязка к российской культуре. К сожалению, даже сейчас в Новгород-Северском музее «Слово о полку Игореве» не превалируют концепции, скажем, Бориса Яценко и Николая Ткача, которые довели украиноцентричность «Слова...».

Похожая ситуация повсюду. А если только где-то сохранилась старинная пушка — не сомневайтесь, она уже давно маркирована как российская. Как и в Городне — райцентре на Черниговщине, которая так недалеко от российской границы. Пушки, украшающие центр города, давно и, казалось бы, надежно «привязаны» к московскому царю Петру I. Об этом авторитетно утверждает и надпись на памятнике (на снимке).

Это же было подтверждено не только краеведом советских времен Иваном Дудко, но и современными, воспитанными на истории КПСС и «научном атеизме». Правда, теперь для усиления аргументации притягивают и старых авторов — периода Российской империи. Так, ссылаются на известного исследователя Афанасия Шафонского, который в «Черниговского наместничества топографическом описании» в 1786 году писал: «Император Петр I во время шведской войны праздновал день своего тезоименитства, июня 29 дня на городище, восстановленном во времена Гетманщины». Понятно, что Городня и городище — большая разница, но сторонники «единонеделимости» на это не обращают внимания — для них весь мир клином на Москве сошелся...

По другой версии, московский царь был в Городне в 1706 году, но откуда тогда взялись пушки? Потому что, дескать, есть запись о его пребывании в Седневе, однако этот городок в нескольких километрах от Городни.
Краевед Виктор Батюк опровергает эту версию: «Ни в 1706-м, ни в 1709 году Петра I в Городне не было. Хотя действительно в 1706 году Петр в июне ехал в Киев, остановился в Гомеле, где 29 июня (12 июля по новому стилю) отметил праздник Петра и Павла и свое тезоименитство. Из Гомеля в Чернигов в то время было две дороги (тракты). Одна проходила через Добрянку, Раище (Роище), а вторая — через Стародуб, Новгород-Северский, Чернигов. Полтавская же битва была 27 июня (8 июля) 1709 года, а через два дня, на Петра и Павла, два дня в Полтаве Петр праздновал победу вместе со шведскими пленными офицерами...»

История с Петром I выдуманная, убежден краевед, потому что в 1700-х годах Городнянская сотня была в составе Черниговского полка, а полк, естественно, входил в состав войск, которыми командовал гетман Иван Мазепа, поддержавший не московского царя, а шведского короля. Виктор Батюк рассказывает, что главное укрепление шведов (городок) с земляными валами высотой более 30 метров было в восьми километрах от Городни. Во время Второй мировой войны немцы там проводили раскопки.

Известный исследователь времен Мазепы Сергей Павленко убежденно говорит на основе изучения многочисленных источников: «Некоторые исследователи, не утруждая себя ссылками на источники, утверждают, что Городня мужественно оборонялась от шведов, а на самом деле шведы и украинцы-мазепинцы выгнали московитов из Городнего на Харьковщине. Пушки же городнянские никакого отношения к Петру I не имеют — их просто оформили под красивую легенду. О штурме Городнего (Городища) писали много, и городнянцы подумали, что это об их городе. На самом же деле шведы шли по Семеновщине, Новгород-Северщине, Коропщине! Это совсем другой путь».

Откуда же взялись шведские могилы в селах Городнянщины — в Ваганичах,  Алешинском, Гнездище, Кусеях, Карповке? В частности, в Ваганичах есть предание, что местный пруд выкопали пленные шведы. Сергей Павленко убежден: «Эти шведские могилы — это захоронения раненых пленных шведов, которых разместили в сотнях Черниговского полка».

Пушки же, очевидно, появились только в XIX веке, когда черниговский губернатор собирал их для выставления на валу. Они, кстати, тоже объявлялись петровскими, хотя на самом деле являются казацкими. Три из них отдали и Городне. Таким образом, вековая промосковская легенда рассыпалась.

Черниговская область.

Фото Владимира РОЗИНКО.