Сделать кий, который удовлетворил  бы игроков-профессионалов, непросто.

Достижения  заслуженного мастера народного творчества Ивана Ариванюка из Луцка поражают. В 1970—1980-х годах без его произведений не обходилась ни одна экспозиция мастеров народного творчества на Всесоюзной и Всеукраинской выставках достижений народного хозяйства. Получал за них золотые, серебряные и бронзовые медали. В годы независимости стал одним из первых в стране  мастеров спорта по бильярду.

Сегодня наш земляк — один из лучших в Европе мастеров по изготовлению бильярдных киев. В элитной среде этой изысканной игры работы Ивана Луцкого — такой у Ариванюка псевдоним  — высоко ценятся. Считается, что его кии приносят удачу. С их помощью признанные мастера бильярда выигрывали звания чемпионов мира и титулы победителей самых престижных турниров. Игра так глубоко вошла в жизнь Ивана Ариванюка, что даже наш разговор с ним (в начале марта) проходил в одном из лучших бильярдных клубов Луцка —  «Жорж», постоянным посетителем которого он является.

Первым художественным «критиком» был мужик с палкой

Теплые воспоминания у Ивана Ариванюка навсегда остались о родном селе Новоселки, в Старовижевском  районе. Славилось оно чрезвычайно красивыми  свадебными (для приданого) скрынями, изготовлявшимися едва ли не в каждом дворе. Были эти скрыни предметом гордости и свидетельством достатка семей многих поколений украинцев.  Не обошла стороной эта творческая работа и Ивана Ариванюка в детстве. Рос он, по его выражению, возле дерева с рубанком и долотом в руках.

Потом Новоселки объединили со Смолярями.  Изменились времена, а вместе с ними прекратился и традиционный промысел, хотя до сих пор еще живы несколько старых мастеров, которым сейчас уже за восемьдесят. Они и были первыми учителями  моего собеседника. 

Талант к творчеству у сельского мальчика пробудился рано. В 13 лет Ваня  нарисовал портрет отца. В 14 — стал в колхозе художником.

— Буряки маме уже не давали, я отрабатывал, — улыбается уже давно седой мастер. — «Перцы» рисовал.  Один мужик за мной с палкой бегал, дескать: «Зачем так нарисовал, что меня все узнают?» Тогда СССР Хрущев руководил. Сколько я той кукурузы перерисовал! А сколько работ для  библиотеки и  школы выполнил. Было мне 13—16 лет тогда. Для кино надо было афишу нарисовать, наглядную агитацию оформить. Гуашью и акварелью писал. И ведь  фактически никто этому не учил. В школе и то я не знаю на сколько  — на 3 или на 4 рисовал.  Потому что на занятия не было когда ходить, надо было коров пасти. В школе таблицу умножения выучил только до 5, а уже дядя в селе показал, как на пальцах можно табличку умножения дальше считать. На следующий день прихожу и говорю учительнице, что я уже всю знаю. Давай, говорит, показывай, как ты пальцы складываешь после пяти.  Могу и вам показать. А уже когда поехал в училище, то окончил его с отличием, вручили красный диплом.

К вершинам…  через картофельную грядку

Как многодетной семье Ариванюкам выделили дополнительно огород под  картошку. Это обстоятельство, как выяснилось позже, сыграет решающую роль в дальнейшей судьбе Ивана. Поскольку этот кусок земли был рядом с домом  одного из известных мастеров народного творчества  Касияна Каваса. На то время он уже работал преподавателем Яворовского профессионального училища декоративного и прикладного искусства в поселке  Ивано-Франково (Янов). Ариванюки, работая на огороде, ходили  к Кавасам пить воду.  Именно там маленький Ваня в первый раз увидел шкатулки с яворовской резьбой.  Признается, ходил к Касияну не так на водопой, как на резные шкатулки посмотреть.

Касиян Матвеевич приезжал в Смоляри, видел рисунки своего юного земляка. Говорил, что ему надо учиться. Так тот и сделал после окончания десятилетки. Потом получил  диплом  резчика по дереву. 

За молодыми мастерами в поселок Ивано-Франково, на Яворовщине, приехали «купцы», и среди них Анатолий Миронченко, который потом тоже стал заслуженным мастером народного творчества, с Луцкого мебельного комбината. Он раньше окончил это училище и уже набирал специалистов на художественные промыслы. Конечно, не мог оставить без внимания и парня с Волыни, к тому же одного из самых способных выпускников.

В то время на Луцком мебельном комбинате еще не было сувенирного участка. Потому молодому специалисту сначала пришлось рисовать плакаты, разные лозунги.  А затем появились и  сувениры.  Их образцы разрабатывал сам Миронченко. Преимущественно — пейзажи на фанерных или липовых дощечках. Технология изготовления была проста: тонировали черной краской дощечки, а потом через вырезы проявлялась  светлая древесина. Лаконичные  такие картинки,  в то время модные, чистая графика.

Приветствие от Фиделя Кастро

В 1972 году Ивана Ариванюка пригласили в Киверцовский лесхоз — в качестве организатора сувенирного цеха. Получил квартиру. Набрал людей, разработал образцы.

— На базе цеха проводились всесоюзные семинары, — вспоминает мастер те годы. — Не было таких секретов, как теперь, кто  что делает,  а обменивались опытом. Мы тогда по Закарпатью ездили много, ко мне приезжали.  Изготовляли сувенирную продукцию: шкатулки, декоративные тарелки. Элементы орнаментов с нашей волынской вышивки интерпретировали в дерево. Начал ездить на Выставки достижений народного хозяйства (ВДНХ) в Москву, Киев. Там был павильон народных художественных промыслов  Украины. Стал его постоянным участником. Получал золотые, серебряные, бронзовые  медали. Творческие работы начал выполнять. Львовский этнографический, Киевский музей декоративно-прикладного искусства, наш краеведческий закупали мои изделия. Например, Волынская область отчитывается в Киеве и заказывают мне картину  «Лесная песня»… Разные были работы: пейзажи, гравировка, рельефная резьба, шахматы делал на заказ.  Потом были сувениры, творческие работы на политическую тематику.  Например, сделал портрет Ленина на дереве. Довольно большой: 70 на 100 сантиметров. Художественный совет отобрал тот портрет, а Щербицкий взял его к себе в кабинет. 

— В 1974 году Леонид Брежнев, находясь на Кубе, подарил созданный  вами портрет Фиделю Кастро.

— Говорили, что портрет лидеру кубинской революции очень понравился. Иначе бы команданте не передал мне свою книгу с автографом.

— Это, так сказать, были парадные вещи. А сугубо производственные вопросы вы решали?

— Пришлось технологически разрабатывать сувенир в виде амфоры для духов (эфирного масла)  «Крымская  роза». Нужны были копировальные станки. Мне посоветовали зайти к министру лесного хозяйства Борису Николаевичу  Лукьянову и попросить. Это был настоящий  министр: вникал в технологические процессы, прогрессивно мыслил. Меня отправлял в Финляндию по обмену опытом, в творческую поездку в Литву. В  Киеве спросил: не  хотел  бы посмотреть Музей декоративно-прикладного искусства?  И продлил мне на три дня командировку, еще и поселил в гостиницу «Жовтнева».  Такого, как он,  уже не будет.

Судьба не пустила его в Абхазию

Еще одна интересная история, способствовавшая дальнейшей счастливой судьбе Ивана Ариванюка. В Киверцах на базе сувенирного цеха гослесхоза в 1978 году организовали всесоюзный семинар.  Был  на нем и министр  лесного хозяйства Абхазии. Увидев все это разнообразие сувениров,  он захотел забрать  мастера с Волыни к себе. Предложил  сразу  квартиру в Гаграх, хороший участок под застройку и беспроцентный кредит на все стройматериалы по государственным ценам. 

Предложение хоть и было заманчивым, но уезжать с Волыни Иван Ариванюк не очень хотел. За советом обратился к тогдашнему начальнику областного управления лесного хозяйства Дмитрию Телишевскому, тот — к министру лесного хозяйства Лукьянову, а министр — в местные партийные органы. Так через небольшой промежуток времени Ариванюк получил трехкомнатную квартиру в центре Луцка.

Учитывая события, произошедшие потом в Абхазии, наверное, сам Господь не пустил туда волынянина. Находясь тогда в Киеве, Иван Ариванюк встретил бывшего министра в одном лишь спортивном костюме.  Это все, что он смог забрать с собой, спасаясь от мародеров. Господь уберег нашего земляка от больших неприятностей и даровал интересное продолжение его творческой биографии. 

Сегодня главное увлечение Ивана Ариванюка — бильярд. С этой игрой познакомился еще в 1965 году, когда учился в училище и вместе со студенческим отрядом ездил в Мукачево. Потом в Киверцах в  лесхозе поставили маленький бильярдный стол. Иван понял, что эта игра для него:  надо думать и иметь хорошее зрение, тренированные чувствительные руки. Позже, перебравшись из Киверцев в Луцк, проходя мимо Дома офицеров, услышал знакомые звуки. Вошел и увидел бильярдный стол. Поскольку  жил Ариванюк всего в нескольких десятках метров от Дома офицеров, то стал регулярно заходить туда играть.

— Когда ездил в Москву, уже начал там посещать бильярдные, — рассказывает Иван Иванович о своем пути в эту элитную игру. —  Мастер спорта Фролов, он работал модельщиком на авиазаводе, заметил, что я неплохо играю.  «Пойдем, — предложил, —  выберу тебе недорогой стол».  Потом в Киеве был мастер, обслуживавший бильярдные столы.  Захожу, а он показывает кий: у меня зарплата 200 рублей, а кий стоит 1000. Посмотрел на тот кий. Еще не знал, как его сделать, но владел технологиями обработки древесины. Подумал: неужели сам не изготовлю? Взял, да и сделал.  Уже где-то на третий год моего нового ремесла чемпион Советского Союза Аслан Бузоев, тогда в Москве проводились эти турниры,  играл моим кием. Дважды им завоевывал это звание.  Так там  узнали, что есть такой мастер из Луцка. Потом, когда при Горбачеве приняли постановление о народных художественных промыслах, организовали кооператив. Но наступили тяжелые времена, и людям стало не до сувениров, не было сбыта. Кооператив развалился. С учетом всех прежних заслуг мне в Луцке дали творческую мастерскую.

«Оружие»  для чемпионов мира

— А мастером спорта как вы стали?

— Наверное, не случайно. Регулярно выигрывал чемпионат области, создал федерацию. Это было начало волынского бильярда. Потом поехал на  чемпионат Украины в Симферополь и завоевал первое место.

Говорили, что это игра буржуазная. Художники, писатели  зашли, поговорили, чаю попили, в бильярд поиграли. Но позже во все Дома офицеров вернули бильярд, потому как Сталин  сказал, что эта игра полезна для офицерского, генеральского состава, она развивает стратегическое и тактическое мышление, точность  зрения, умение ориентироваться и определять позицию. Бильярдный стол — это поле битвы.  Заходил в бильярдную в Москве. Простите, там такие видные люди приходят, там уровень игры совсем другой.  Там босяки и паскуды не приживаются, с ними никто не хочет разговаривать. 

— Кто же играет вашими киями?

— Почти половина отечественных чемпионов мира и Европы: Ярослав Винокур, Сергей Крыжанивский, Артур Пивченко, Александр Паламар, Юрий Пащинский... Все достигали успехов.

Наша  беседа проходила в присутствии одного из партнеров Ивана Ариванюка по игре  в бильярд профессора Восточноевропейского национального университета имени Леси Украинки Геннадия Бондаренко. Он тоже может достойно оценить кии известного мастера, поскольку только в 2019 году два раза выигрывал открытый Кубок Украины среди высших учебных заведений в лиге  «Профессор. Доктор наук». Следует отметить, что  завоевал эти высокие титулы Геннадий Васильевич в свои 73 года.

— Играл кием Ивана Ивановича, с которым познакомился еще в 1970-х годах.  И пользуюсь им  уже лет десять.  В его киях заложена некая позитивная энергетика. 

Несмотря на все свои таланты, Иван Ариванюк остается скромным и чрезвычайно позитивным человеком.  О нем почти не рассказывают СМИ, зато уважают за профессионализм коллеги и знакомые.  Искренне благодарен Геннадию Бондаренко, что помог встретится с мастером и рассказать о нем читателям «Голоса Украины».

Справка

Касиян  Матвеевич Кавас (1937 г. р., с. Смоляри) — участник международных выставок народно-декоративного искусства с апреля 1956 года. Награжден золотыми, серебряными и бронзовыми медалями, дипломами Всесоюзной ВДНХ. Основной вид творчества — яворовская резьба и роспись. Вырезанные им скрыни, тарелки, адресные папки, альбомы, вазы экспонируются во Львовском музее этнографии и художественного промысла, Украинском музее декоративно-прикладного искусства в Киеве, Запорожском историко-краеведческом музее, в частных коллекциях граждан Австрии, Канады, США, Польши, а также в каневском музее-заповеднике «Могила Т. Г. Шевченко». Касиян Кавас вместе с учеными подготовил фундаментальный труд «Художественная обработка древесины». Удостоен звания народного мастера Украины.

Волынская область.

Фото автора.