О деятелях Украинской Центральной Рады есть довольно распространенное мнение: дескать, они были против создания собственной армии, и за эту легкомысленность должны были расплачиваться гимназисты и студенты под Крутами в январе 1918 года, когда началось первое наступление московских большевиков на Украину.

В основе своей все правильно, а в деталях — требуется уточнение. Тогдашние руководители Украины были не против создания армии, они говорили об идее армии нового типа. Какого именно? Ответить на этот вопрос поможет тогдашняя военная периодика, которая хранится в фондах Книжной палаты Украины.

Более века назад Украина находилась в ситуации «развития армии с нуля».

Институализация власти Украинской Центральной Рады, образование Генерального Секретариата с должностью генсека по военным делам в целом предполагали развитие собственной армии. Однако социал-демократические убеждения политиков исключали необходимость образования регулярной армии. Поэтому в провозглашенной 7 ноября 1917 года Украинской Народной Республике крепких вооруженных сил создано так и не было, а Киев от наступления большевиков пошли защищать гимназисты.

Так что Председатель Центральной Рады М. Грушевский и Председатель Совета Народных Министров В. Голубович решили компенсировать отсутствие собственных вооруженных сил приглашением в Украину немецко-австрийских войск. Впрочем, «благодарные союзники», придя в Украину, выгнали отсюда не только большевиков, но и хлебосольных хозяев — 29 апреля 1918 года в Киеве по инициативе немецкого генштаба произошел государственный переворот, сбросивший власть УЦР во главе с М. Грушевским.

Короткий (март-апрель 1918 года) второй период правления Центральной Рады обозначился появлением весьма оригинальных идей по созданию вооруженных сил Украины. Очевидно, руководители Украинской революции 1917 года наконец осознали свои просчеты.

Подтверждением этих изменений стало появление, по сути, первого в украинской истории военного периодического издания — журнала «Військово-науковий вісник Генерального Штабу УНР». При правлении УЦР вышел только первый номер этого журнала. Но он существовал и при гетманате Скоропадского — сократили лишь его название. Второй номер журнала под названием «Військово-науковий вісник Генерального Штабу» (на снимке) сохранил формат, контент и даже символику своего предшественника — на титульных страницах обоих журналов помещен Герб Украины работы Георгия Нарбута, на котором одновременно изображены и вооруженный казак, и трезубец.

Журнал издавался в типографии Генерального штаба Украинской Народной Республики (бывшего штаба Киевского военного округа), которая размещалась в доме № 11 по улице Банковой.

Начиная издание журнала, редакция акцентировала внимание на том, что «Вісник...» является беспартийным органом, объединяет все партии и потому «не будет затрагивать вопросы внутренней политики». Постоянными отделами журнала были: официальный (где обнародовались приказы и распоряжения); хроникальный (освещение неотложных вопросов украинской армии и флота); зарубежный (обзор зарубежного опыта); библиографический (обзор периодических изданий по военной тематике на украинском и других языках); отдел военно-технических новостей; отдел писем.

Интересно, что Гетманат Павла Скоропадского не только продолжил издавать основанный республиканцами журнал, но и солидаризировался с идеями, которые были высказаны противниками-предшественниками по поводу образования украинской армии. В общем, тогдашних отечественных политиков увлекла швейцарская модель государственной обороны, на основе которой была разработана система местного пополнения армейских рядов. Популяризатором этой программы на страницах «Військово-наукового вісника...» и при правлении Центральной Рады, и при власти П. Скоропадского был М. Мамонтив. Преобразование военного дела в общенародное отстаивал сторонник гетманата И. Смольянинив.

Организацией общественной жизни в Швейцарии в свое время интересовался выдающийся украинский мыслитель Михаил Драгоманов. Швейцарскую модель защиты государства он считал целесообразной с точки зрения рационального использования госбюджета, ведь Швейцария не содержит постоянной армии, а опирается на вооруженный народ: на каждого гражданина отводится 175 франков в год, что, по подсчетам Драгоманова, равнялось 65 карбованцам (по состоянию на конец ХІХ века). К тому же военная служба осуществляется путем проведения временных учений, что, безусловно, удобно для призывников и малозатратно для государства.

Выводы Драгоманова использовали и строители армии УНР. Обновленное военное ведомство УНР в марте 1918 года подчеркивало необходимость «в кратчайший срок наспех разработать чрезвычайно сложный вопрос организации украинской народной армии». Разговоры о том, что Украина не нуждается в регулярном войске, а удовлетворится лишь немногочисленной милицией, которая ловит разбойников и грабителей, были названы «враждебными к украинскому народу».

Программа развития украинской армии основывалась на традициях древнерусского ополчения и на передовом европейском опыте, а именно: швейцарской модели обороны государства. Тогдашние теоретики отвергали идею многолетней срочной службы, когда рабочего и крестьянина гнали за тысячу верст и закрывали в казарме, отстраняя их от обычной работы. По мнению военных деятелей УНР, в новое украинское войско должны были записываться все без исключения граждане УНР. Местная система пополнения его предусматривала, что каждый гражданин проходит короткий курс обучения в своим уезде, фактически неподалеку от своего дома, а раз в три-четыре года принимает участие в военных маневрах в своей же местности. Как отмечал М. Мамонтив, подобная система значительно экономит государственные средства, облегчает процесс военного обучения, а главное — что военные соединения, состоящие из земляков, являются крепкими, наиболее сплоченными в защите как малой родины, так и всей Украины.

Весомым преимуществом такой системы комплектации армии была названа «постоянная связь армии и населения, удобство службы «у себя дома», связь начальника со своими казаками, скорость и простота мобилизации, уменьшение расходов на содержание армии и тому подобное». По подсчетам разработчиков программы, Украина ежегодно имела бы 312 тысяч призывных лиц, что при 30 сроках службы, как в Швейцарии, давало бы 9 миллионов 360 тысяч человек, обученных военному делу и военнообязанных своему государству и народу.

Программа предусматривала равные права казаков в ранговом повышении — основанием для последнего должны быть лишь «личные заслуги, полученное образование и боевой опыт».

Для воплощения швейцарской модели обороны на украинских территориях, по мнению тогдашних теоретиков, следовало одновременно двигаться в двух направлениях: 1) обеспечивать обязательное общее народное образование; 

2) обеспечивать общую внепризывную военную подготовку населения. Реализуя последнее, нужно развивать сеть военно-спортивных обществ.

Руководство Генштаба УНР отмечало, что в деле организации армии «все приходится начинать с самого начала»: формировать штатное расписание пеших и конных полков, легкой, гаубичной и тяжелой артиллерийских батарей; составлять схемы размещения войска, комплектования штабов и учреждений; составлять инструкции командирам корпусов по обсчету и призыву новобранцев; создавать должности губернских и уездных комендантов с необходимым штатом сотрудников; собирать статистические сведения в отношении призывников; считать количество лошадей и телег.

При Генеральном штабе УНР начала действовать комиссия, которая занималась подготовкой украиноязычных учебников, уставов, положений, составленных «по образцу зарубежных изданий и с учетом опыта современной войны».

Существенным новшеством армейского строительства стало одновременное функционирование Главного и Генерального штабов УНР. Если последний занимался военными действиями, то Главный штаб готовил кадровый состав армии, в частности, собирал для новой украинской армии старшинский (офицерский) состав. Важной задачей Главного штаба было изготовление «проекта новых условий прохождения службы согласно новому укладу военной жизни в Украине».

Обязанностью Главного штаба был контроль за движением личного состава: специальное управление отслеживало назначения и увольнения военнослужащих, их командировки в инструкторские школы и т. п. На момент выхода первого номера «Вістника...» сотрудники штаба начали составлять подробный алфавитный список — справочник по личному составу. Кроме того, в составе учреждения действовало пенсионное управление, которое занималось установлением пенсий самим военнослужащим и назначало пенсии и единовременные пособия их семьям.

Таким образом, развитие национальной армии стало ключевым сегментом государственного строительства в постреволюционной Украине столетней давности. Участники процесса предложили много интересных и экономически обоснованных идей.

Но История не захотела ждать, пока эти идеи будут воплощены в жизнь.

Лариса ДОЯР, старший научный сотрудник Книжной палаты Украины.