На снимке: поющие ткачихи из Новоселицы.

Когда-то традиционные ремесла были частью жизни в селах. А сегодня увидеть ткацкий станок не в музее, а в чьей-то усадьбе, да еще и в работе, — большая редкость. И все же есть еще женщины, которые берегут традиции своих матерей и бабушек, посвящая время любимому ремеслу.

А когда-то в каждом втором доме

Одна из таких берегинь — 64-летняя Мария Проданец из Новоселицы Тячевского района. С юных лет мастерица ткет ковровые дорожки. В небольшой комнате женщина обустроила мастерскую, где на досуге колдует над столетними кроснами-станком.

Этот станок женщине достался в наследство от бабушки и матери, которые тоже любили ткать и передали это увлечение младшему поколению по женской линии. Материалом для ковров служит старое полотно или же ненужная ношенная одежда, которая таким образом получает вторую жизнь.

«Когда-то каждая вторая женщина в Новоселице ткала — держали овец и одежды было немного, то ткали даже теплые одеяла-джерги. А теперь вещей полно — поэтому нет проблем с материалом», — говорит Мария Ивановна.

Бердо, ничельница, кросна, набивки, воротило, челнок, «баба», «дидо», «флудец», «лапки» — так называются детали станка. Ремесло кажется нехитрым: сначала снуют нити основы — на специальный вал. Дальше на кроснах между нитей вплетают цветные полоски ткани — цевки из старой тонко порезанной одежды. И когда впервые садишься за кросна, то понимаешь: не все так просто, как на первый взгляд.

Старинные наряды — на сцену!

Между тем участницы фольклорного коллектива новоселицкого клуба, в состав которого входит и ткачиха Мария Проданец, будто бы переносят в прошлое, душевно воспевая местные мотивы. Мария работает за станком и тоже поет. Именно так когда-то новоселицкие хозяйки проводили досуг.

Ныне мастерица ткет коврики в основном для детей и знакомых. Ее работы экспонируются на районных и областных выставках народного творчества. «Иногда односельчанки просят соткать дорожки из их материала», — делится Мария Проданец.

«Жаль, что молодежь не хочет перенимать эту науку, — жалуются хозяйки. — Хотя ткачиха часто проводит мастер-классы для школьниц».

Есть у Марии Проданец еще одно увлечение, за которое ее в фольклорном коллективе называют костюмершей. Женщина отбелила и заботливо ухаживает за старинными народными женскими нарядами, найденными на чердаке, которые в молодости одевали бабушки нынешних хозяюшек. Рубашки и теплые бунды стали колоритными сценическими костюмами ансамбля.

«Таких старинных нарядов, как у нас, уже ни в одном селе не найдете. Песни тоже поем только наши, новоселицкие. С ними выступаем на фестивалях, воссоздаем народные обрядовые действа на местном диалекте, сценарии для которых пишет односельчанка Наталия Драгун... Наши женщины исключительно талантливы», — говорит завклубом Галина Кошилка.

161-летний агрегат

Живет в Новоселице еще одна известная мастерица — 78-летняя Василина Томишинец. Женщина с удовольствием делится воспоминаниями о любимом деле и показывает главное свое богатство — раритетную прядильную машину, которой 161 год! На агрегате надпись производителя — «Theodor und Ernst Wiede sonst Gotze u. Co in Chemnitz. 1859». Это изделие машиностроительной фабрики в г. Хемниц (Саксония, Германия) до сих пор работает! Хотя последние девять лет уже не используется.

В усадьбе Томишинцев машина «прописалась» в 1991 году. Тогда женщина работала на нем в ткацком цеху. Когда в 1990-х цех закрылся, станок отдали мастерице, и она работала на нем дома до 2010 года. Машина служила жителям не только Новоселицы, но и соседних сел и районов: из Хустского, Раховского, Межгорского привозили обрабатывать шерсть. Проходя сквозь валы и барабаны станка, из стриженной овечьей шерсти выходила обработанная тоненькая пряжа, из которой уже изготовляли шерстяные нити или «валяли» джерги. Хозяйка охотно показывает, как когда-то чесали джерги, чтобы были более мягкими и пушистыми.

«Он никогда не был прибыльным, потому что богатым шерсть была не нужна, только бедным, поэтому я денег мало у людей брала. Но для нас, пенсионеров, и это было выгодно», — вспоминает Василина Томишинец. А со временем спрос на эти услуги и вовсе угас.

— А не просили у вас этот аппарат для каких-то музеев? — интересуемся у хозяйки.

— Просили-просили, но на металлолом, — обижается старушка. — Но мы с дедом не дали. Жалко и грех!..

Остается надеяться, что старинным станком Василины Томишинец заинтересуются  этнографические музеи — и он еще расскажет о древнем промысле следующим поколениям...

Наталия МАДЖАРА, Василий НИТКА.

Тячев 
Закарпатской области.

Фото Наталии МАДЖАРЫ.