Горячий сезон назначения субсидий на отопительный сезон уже должен быть в прошлом. Пик приходился на октябрь — ноябрь, а сейчас весна не за горами. Но от этого количество людей, преимущественно пенсионеров и льготников, которые до сих пор не решили своих проблем с платежами за коммуналку, не уменьшилось. Ежедневно десятки и сотни приходят в Хмельницкое городское управление социальной защиты, в основном с одним вопросом: куда делись льготы или субсидии?

Для 88-летней хмельничанки ответ чиновников стал шоком: льгота вам не положена, на субсидию не имеете права. И это при том, что женщина имеет статус участника войны и получает пенсию в 2,4 тысячи гривен. Отказ в помощи — это не просто моральный удар. Это почти непреодолимое финансовое бремя, ведь теперь почти весь ее доход пойдет на коммунальные платежки. Выживать вместе с мужем, инвалидом II группы, который прикован к постели, теперь придется только на его пенсию.

Как? И почему так произошло, что государство открестилось от несчастных в прямом смысле слова пенсионеров? Ведь это вопиющий, но неединичный пример.

В течение прошлой весны и лета эта семья пользовалась льготами, которые определены законодательством для участников войны — то есть платили пятьдесят процентов за квартирные услуги. Сохранить эти льготы и на отопительный сезон женщина попросила в заявлении, которое подала в управление соцзащиты. Понятно, что при этом отказалась от субсидии.

Так удобнее было разбираться со всеми цифрами — не надо подсчитывать, в какую службу и сколько доплачивать согласно предоставленной субсидии. С льготами все проще — заплатил половину от тарифа и не имеешь долгов и проблем. Другая половина средств, как обещало правительство, должна была прийти на банковский счет.

Но они так и не поступили ни в ноябре, ни в декабре, ни в январе. На третий месяц объяснения о том, что задержки возникли из-за больших нагрузок, показались сомнительными. Поэтому женщина пошла с вопросами к работникам управления соцзащиты. И там услышала: льгота вам не положена. А дальше — еще удар побольше: из-за того, что пенсия — большая.

Действительно, на протяжении прошлогодних повышений они с мужем получили буквально по пару десятков гривен больше. Эти деньги и стали камнем преткновения при начислении льгот. И это при том, что закон о статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты никто не отменял. А в нем четко говорится о том, что участники войны имеют право на пятидесятипроцентную скидку при оплате за жилье и коммунальные услуги.

Право имеют. А льготу — нет

Именно так объяснили журналисту в управлении социальной защиты. Проблема в том, что правительство внесло изменения в порядок предоставления льгот для этой категории, поставив их в зависимость от уровня доходов этой категории льготников. В результате в начале года определяется размер доходов, который позволяет получать льготу — он должен составлять 1,4 прожиточного минимума. Таким образом, в нынешнем году сумма не может превышать 2940 гривен. Если хоть на копейку больше — все льготы отменяются.

Нашим пенсионерам не повезло. Потому что они стали богаче позволенного аж на 24(!) гривни. Поэтому никаких льгот.

Вот так они «расплатились» с государством за то, что оно на копейки, о которых даже стыдно говорить, повысило в прошлом году их пенсии. В своих размышлениях старики даже предполагают, что сделали это именно для того, чтобы в конечном итоге лишить таких как они государственной помощи. Потому что и в самом деле, в таком случае на человека в течение года выплатят дополнительно сотню—две гривен пенсии. А вот на льготы пошло бы несколько тысяч гривен. Теперь эти средства будут платить из своего кармана тысячи льготников.

В управлении соцзащиты не скрывают: такая норма была признана неконституционной. И до сих пор в законе стоит такая приписка. Однако это отнюдь не мешает правительству ежегодно практически в ручном режиме определять, кого отсечь от льготы.

Проблемы нет — идите на... субсидию

Именно так посоветовали упомянутым пенсионерам. Действительно, владелец жилья может подать заявление на ее получение в любое время, что и сделали наши герои. В отделе субсидий документы приняли, успокоили и даже пообещали, что деньги будут начислены еще и за предыдущие месяцы. Казалось, огромная проблема наконец решена. Но не тут-то было.

Через пару недель чиновники сообщили: и субсидия вам не положена. Все из-за того, что осенью старики написали заявление об отказе от нее и переход на льготы. А если отказались, то теперь ждите следующего отопительного сезона, когда можно будет подать документы.

В результате государство просто умыло руки: имеете «огромные» доходы, которые не вписываются в наши нормы — платите за себя сами.

Что здесь комментировать? Разве то, что упомянутой семье теперь приходится отдавать практически одну пенсию за коммуналку. Двоим приходится жить на 3900 гривен в месяц.

Они бы и жили, как-то бы прокормились на те сто гривен в день. Если бы больным и немощным людям еще и не нужны были лекарства. А их стоимость очень часто измеряется даже не сотнями, а тысячами гривен.

Впрочем, кого волнуют эти проблемы? Разве понятны они тем, кто получает тысячу, десять тысяч, а то и сто тысяч гривен в день?

«Богатых» все больше, а помощи — все меньше

Теперь историю этой семьи можно считать примером успешной деятельности правительства. Ведь она пополнила список тех, кто стал жить «зажиточнее» и вместе с тем помогла сократить количество тех, кто нуждается в государственной помощи. В этих словах не просто горький сарказм. Они иллюстрируют действительно невыносимую жизнь людей, которые не живут или выживают, а барахтаются в беспросветной бедности.

Еще четыре года назад Хмельницкая ОГА отчитывалась о том, что в области субсидиями были охвачены около 246 тысяч семей. А в нынешнем феврале, по словам Вадима Маруняка, начальника управления социальных гарантий, компенсаций департамента социальной защиты населения, в области в январе ее получало 116 тысяч человек.

Означает ли это, что остальным стало легче платить за жилье? Вряд ли. Просто более густым стало сито, через которое «просеиваются» субсидианты.

Было бы понятно, если бы правительство действительно боролось за соблюдение социальной справедливости. Но даже из приведенного примера видно, что главная цель — не столько помощь людям, сколько уменьшение бюджетных затрат на эту помощь. В результате бедные снова больше всех страдают.

Еще больше тиски зажимаются, когда речь заходит о социальных нормах потребления. Они срезаны до предельной грани и удержаться на ней — это забыть о нормальных стандартах качества жизни.

В ближайшее время самых бедных ждет еще один сюрприз. Если до сих пор считалось, что оплата за коммунальные услуги не должна превышать 15 процентов дохода, то скоро эта цифра поднимется до 20 процентов.

Ее можно было бы понять, если зарплата составляет 20 — 30 тысяч гривен. Тогда, даже отдав пятую часть, можно спокойно прожить. А как отдавать пятую часть с двух — трех тысяч гривен пенсии? На что жить?

Логического ответа нет. Есть только сотни тысяч пенсионеров, которые умудряются прозябать при такой государственной заботе и поддержке.

Напоследок вместо всяческих оценок и комментариев хотелось бы добавить, что у наших соседей люди такого возраста и с таким статусом вообще освобождаются от коммунальных платежей. И никто их не упрекает, что они слишком разбогатели на своих пенсиях.

Хмельницкий.