Об этом заявил Генеральный прокурор Украины Руслан Рябошапка в телеэфире.

«Дело сейчас находится на стадии судебного рассмотрения, и, соответственно, те люди, которых обменяли и которые вернулись, как были подсудимыми, так ими и остаются. То есть процессуальный статус у них не изменился», — сказал он. По словам Генпрокурора, экс-«беркутовцы» смогут в суде доказывать свою невиновность, и если они явятся в суд, то не будет оснований для изменения им меры пресечения.

Обвиняемые в расстреле людей на Майдане двое бывших сотрудников «Беркута» Александр Маринченко и Сергей Тамтура, которые были переданы российской стороне в рамках обмена в декабре прошлого года, вернулись в Киев и намерены принимать участие в судебных заседаниях. Следующее судебное заседание по этому делу состоится в Святошинском райсуде столицы 17 марта.

В конце декабря 2019 года по постановлению Генпрокурора Руслана Рябошапки была изменена группа прокуроров по делу. Рябошапка объяснил, что это необходимо, «ввиду изменения структуры и штатного расписания Генеральной прокуратуры Украины, с целью быстрого, полного и беспристрастного судебного разбирательства уголовного производства, обеспечения надлежащего поддержания публичного государственного обвинения в суде».

Прокомментировал Генпрокурор и резонансное дело Шеремета. По его словам, прокуроры настаивали на том, чтобы мера пресечения для двух фигурантов осталась неизменной, чтобы избежать рисков для расследования.

Напомним, что ветерану АТО, музыканту Андрею Антоненко и волонтеру, детскому хирургу Юлии Кузьменко суд продлил меру пресечения в виде содержания под стражей.

В конце января Руслан Рябошапка публично признал, что следствие требует дополнительных доказательств, чтобы передать в суд дела по обвинению исполнителей и организаторов убийства журналиста Павла Шеремета.

Напомним, что о причастности к организации этого резонансного убийства с оглашением фамилий подозреваемых заявил 12 декабря прошлого года на брифинге в МВД министр Арсен Аваков.

«На момент, когда людям было объявлено о подозрении, того объема доказательств было достаточно. Очевидно, что для того, чтобы дело передать в суд, должно быть собрано больше доказательств», — так объяснил ситуацию Генпрокурор в минувший понедельник в эфире программы «Свобода слова».