Вадим Свириденко и принц Гарри.
 


Вадим Свириденко на «Играх Непокоренных».

История Вадима Свириденко, медика 128-й бригады, в свое время была потрясением для многих из нас. Это произошло возле Дебальцево, когда наши бойцы попали в плотное кольцо российских наемников и БМП украинцев расстрелял танк. Вадим получил ранения. Тогда его с другими такими же побратимами решили переправить в Артемовск. Дорога была очень сложной, враг все время накрывал огнем, и их машина сбилась с пути, а затем — подорвалась на мине. Вадим, без сознания пролежавший несколько суток на морозе, попал в плен. Но поскольку воин был фактически без признаков жизни, боевики решили все-таки передать его украинской стороне. Вот тогда началась еще одна битва — и медиков, и его самого за жизнь. Вадиму пришлось ампутировать все четыре конечности. Но отважный воин не сдался, и спустя некоторое время ему аплодировали в далекой Америке на «Играх Непокоренных», а сам принц Гарри жал руку и склонялся перед его мужеством и силой воли. Сейчас Вадим Свириденко — Уполномоченный Президента Украины по вопросам реабилитации участников боевых действий, и в его обязанности входить помогать тем, кто оказался в подобной ситуации. О его истории, как не сдаваться, и о буднях чиновника говорим с Вадимом в его офисе.​

— На самом деле моя история — это волонтеры, — начинает рассказ Вадим. — Когда я после Днепра попал в киевский госпиталь, ко мне приезжали люди фактически со всего мира. Были из европейских стран, из Канады, Америки. Очень много приходило киевлян. Как-то навестили пенсионеры, и когда я, понимая, какие у них пенсии, попытался отказаться от собранных средств, они категорически заявили, что так я их обижу. Конечно, большая поддержка была от семьи. А вот один из ватников-врачей как-то сказал: «Ну что, если бы знал, что останешься вот так — без рук, без ног, пошел бы на эту непонятную войну?». На что я ответил: «Пошел бы, ведь это моя Родина, на которую напал враг». Больше он ко мне не подходил. Ситуации были разные, но добро всегда побеждало. А вообще, здесь надо учитывать и свои возможности, и свое желание, и поддержку друзей и родных, и государственные программы.

Но если говорить о конкретной ситуации, отмечает Вадим, то государственных программ тогда фактически не было, ему просто повезло попасть в программу Пентагона. Он с друзьями по несчастью, кстати, еще двумя Вадимами — Довгоруком и Мазниченко, у которых соответственно были тройная и двойная ампутации, отправились в Америку. Там ребятам поставили современные протезы и фактически с нуля научили себе обхаживать.

— Тогда Пентагон предоставил места для наших раненых и в течение восьми месяцев мы проходили там восстановление, — продолжает Вадим. — Я только там понял, что такое настоящая реабилитация. Американцы никогда никого не бросают. Там есть реабилитационные центры, есть закон, есть специалисты и качественная медицина. Дома со мной занимался на волонтерских началах бывший воин-афганец, но мировая реабилитационная наука давно пошла вперед. Поэтому в Штатах после протезирования меня фактически научили, как не зависеть от окружающих. На самом деле то, что я увидел там, произвело огромное впечатление, и я решил идти дальше. Вообще я сорвал джекпот на войне и сорвал джекпот после.

Сначала меня такие слова Вадима шокировали, но на самом деле так и есть: война подготовила воину испытания, но не лишила жизни, а люди и случай помогли ему подняться и начать новый и довольно успешный жизненный этап. 

После реабилитации Вадим Свириденко начал готовиться к «Играм Непокоренных». Говорит, очень помогало то, что до войны он немного занимался спортом. Словом, упорство и сила воли сделали свое. А дальше была встреча с принцем Гарри, его пожатие руки, это тоже определенный стимул. Теперь Вадим как Уполномоченный Президента старается привлечь как можно больше своих побратимов к такому методу восстановления.

Говорит, спорт и физические нагрузки — это мотиватор, как найти себя и начать все заново. И уже на государственном уровне он старается делать все, чтобы в стране открывались новые реабилитационные центры, работали программы по восстановлению и т. п.

— Когда я заступил на должность, — продолжает Вадим, — понял, что нужно менять фактически все, и в первую очередь мы взялись за спорт. У нас появились «Игры Героев», мы участвуем в международных соревнованиях. Но это только соревнования, а должна быть система, реабилитация через спорт должна стать государственной программой.

Сейчас государство может гордиться тем, что и у нас появились центры, где предоставляют профессиональную помощь. Так, под Киевом, в Ирпене, наши воины могут пройти очень достойную реабилитацию. Недавно открылся реабилитационный центр в Клеванском госпитале, что на Ривненщине. Он уникальнен тем, что здесь лечатся и проходят реабилитацию после тяжелых черепно-мозговых и спинальных травм. Государство вложило в создание такого учреждения 28 миллионов гривен. Есть еще много частных инициатив, в частности, известных братьев Кузьминых, и это вселяет надежду. Поэтому восстановление через спорт, физические и психологические занятия очень важно. И хорошо, что это поняли и наши депутаты, и чиновники. В целом на разные программы было выделено существенное финансирование.

Продвинулись довольно далеко и в обеспечении отечественными протезами.

— Мы очень много работаем с Институтом протезирования в Харькове, — рассказывает Вадим. — Раньше все жаловались, что наши протезы плохие, но поскольку возникла необходимость обслуживать те, которые поставили ребятам за рубежом, выход был только один — учиться и совершенствоваться. Теперь нашей школе протезирования могут позавидовать, да еще и многому поучиться.

И здесь, как отметил Вадим, очень помог трастовый фонд НАТО. За его счет в Харьков начали направлять специалистов, которые учили наших врачей, протезистов. Так мы научились делать качественные ортезы.

Например, такой сверхсовременный механизм недавно поставили нашему воину Юрию Писарчуку.

— Мы взяли зарубежный опыт и сделали качественный ортез, — отмечает Вадим. — Уже идут следующие ребята, и это направление развивается. К тому же у нас появились специалисты с международными дипломами.

Сейчас идет отбор на другие подобные курсы. На базе Харьковского института протезирования планируем открыть школу международного опыта. Собственно, она уже работает. Ведь часто к нам приезжают специалисты не только помочь, но и поучиться, набраться опыта. Потому что современная война с ее вооружением дает такие травмы, которых еще несколько лет назад не было, и нужно уметь этому противостоять.

Но в целом с реабилитацией, делится Вадим, не все так однозначно, ведь одним протезированием не обойтись, а законодательная база часто не выдерживает критики. Так, например, закон о реабилитации у нас еще с советских времен. И это притом, что система реабилитации при современных травмах требует совсем других подходов.

— Основная проблема предыдущей законодательной базы в том, что она распространяется на лиц с инвалидностью, — подчеркивает Вадим. — Но ведь нам нужно делать все, чтобы эта инвалидность не наступила или хотя бы минимизировать ее, то есть помогать людям на ранних стадиях. 90 процентов реабилитационных услуг должны начинаться заблаговременно, и тогда ограничения жизнедеятельности будут намного меньше, а значит, и расходы государства на содержание людей с инвалидностью уменьшатся. Именно такие нормы прописаны в новом законопроекте о реабилитации участников боевых действий, над которым мы работаем уже три года. Там также четко приписана необходимость физической, психологической и семейной реабилитации военнослужащих.

Сейчас работа над законодательным актом фактически на финальной стадии. Над ним серьезно работали специалисты, он прошел обсуждение в общественной среде. Таким образом, надеемся, что в ближайшее время законопроект появится в Верховной Раде и народные избранники его примут.

После этого государство сможет выделить средства на масштабную программу, резюмирует Вадим Свириденко. И это пример, как должно поступать государство со всеми, кому необходима помощь.

На вопрос, что можно пожелать всем, кто прошел ад войны, кто утратил веру, Вадим ответил:

— Совет только один — не сдаваться. Я часто говорю, что я — продукт современной реабилитации, смотрите на меня и делайте так, как я. Что еще пожелать? Найти себе занятие. Это могут быть спорт, общественная работа, помощь и общение с другими людьми. В конце концов, если вы прикованы к коляске, можно шить, вышивать, мастерить, но точно не останавливаться! Чтобы человек взял за правило: я могу сделать все сам. И самое главное — это правило должно быть у каждого в голове. Без этого — никак. И, конечно, обращаюсь к родным: ваша поддержка очень важна, будьте рядом. Если же говорить о поддержке на государственном уровне, хотелось бы иметь ее больше от всех министерств, а не только спихивать все на Министерство по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, как это происходит сейчас. Ведь это общегосударственная проблема и решать ее можем только вместе. В последнее время у нас очень мало показывают воинов. Программ о ветеранах на радио, телевидении вообще не существует. Потому и возникают разочарование и безразличие общества, а с ними — и разочарование самих защитников. Если же смотреть масштабно, то мы либо создаем сильное государство, либо становимся на колени. Я на колени не собираюсь, и у меня такие же друзья.

Беседу вела Марина КРИВДА.

Фото из открытых источников.