Ни одно из правительств страны пока не решилось на полную реструктуризацию в сфере добычи угля, несмотря на то, что ситуация здесь ухудшается с каждым годом. Недавние события, когда горняки ГП «Первомайскуголь» отказались спускаться в забой, а их жены объявили голодовку, требуя погашения долгов, в очередной раз убеждают в том, что дальше медлить уже нельзя. Постоянные дотации за счет госбюджета — это, по сути, деньги на ветер. Нужны конкретные действия, которые помогут отрасли не быть убыточной.

Хотя будем откровенны: добыча таких полезных ископаемых, как уголь, требует колоссальных расходов на производство. В сущности, она убыточна. В настоящее время существуют менее затратные энергоносители, позволяющие обеспечить энергетический сектор. И учитывая это, такие европейские страны, как Бельгия, Франция, Германия, Англия, давно поняли, что нет смысла содержать и дотировать за счет государства убыточную отрасль. Мы к принятию такого решения, очевидно, не готовы. Так, в плане общегосударственного бюджета несем большие убытки, но в плане наполнения местных бюджетов шахты — едва ли не главные налогоплательщики, помогающие содержать населенные пункты.

На Луганщине ныне работают два угольных объединения: государственное предприятие «Первомайскуголь» и публичное акционерное общество «Лисичанскуголь». Общее количество работающих на первом — 4,5 тысячи человек, на втором — 3 388. Подсчитаем, сколько людей останется без работы в случае прекращения функционирования этих двух угольных монстров. А если принять во внимание семьи шахтеров, которые останутся без средств к существованию? Это будет социальная катастрофа. В предыдущие годы Луганщина уже пережила такую беду и повторения не хочет, однако повлиять на ситуацию не может. Сегодня существует абсолютная вертикаль управления угольными предприятиями, к которой область не имеет никакого отношения. Угольщики подчиняются непосредственно Министерству энергетики и защиты окружающей среды, а ОГА играет роль какого-то маяка или триггера, который подсказывает центральным органам власти, что на самом деле происходит и что необходимо сделать для исправления ситуации.

За последние пять лет работа обоих предприятий была убыточной. И основная причина — нехватка средств на развитие производства. Как показывают программы развития, которые объединения защитили перед министерством, общий объем необходимых вливаний составляет около 5 миллиардов гривен! Только при таких условиях угольные объединения могут выйти на самоокупаемость. Но, очевидно, таких средств у государства нет. В прошлом году, например, «Первомайскуголь» получило приблизительно 647 млн грн государственной поддержки. Распределили их следующим образом: 561 млн грн пошли на зарплату и электроэнергию. На развитие, конечно, не хватило. «Лисичанскуголь» имело меньше — 449 млн грн, и расходы на зарплату здесь составляли 277 млн грн. Всего два объединения получили от государства за прошлый год миллиард гривен. А нужно пять.

Один только общий долг за электроэнергию двух объединений на сегодняшний день составляет свыше 1,5 млрд грн. За счет реализации своего угля такой прибыли они не заработают. Кроме разных технических и финансовых существуют проблемы с реализацией топлива. Его покупают плохо, поэтому какая-то часть лежит на складе.

Министерство, то есть орган, управляющий имуществом двух объединений, настроено на определенные действия, чтобы изменить ситуацию: рентабельные шахты отдать под государственно-частное партнерство, нерентабельные — реструктуризировать или закрыть. Кабинетом Министров Украины разработан проект «Плана мероприятий по реализации концепции реформирования угольной отрасли». Предлагается оптимизировать структуру на государственных угольных предприятиях путем реорганизации и оптимизировать штатное количество работников. Все понимают, что, в сущности, занятых в добыче угля — всего до 20 процентов от общего количества рабочих шахт. Остальные заняты на вспомогательных производствах, поэтому штаты чрезмерно раздуты. Межведомственный координационный совет по вопросам реформирования угольной отрасли должен провести анализ и определить перспективность или бесперспективность предприятий. Но концепция реформирования угольной отрасли пока не утверждена, а межведомственный координационный совет еще не работает.

— В нашей области есть шахты с довольно перспективными лавами. Но им нужны вложения. Эти затраты могут чуть ли не за год окупиться и вернуться в госбюджет, — считает директор департамента жилищно-коммунального хозяйства Луганской областной государственной администрации Виталий Сурай. — По концепции министерства в области есть шахты, которые могут идти под государственно-частное партнерство. То есть инвестор вкладывает деньги, получает прибыли, и государство уже не несет ответственности перед людьми по поводу выплаты заработной платы. Также предлагается передача перспективных шахт на приватизацию или заключение договоров долгосрочной аренды. В рамках инвестиционных программ министерство даже предлагает выделить таким шахтам бюджетные средства, но с возвратом.

Судьбу угольных предприятий коллегиально будет определять межведомственный координационный совет по вопросам реформирования угольной отрасли. Например, сейчас уже понятно, что шахты «Горская» и им. Мельникова — перспективные. А вот о шахте им. Капустина этого не скажешь. Однако же снова... Координационный совет должен быть создан еще в январе, на календаре уже февраль, а эта структура до сих пор на бумаге.

Официальных предложений о намерениях каких-то компаний взять угольные предприятия Луганщины в концессию нет. По крайней мере, в ОГА об этом ничего не известно.

— В любом случае должна быть стратегия развития угольной отрасли страны. А мы ее сегодня не видим, — говорит Виталий Сурай. — Многие модели рынка не учитываются. Например, рынок электроэнергии. Сегодня инвесторы вкладывают большие средства в солнечную энергетику, однако такое количество электроэнергии, которое есть в пределах рынка, сегодня не нужно. Поэтому владельцы просто вынуждены останавливать ветроэлектростанции. Так же и угольная отрасль. Продать топливо по цене себестоимости не можем. Компания, которая купила его, не продав по своей цене, не рассчитывается с угольщиками. Выходит лавиноподобная катавасия.

К сожалению, созданная Государственная угольная компания не показала своей эффективности. Все привело к тому, что уголь скапливается на складах, его не могут отгрузить из-за отсутствия вагонов, которые надо проплатить. Кроме того, существует ограничение цены на уголь — 62 доллара за тонну, и так же ограничена стоимость угля в себестоимости электроэнергии.

Каким будет для шахтеров 2020 год? Судя по намерениям, — определяющим. На уровне министерства хотят наконец разобраться и принять решение: либо закрыть отдельные шахты, либо наоборот инвестировать в их производство, определить программу по реконверсии угольной отрасли по всей Украине. Шахтеры эти намерения воспринимают без особого оптимизма. Как сказал герой одного известного мультика: «Плавали. Знаем».

Фото из социальных сетей.