Доброволец Степан Стефурак.

2014-й. Печальный отсчет «2000»-х

Она стояла застывшая, крепко прижимая к груди самого младшего сына Ваню. Стеклянными глазами Светлана высматривала что-то. Рядом — муж Степан со старшим сыном Евгением. Их взгляды тоже направлены на дорогу. Вот-вот должны приехать еще два сына супругов Стефураков из села Топоровцы Городенковского района. 21-летний Василий почти месяц находился в зоне АТО на контракте, служил в Дебальцево. И едет он домой не в отпуск, а сопровождает тело своего погибшего 19-летнего брата Степы...

Еще в воскресенье студент-третьекурсник Тернопольского технического университета Степан Стефурак говорил маме, что готовится к занятиям, а на следующий день сообщил, что находится в зоне АТО. Наверное, и не признался бы, если бы мама не настаивала, что хочет наведаться к сыночку. А в тот же день после обеда сообщили, что нет уже... Погиб. С побратимом ехал на разведку возле села Пески на Донетчине. Убегая от обстрелов тяжелой артиллерией, свернули на поле. Не знали, что заминировано, подорвались оба. Об этом рассказала боевая подруга Степана Рута Пушкарчук.

«Знаете, когда хотят передать ужас войны, говорят, что это — тысячи, миллионы невинных жертв. Господи, кто-то вообще до конца осознает, что такое эти тысячи?.. Или просто апеллируют к штампованным фразам? И все в ответ плачутся, сочувственно качают головами с пониманием и болью. Но... Наше сознание не может охватить боль тысяч. Ни ты, ни я не понимаем этих страшных ощущений. Разрывает изнутри, когда гибнет один близкий человек. Когда ему 19 лет, например. Когда ты давно его знаешь. Когда у вас много общих воспоминаний. Когда вместе делали революцию, а потом вместе были четыре месяца на тренировочной базе, вместе изучали военное дело. Когда он звонит спросить, как поступить: говорить маме, что на войне или на учебе. Чтобы мама была спокойна. И здесь приходит СМС, что этот человек — «200-й», мертвый. Просто есть люди, для которых честь — отдать жизнь за свою страну. За Украину. И в такие моменты я искренне ненавижу эту борьбу. Борьбу, которая забирает лучших, самых родных. Борьбу, которой мы отдаем все без тени сомнений. Получаем в ответ сообщения о смерти. Один близкий человек... А те тысячи жертв — это тоже тысячи чьих-то близких людей. Это же то, что мы никогда не почувствуем», — написала в тот же вечер, 22 сентября 2014 года, на своей странице в Фейсбуке девушка-доброволец.

На центральной площади райцентра Городенка во время похорон Степана Стефурака сотни горожан собрались отдать последний долг погибшему бойцу Добровольческого украинского корпуса «Правый сектор». Горько оплакивали своего сына родители, не сдерживали рыданий трое их сыновей. Оттуда его доставили в родное село Топоровцы. Там похоронную процессию встретили на коленях, чтобы почтить память своего храброго односельчанина. Юного Героя, чье имя навечно останется в сердцах благодарных потомков.

2020-й. Документы на пенсию до сих пор не поступили

На Майдане и в зоне АТО/ООС погибло семь уроженцев Городенковского района: Герой Небесной Сотни Сергей Дидыч, бойцы Вооруженных Сил Андрей Галай, Петр Безпалько, Дмитрий Цалин, добровольцы Юрий Дутчак, Василий Билык, Степан Стефурак.

Общаемся со Светланой Стефурак, мамой погибшего юного Героя. Собираются в военкомат: пришла повестка явиться на медкомиссию самому младшему сыну, 11-класснику Ивану.

Женщина рассказывает, что самый старший Евгений — на работе в Чехии. Второй — Василий после окончания Академии сухопутных войск служит в Красногоровке. Женат, вместе с женой Еленой воспитывают сыночка. Спутница — такая же патриотка, доброволец, как журналистка много прилагает усилий для популяризации добровольческого движения.

Сразу после гибели сына пошел в военкомат Степан Стефурак-старший. До августа 2019-го служил в 10-й Отдельной горно-штурмовой бригаде. Был ранен, получил ІІ группу инвалидности, вернулся на передовую.

«Теперь по состоянию здоровья присвоили третью, но пенсию муж не получает — из-за того, что до сих пор не поступили документы из военкомата. Наверно, через Америку пересылают. Статуса участника боевых действий до сих пор не имеет, разве что на районном уровне признание, каждый год выделяют 2000 грн и льготы на коммунальные услуги», — рассказала Светлана Стефурак.

Статус участника боевых действий получили 157 добровольцев с Ивано-Франковщины

Такую информацию предоставил корреспондентам «Суспільного телебачення» главный специалист отдела Министерства по делам ветеранов в Ивано-Франковской области Владимир Веркалец. А вообще вопрос предоставления бойцам добровольческих батальонов статуса УБД будут рассматривать на общенациональном уровне. При министерстве создана соответствующая межведомственная комиссия.

Как известно, в 2016 году Ивано-Франковский областной совет принял решение о признании добровольцев, которые принимали участие в АТО, участниками боевых действий на местном уровне. Они получают единовременное пособие в размере 5000 грн и ежемесячную надбавку — 500 грн.

Чтобы жертва героев не была напрасной

Вспомнилось, как во время похорон Степана Стефурака-младшего один за другим выходили добровольцы, рассказывая о бесстрашном бойце. Сочувствовали родителям погибшего и давали клятву стоять до конца в борьбе против агрессора. От боевых салютов содрогалась площадь. Побратимы устилали последний путь павшего бойца лепестками красных роз.

«Я был на Майдане с 1 декабря 2013-го, с начала АТО — на передовой. Лично просил Степу не рваться на передовую, но он был неудержим. А на следующий день я забирал его тело с поля. Мне стыдно за нынешних молодых людей, которые в кнайпах хлещут пиво, за тех земляков, которые лежат на диванах и ждут манны небесной. До каких пор эти торговые точки, ночные бары будут забирать наших детей со стадионов и спортзалов? Сколько еще девицы в мини-юбках и спортивного телосложения парни будут приносить справки, чтобы откосить от физкультуры? Почему матери и жены не муштруют своих сыновей и мужей? Дождетесь, что придет оккупант с нагайкой. Он не будет панькаться, да как врежет... Вот тогда опомнитесь, но может быть поздно... Люди добрые! Подымитесь! Потому что там, на передовой — там совсем другое. Не успеваешь поесть — бьют снарядами. А потом в тарелках осколки. А так не хочется, чтобы гибли люди», — не сдерживал тогда слез 57-летний житель Рогатина, доброволец ДУК с псевдо «Дед». Через шесть лет эти слова так же актуальны.


Стефураки: Иван, Светлана и Степан-старший.