На снимке: для трех друзей (слева направо) Ивана Куруца, Федора Калинича и Михаила Кричфалушия «мишаня» — то настоящий праздник. А трембита — по сей день неотъемлемая спутница овцевода.

Очевидно, руководители Межгорского района и области не рискнут, чтобы традиционное такое красочное и массовое гуляние собрало, как принято, большое количество людей отовсюду.

Все-таки прадедовским обычаям не меркнуть!..

«Мишаня» — так на местном говоре из седой древности называют хозяйский обряд, когда весной соединяются в единое общественное стадо овцы и козы каждого их владельца. Скот сгоняют воедино, чтобы совместно отправиться на лето на благоприятные полонинские пастбища.

Туда высоко и идут выпасать скот. Это романтическое, окутанное легендами и приключениями трехразовое ежесуточно колдовство над «путиной» — большой бочкой утреннего, обеденного и вечернего надоя молока, — в которой готовится будз (овечий сыр). Не каждый обладает даром и твердым знанием, чтобы при любой погоде на полонине достать из бочки как можно больший кусок сыра-будза. А получить побольше хочет каждый хозяин, ведь мера молока определена на «мишаня». Следовательно, кто искуснее, у того будет и будз существенный, и сварит больше вурды (вареного сыра) из жентыци-сыворотки. А кто еще и бережливый и скупее и имеет свой транспорт, то домой повезет и перекипяченную в котле после снятия вурды сыворотку. Ею аппетитно подкармливают в хлевах свиней. Опытные животноводы утверждают: в первый летний месяц — до Святого воскресенья — отобранная продукция самая вкусная, а неприхотливые такое мнение упорно отрицают, поскольку признают продукт овчаров супер-деликатесным всегда.

Правда, без горького привкуса действие сельского церемониала теперь не обошлось. С каждым годом явно количественно уменьшаются отары. Как, например, в густонаселенной Синевирской Поляне, сельсовету которого подчиняются четыре села и более десятка приселков. Когда-то в майскую пору шумело аж четыре отдельных обряда, число всех овец и коз превышало тысячу. А теперь, скажем, в Свободе, Буковинке, Перенизе осталось по одному хозяину, на содержании всей громады горсть парнокопытного скота. На такое досадное явление жаловался и
66-летний местный житель Федор Калинич, за плечами которого 25 лет стажа чабана, неоднократно был и «полониньошем», то есть главным распорядителем чабанов:

— В таком возрасте и я уже не в состоянии — не могу ухаживать за скотом на усадьбе и по горам ходить. В одно время держал полсотни овец, а сейчас только две...

Действительно, нынешний обряд проводов овчаров на полонину выглядел бледным. Во время его проведения то тут, то там наблюдалось малолюдье и мало отар. В подполонинском Лозянском — такая же картина. Еще где-то три десятка лет надад на безлесном верховье полонины Кук паслась только хозяев верхнего конца села марадик-отара, блеющих почти из 800 голов, а теперь едва насобиралась сотня с небольшим гаком. На соседнем Менчеле тоже минимальный табунчик, который принадлежит людям, живущим на нижнем конце села.

А что уж говорить о Колочаве, славившейся на все Закарпатье овцеводством как колхозным, так и общественным — здесь совсем загрустила труба трембиты. Утешает хотя бы то, что до сих пор верный ремеслу Иван Мацола — держит немалую отару и сам себе овцевод — человек мужественной профессии.

И угостить туриста брынзой?

В тоже время приятно, что этим животноводческим делом в новых рыночных условиях, хоть и ставит преграды карантин, начали заниматься местные предприниматели туристической сферы. Как, например, Михаил

Кричфалуший, который развел на Черной Реке стадо о-ого-го. В распоряжении известного экокурорта «Изки» в селе Матачове (принадлежит бизнесмену Андрею Бойко) тоже вспомогательное овечье хозяйство. Экономически сметливые знают настоящий толк в сыроварском промысле, привлекая отдыхающих изысканными калорийными блюдами старинной верховинской кухни — токаном, варениками с брынзой и шкварками, вурдой с лесными ягодами и т. п.

Есть еще один позитив. Люди в почтенном возрасте, из среды интеллигенции, желают завести овец. В прошлом директор Изковской восьмилетней школы, которому уже 79 лет, Василий Сенько говорит, что имеет на столе свои домашние продукты, в том числе козье молоко, баранину для шашлыков, сырники. Теперь на полонину выгнал своих восемь овец плюс четыре козы, а еще трех моложе оставил в овчарне. По этому поводу стоит вспомнить еще одно его увлечение — живописью. Главная тема любителя-художника — пастушья идиллия. Эти сюжеты присущи и его землякам-межгорчанам, изображающим и возвеличивающим на полотнах нелегкие полонинские будни, прежде всего заслуженному художнику Украины Василию Шиндре, мастеру народного творчества Владимиру Глебе, Михаилу Кончу, Ивану Вегешу... Как свойственно и приезжим закарпатским художникам — прежде всего, народному художнику Украины Василию Свалявчику и другим. Искусство и хозяйство — большая сила, которая воскрешает дух народного обычая и быта и приносит надежду, что Верховина вернет себе славу овцеводов!..

Ведь, где и кто так глубоко знает это ремесло, как верховинцы? Здесь люди веками отшлифовывали все, что касается низин и полонин, к чему стремиться раскованная душа овчара в поднебесье Карпат...

Недаром и опрышки — эти рыцари гор, последователи знаменитого Олексы Довбуша, которые превыше всего ценили свободу и правду, — оставили в этих местах десятки легенд и поверий. И их доносить до будущих поколений способны лишь бесстрашные овцеводы и хитроватые чабаны!..

Фото Василия ПИЛИПЧИНЦА.