Вопреки устоявшемуся мнению, медицинская реформа началась не с прибытием в Киев Ульяны Супрун, а на семь лет раньше, в 2011-м, когда Верховная Рада приняла Закон № 8603 «О порядке реформирования системы здравоохранения в Винницкой, Днепропетровской, Донецкой областях и г. Киеве». В этих областях и Дарницком и Днепровском районах столицы начали пилотные проекты, в ходе которых апробировали «новые организационно-правовые и финансово-экономические механизмы» медпомощи.

Идея ассигнования медучреждений по-новому заключалась в том, чтобы финансировать отрасль не по принципу каждой сестре по серьге, а выделять средства «под конкретные виды медпомощи, оказанные конкретному человеку». Поэтому первым шагом реформы стало структурное распределение учреждений по видам медицинских услуг.

Поликлиники поделили на две части — первичной медико-санитарной помощи (ПМСП), так называемой первички, где пациентов принимали семейные врачи (терапевты), и консультативно-диагностические центры (КДЦ), где работали узкие специалисты. Знакомое всем понятие «поликлиника» кануло в небытие. Новые структуры должны были стать коммунальными неприбыльными предприятиями (КНП), стать «автономными». Чтобы получить деньги, учреждения должны были заключать договора с РГА и ОГА, как «распорядителями бюджетных средств». В 2013-м Минздрав объявил, что эксперимент «прошел успешно» и распространил его на всю страну. Начатое продолжил рестарт реформы, когда Верховная Рада 19 октября 2017 года приняла Закон «О государственных финансовых гарантиях оказания медицинских услуг». На этом этапе произошло важное изменение. Был создан новый орган исполнительной власти — Национальная служба здоровья Украины (НСЗУ). Уже с 2018-го Служба стала распорядителем всех выделенных на медицину бюджетных средств. Чтобы получить финансирование, ПМСП теперь заключает соглашение с НСЗУ. Новый принцип финансирования первички частично заработал со второго полугодия 2018-го, а в полном объеме — с прошлого года.

«Новая экономическая политика» для первинки как в 2011-м, как и потом, носила подчеркнуто... учетный характер. На уровне ПМСП ввели принцип свободного выбора семейного врача и правило — каждый пациент должен заключить с ним декларацию о медицинском обслуживании. Терапевты имеют до двух тысяч пациентов, семейные врачи — до 1800, педиатры — до 900. На каждого государство выделяет 370 грн в год. Действуют повышающие и понижающие коэффициенты. Высшие — на лечение детей и пенсионеров в возрасте более 65 лет. Меньшие — за каждого сверхурочного пациента. Обещали, что зарплата врачей первички вырастет до 30 тыс. грн в месяц.

У нас много писали, что «свободный выбор семейного врача» и принцип «деньги ходят за пациентом» это новации, которые повысят качество медпомощи. На самом деле «свободный выбор» — категория экономическая.

Включая механизм «деньги ходят за пациентом», он должен был сыграть стимулирующую роль, ведь считается, что большее количество пациентов априори имеют лучшие врачи, итак, они и зарабатывать должны больше.

Но главная роль «выбора» — учетная. Он должен «подсчитать» реальное количество граждан, нуждающихся в помощи на уровне ПМСД. Государство выделяет средства лишь на подписавших соглашение с врачом, а те, кто этого не сделали, все оплачивают сами, из своего кармана. Де-факто это принцип, действующий в моделях СЗ, базирующихся на обязательном медстраховании, где тот, кто не платит страховые взносы, и права на гарантированную помощь не имеет, только у нас роль страхового полиса выполняет соглашение с врачом.

То есть, реформа «первички» — это реформа принципов финансирования ПМСП, ассигнование которой теперь четко учитывается. Правда, до обещанных 30 тыс. грн зарплаты не дотянули. Такую сумму получала только одна доктор из Хмельницкой области да и то — лишь год. Кое-где терапевты имеют свыше 20 тыс., чаще — по 15—18 тыс. грн. В Киеве средняя зарплата терапевтов — 10—12 тыс., а медперсонала — до 6—8 тыс. грн.