Украинская марка с изображением Анны Ярославны.


Памятник Анне Ярославне в Санлисе, возведенный в 2005 году.

К 85-летию заповедника «София Киевская»

Продолжение. Начало в № 22 и № 27 за 2020 год.

В 1048 году (по другим данным в 1044-м) в Киев прибыло французское посольство просить руки княжны Анны для короля Генриха I, который недавно овдовел и не имел наследников. Из рассказов послов и путешественников, уже бывавших в городе, о котором церковный деятель и автор знаменитой «Хроники» (1012—1018) из Саксонии Титмар Мерзебургский писал, что в нем более 400 церквей и 8 торгов, король знал о красоте, уме и образованности внучки Владимира Великого. Анна не только умела читать и писать, изучала историю, но и знала Святое письмо, иностранные языки: шведский (от матери), латынь, греческий, французский. Как свидетельствуют документы, княжна владела красивым почерком, вероятно, она переписывала книги.

Известный украинский историк Николай Котляр допускает, что Генрих I, вынужденный постоянно воевать с сепаратизмом своих баронов и графов, кроме жены, искал в Киеве, который в XI веке был самым развитым городом Европы, а Древнерусское государство — мощнейшим на территориях Восточной Европы, могущественных и влиятельных союзников.

После сватанья во Францию Анна со свитой отправилась, помолившись в Святой Софии. В ее богатом приданом была и драгоценная книга — древнерусское Евангелие, написанное кириллицей. На этой священной книге Анна Киевская и Генрих I дали обет во время венчания и коронования Анны в городе Реймс. Со временем Евангелие передали в Реймский собор и назвали Реймским. Именно на нем приносили присягу во время коронации почти все короли Франции, последний среди них — Людовик XVI, то есть вплоть до Великой Французской революции 1793 года. После этого книгу перенесли в муниципальную библиотеку города Реймса, где она хранится и сейчас.

Существуют исторические свидетельства, что Анна Ярославна, которую считают одной из величайших женщин средневековья, влияла на внутреннюю и внешнюю политику королевства, вела переписку с Папой Римским Николаем II (Nicolaus Secundus), занималась церковными делами. Она воспитывала трех сыновей — Филиппа, Роберта и Гуго, ставшего основателем династии графов Вермандуа и одним из руководителей Первого Крестового похода.

Известно письмо Папы Римского (1059), в котором он, обращаясь к Анне, акцентирует внимание на ее благочестии и щедрости в отношении Церкви — королева выделяла пожертвования на храмы и основала аббатство святого Венсана в Санлисе, которое сохранилось до сегодняшнего дня и стало частным католическим колледжем.

После смерти Генриха I в 1060 году Ярославна стала опекуншей малолетнего сына, семилетнего короля Филиппа I. Из Санлиса, столицы и резиденции французских монархов, она управляла государством, вместе с Филиппом I подписывала грамоты и универсалы, которые сохранились и по сей день. На жалованной грамоте Суассонскому аббатству есть ее собственноручная подпись «Анна Ръина», то есть «Анна королева». На других актах более позднего времени вместо «Анна королева» встречается подпись «Анна мать короля Филиппа». По утверждению исследователей ее подпись является древнейшим существующим образцом староукраинского письма. В последний раз Анна Ярославна завизировала документ, датированный 1075 годом. О последних годах ее жизни мало известно — кое-кто из историков считает, что она вернулась в Киев, куда пыталась добраться дочь Анны и Генриха I Эдигна. По одной из версий, девятнадцатилетняя девушка сбежала из королевского дома, не соглашаясь на брак с нелюбимым. От матери она слышала о городе над синим Днепром, поэтому решила разыскать в нем родственников. По дороге девушка увидела пророческий сон, который заставил ее остановиться в поселке Пух в Баварии, в 30 километрах от современного Мюнхена, поселиться в дупле старой липы и стать монахиней. Эдигна обрела дар целительства, учила детей грамоте, занималась немощными. Слава о ней распространилась по всей Баварии. О своем высоком происхождении королевна никому не рассказывала, правда открылась лишь после ее смерти. Крестьяне рядом с деревом, где 30 лет она жила, построили церковь, в которой потом ее и похоронили. В 1600 году римско-католическая церковь канонизировала внучку Ярослава Мудрого. В нынешнем году в Баварии состоялся 60-й Фестиваль Блаженной Эдигны при участии представителей Генерального консульства Украины в Мюнхене.

В течение тысячи лет французы сохраняли память и об Анне Киевской, своей королеве, прабабушке почти 30 королей, — в ее честь в Санлисе веками устраивали ежегодные обеды для вдов. Вероятнее всего, свой земной путь она завершила близ города Этамп во Франции, где в конце XVII века ученый аббат Менетрие в церкви Вильерского аббатства обнаружил надгробие с надписью: «Здесь лежит госпожа Анна, вдова короля Генриха».

В 2013 году украинская епархия святого Владимира в Париже приобрела на пожертвования украинцев из разных стран церковь XVIII века в Санлисе, неподалеку от аббатства святого Венсана, которая находилась в частной собственности. Сейчас это храм УГКЦ страстотерпцев Бориса и Глеба (это первые канонизированные в 1072 году украинской церковью святые — братья Борис и Глеб, младшие сыновья Владимира Великого и, как считают историки, Анны Порфирородной, которые были Анне Ярославне родными дядями), при котором действует культурный центр Анны Ярославны. Его цель — представлять украинскую культуру и углублять украинско-европейский диалог. И деятельность центра, и установление в 2005 году нового памятника нашей знаменитой землячке (первый возведен на входе в аббатство после Французской революции), и присвоение имени Анны Киевской школе в Санлисе в 2010-м помогают отделить давнюю украинскую историю от российской. Если раньше французы называли Анну Русской, то теперь — Киевской, то есть сознательно ставят разные акценты относительно ее происхождения.

Во время своего визита во Францию в 2017 году президент РФ Путин заявил, что «просвещенная французская публика знает о российской Анне — королеве Франции. Младшая дочь нашего великого князя Ярослава Мудрого была женой Генриха I и внесла существенный вклад в развитие Франции, будучи одной из учредительниц по меньшей мере двух европейских династий — Бурбонов и Валуа, — одна из которых до сих пор правит в Испании».

Как видим, Россия в борьбе за киевское наследие веками умело манипулирует фактами. В истории с «присвоением» Владимира Великого, Ярослава Мудрого, Анны и собственно всей Руси-Украины свою роль играет подмена понятий, созвучность слов «русский» и «российский». Оппонируя «похитителям» чужих достояний, Михаил Грушевский писал: «Владимиро-московское государство не было ни наследником, ни преемником Киевского. Оно выросло из собственного корня, и отношение к нему Киевского можно бы скорее приравнять к отношениям Римского государства и его галльских провинций». В своей фундаментальной десятитомной работе «История Украины-Руси» ученый вывел корни украинской государственности, источником которой являются народ и нация. О том, кто является наследником Киевской Руси — Украина или Россия, едва ли не лучше всего свидетельствует преемственность традиций, язык (в княжеские времена в Киеве бытовал староукраинский!), символика. Гербом Владимира Великого был трезубец, его чеканили на монетах и печатях, перстнях-печатях, плинфе и кирпиче, кафеле, посуде, которые дошли до нашего времени. А еще носили этот знак на оружии. Возле села Шестовица Черниговской области был найден наконечник ножен меча X века в виде трезубца. Этот геральдический знак, который использовали и потомки Владимира — князья Киевской Руси, стал в начале прошлого века гербом УНР, а теперь и независимой Украины. Так почему трезубец — государственный символ нашего народа — является для нас предметом гордости и почитания, а у россиян вызывает ненависть и отвращение? Ответ на поверхности: генетическая память украинцев подсказывает, что это наш символ, для похитителей нашей истории он чужой и непонятный.

С княжеских времен — и украинская денежная единица — гривня, с Гетманщины — универсалы УНР. Михаил Грушевский четко определял преемственность исторического развития и писал: «Благодаря исторической памяти человек становится личностью, народ — нацией, страна — государством». Добавим от себя: а Украина — Украиной, а не Россией.

Что же до Анны «российской», то следует напомнить, что киевская княжна стала королевой Франции по меньшей мере за сто лет, а по последним данным — почти за 200, до того, как среди болот и дремучих непроходимых лесов возникает современная столица РФ. Лучше всего эту историю иллюстрирует анекдот: «Приходит Анна Киевская к московскому царю. А царя нет. И Москвы еще нет».

Потомки сестры Анны — Анастасии тоже сидели на королевском престоле в Венгрии. Сын Анастасии, с именем которой связывают основание монастырей в Вышеграде и Пормове, и Андрея I Соломон первый правил Венгрией с 1063-го по 1074 год. Почти через столетие трон в 1162-м занял Стефан III, родителями которого были король Геза II и Ефросиния, дочь Мстислава I Киевского. С 1172-го по 1196-й скипетр короля держал их второй сын — Бела III.

Фото предоставлено Надеждой НИКИТЕНКО.

Продолжение следует.