Возобновления работы пассажирского транспорта с нетерпением ждали все. Казалось, серьезные неудобства, от которых страдали десятки тысяч людей, наконец-то позади. И казалось, что первые рейсы соберут значительное количество пассажиров, которые в течение почти двух с половиной месяцев не имели возможности выезжать из своих населенных пунктов или свободно пользоваться городским транспортом. Но реальность оказалась иной. Запрет сняли, а пассажиров в салонах автобусов и троллейбусов мало. Почему?

Потребность ездить или привычка кататься?

— Говорят, на базаре можно недорого купить хорошее сало.

— Так почему не поедешь посмотреть?

— Теперь по пенсионному не берут. А еще ведь длинные маршруты разбили на короткие, надо пересадку делать. Получается, туда семь гривен, назад столько же, зачем мне то сало?

Свидетелем такой беседы двух хмельничан довелось стать случайно. На первый взгляд, что она имеет к настоящим транспортным проблемам? Но это только так кажется. Потому что на самом деле довольно ярко иллюстрирует новую послекарантинную философию среднестатистического пассажира-льготника. Если раньше «смотаться» хотя бы ради любопытства можно было и несколько раз в день, то теперь многим хватает и одной поездки в неделю.

Как ни удивительно, а именно карантин и транспортные ограничения расставили определенные акценты в давней проблеме перевозок. И многие пассажиры стали задумываться, действительно ли поездка нужна, или просто хочется покататься-развеяться.

В Хмельницком даже во время карантина троллейбусное сообщение практически не прекращалось, хотя и действовал проезд по спецбилетам в часы пик. Но даже когда заканчивались эти временные ограничения, пассажиров особо не прибавлялось. Очень часто можно было наблюдать картину, когда днем в троллейбусах ехало меньше десятка людей.

В значительной степени это было обусловлено карантином, когда хмельничане просто не выходили из дома, и ехать никуда не нужно было. Но вот наконец запреты сняты, пассажирское сообщение возобновлено, а троллейбусы и автобусы... все еще пустые.

Предположим, что срабатывает определенный моральный фактор, когда за время длительного перерыва у кого-то появились другие привычки — не выходить без лишней надобности из дома. Возможно, кто-то все еще боится подхватить болезнь. Но подобные версии не весьма убедительны, если сравнивать докарантинный троллейбус, набитый людьми, и послекарантинный — почти пустой.

Самую большую роль здесь играет другой фактор — финансовый. Ведь во время эпидемии льготные перевозки фактически были отменены — за проезд платили все. Поэтому многие и стали задумываться, стоит ли без лишней надобности заскакивать в троллейбус.

Возобновить или начать с нуля?

Проблемы пассажирских перевозок существовали десятилетиями и всегда были связаны в первую очередь с тарифами и льготами. Борьба за повышение одних и отмена других велась постоянно. Но сейчас речь уже не о желании перевозчиков жить лучше, а прежде всего о возможности их выживания.

В управлении инфраструктуры ОГА это хорошо понимают и надеются, что ситуацию улучшит увеличение пассажиропотока. О его стопроцентном восстановлении пока даже не мечтают, надеются хотя бы на семьдесят докарантинных процентов.

Сами же перевозчики называют совсем другие цифры. Директор автопредприятия «Подолье-тур» Андрей Хоркавый говорит о том, что отрасль не просто выходит из карантина, а начинается с нуля:

— Еще до эпидемии часть маршрутов была убыточной, и при этом не было льготных программ финансирования. Зато были постоянные перебои по возмещению льготных перевозок. Если в городах и отдельных сильных ОТГ проблему удавалось решать за счет местных бюджетов, то на внутриобластных рейсах — нет.

Перевозчики уже успели попросить власть, чтобы количество льготников хотя бы на время карантина было ограничено. Если этого не сделать, многие откажутся от этого бизнеса, и десятки населенных пунктов могут остаться вообще без транспортного сообщения. Но будут ли удовлетворены такие просьбы?

Как дополняет Андрей Хоркавый, он за последних десять лет написал в разные инстанции почти две сотни писем с такими просьбами. Но кто на них реагировал?

Теперь же проблемы окончательно заострились. Возобновится ли транспортная сеть до былых стандартов, пока остается непонятным.

Кто-то вышел в рейс, а кто-то — нет

Во время адаптивного карантина каждый из частных перевозчиков решает непростую задачу, продолжать ли ему дальше свой бизнес. Кто-то так и не выставил на маршруты транспорт, понимая, что идет на нарушение условий договоров, которые заключались с местной властью. Однако готовы нести наказание за нарушения, чем убытки.

Даже в областном центре с первых дней снятия запрета автобусы и маршрутные такси появились не на всех привычных маршрутах. В первую очередь это касается тех, что имеют большую протяженность и малый пассажиропоток. Они и раньше считались убыточными, а теперь и подавно.

Правда, еще не так давно перевозчики старались перекрыть плохие заработки новыми высокими тарифами. Теперь об этом говорят с осторожностью. Понимают, новые цены могут вообще отбить у людей желание ездить общественным транспортом. Ведь обходились без него несколько месяцев, вырабатывая привычки к здоровому способу жизни и передвигаясь пешком и на велосипедах. Не исключено, что многие и дальше готовы придерживаться именно таких привычек.

Но, несмотря на это, некоторые из перевозчиков все-таки идут на увеличение тарифа. Особенно на пригородных маршрутах. Потому что после того, как в конце смены водители заправили машины горючим и отсчитали себе зарплату, в карман владельцев практически ничего не попало. Такой бизнес им не нужен.

За руль садиться некому

Простои и низкие заработки уже привели к настоящему кадровому голоду. В большинстве транспортных предприятий водители не получают стабильную зарплату, а берут деньги из ежедневной выручки. Во время карантина никто не поддерживал их финансово, поэтому шофера массово увольнялись.

Как сообщили в хмельницком городском управлении транспорта, в первые дни после карантина из 107 автобусов на маршруты вышло всего 67. Это как из-за убытков, так и из-за проблем с водителями.

Едва ли не единственное, что может вернуть их к работе, так это высокие заработки. Но кто будет платить? Пассажиры тоже обеднели, и не в состоянии нести на себе еще и новые тарифные нагрузки. А государственные структуры не готовы представить хоть какую-то программу быстрого выхода из этого кризисного тупика. Таким образом, пока ситуация следующая: кто-то уже едет, кто-то еще стоит, а кто-то и не планирует трогаться с места.

Факт

По данным областного управления статистики, в январе — апреле автомобильным и троллейбусным транспортом выполнен пассажирооборот в объеме 207,9 млн пас. км, что составляет 65,4 процента от объема соответствующего периода предыдущего года. Услугами пассажирского транспорта воспользовались 23,3 млн пассажиров, что меньше на 29,4 процента. При этом городским электротранспортом перевезено 10,8 млн пассажиров, что меньше на 17,8 процента.

Хмельницкий.