Последние данные Госстата свидетельствуют, что за первых четыре недели карантина социально-экономические показатели почти во всех отраслях экономики пошли вниз, но катастрофического обвала не произошло, падение ограничилось рамками пессимистических прогнозов. В конце концов, всех больше беспокоит то, как экономика выйдет из коронавирусного кризиса и как быстро вернет свои прежние позиции. Итак, что имеем сегодня, каковы прогнозы на завтра?

Какие у нас зарплаты?

Интересно, что средняя номинальная зарплата по стране за январь—апрель не только не снизилась, но и выросла — на 11%. По итогам четырех месяцев года она составила 10864 грн, и во всех регионах превышала минимальную. В пяти областях средняя зарплата превысила среднюю по стране. В Киеве она составила 16380 грн, Донецкой области — 11943 грн, Киевской — 11223 грн, Днепропетровской — 11137 грн, а в Запорожской — 10875 грн. Самый низкий уровень номинальной заработной платы зафиксирован в Черновицкой, Тернопольской, Волынской и Херсонской областях, где официальные доходы не превысили 79% от средних по экономике.

Индекс реальной заработной платы по сравнению с апрелем—январем 2019-го вырос на 8%. Немного уменьшилась задолженность по зарплатам. Тогда как количество работников, своевременно не получивших заработанное, увеличилось на 4,7%, и на 1 мая их число выросло до 112,6 тыс. человек. Каждому из них работников не выплачено в среднем 16,2 тыс. грн, что в 1,6 раза превышает среднюю зарплату за апрель прошлого года.

За время «самоизоляции» значительно выросли цены на большинство из продуктов питания. На 14—20% подорожали фрукты, овощи, макаронные и хлебобулочные изделия, кисломолочная продукция, говядина и свинина, рыба, рис, сахар. Но вместе с тем несколько снизилась стоимость мяса птицы, яиц, сала и масла. Также повысились тарифы на водоснабжение — на 18,1% и водоотвод — на 15,3%.

Коронавирус на заводах

Если в последних четыре года стабильно прибавляла в объемах работ строительная индустрия, то пандемия сильно потопталась по стройплощадкам, где вместо обычных в последнее время «плюсов» имеем падение почти на 10%. Впрочем, первые четыре недели карантинной экономики ударили даже по торговле, в частности, сильно снизив объемы оптовых закупок.

Безрадостная ситуация в реальном секторе. По сравнению с январем—апрелем прошлого года падение индекса промышленного производства составляет около 8%!

Плохи дела в горно-металлургическом комплексе. Производство чугуна, стали, ферросплавов и проката упало на 15,4%, а объемы трубопроката — на 26,6 пункта. Связанная с металлургическими комбинатами добывающая промышленность потеряла 6%, металлической руды добыто на 6,6% меньше, а угля — почти на 22%!

Продолжает «болеть» машиностроительный комплекс. Индекс промпродукции отрасли по сравнению с первыми четырьмя месяцами прошлого года упал почти на 20%!

Просто катастрофа! Продолжается стагнация на предприятиях текстильной, швейной и обувной промышленности, где индекс составляет 86,4 пункта. Если учесть, что в прошлом году легпром упал почти на десять пунктов, а по сравнению с январем—апрелем 2019-го объемы производства снизились еще на 13,6%, очевидно, что легкая промышленность нуждается уже во вмешательстве бригады «скорой помощи».

В АПК объемы производства за первые карантинные недели упали сразу на 8,7%. Пандемия коронавируса сократила производство молочных продуктов на 1,7%, продуктов мукомольно-крупяной промышленности — на 4%, кондитерских изделий — на 5,2%, напитков — на 7,4%. Особенно беспокоит падение в производстве мяса и мясных продуктов, где выпуск продукции сократился на 7,5%, и хлеба и мучных изделий, где «минус» составляет 7,9%.

С общим «плюсом» сработала химическая промышленность, но только за счет нескольких секторов отрасли (прежде всего производства пластмасс) и благодаря тому, что показатели химпрома повышает модернизованный гигант «Карпатинафтохім» (Калуш), который до этого несколько лет стоял, находясь на реконструкции, а сейчас выходит на проектную мощность.

Куда девать деньги

По данным Госстата, в І квартале экспорт товаров составил 12251 млн долл. США, импорт — 13310,2 млн долл. По сравнению с январем—мартом прошлого года в первом квартале этого экспорт уменьшился на 0,2% (на 18,9 млн долл.), импорт — на 3,4% (на 463,5 млн долл.).

Несколько уменьшилось наше отрицательное сальдо во внешнеэкономической деятельности. Если в первом квартале прошлого года оно составляло 1503,8 млн долл., то за первых три месяца этого года — 1059,2 млн долл. Это неплохо, потому что увеличение отрицательного сальдо, по мнению многих ученых-экономистов, провоцирует риски экономического кризиса. И пусть на этот раз его уменьшили карантинные ограничения, все-таки это нам в плюс.

Хуже то, что за первые недели пандемии сильно уменьшился объем капитальных инвестиций — в производство вложено на 35,5% средств меньше, чем за первых четыре месяца прошлого года. Это — во-первых. Во-вторых, основным источником капитальных инвестиций по-прежнему остаются собственные средства предприятий и организаций (73,2%). Доля привлеченных и заимствованных ресурсов (кредиты банков и другие займы, средства инвесторов-нерезидентов) составляла 7,8%, а доля средств государственного и местных бюджетов — 7,4%.

Дело в том, что реинвестируют в расширение производства в основном предприятия-экспортеры. Если же учесть, что у нас сложилась сырьевая модель экономики и мы преимущественно экспортируем агросырье, продукты питания, железную руду и другие полезные ископаемые, дешевые виды металлопроката и полуфабрикаты химпрома, то и инвестируют средства у нас преимущественно в эти самые отрасли. По мнению ученых, это консервирует сырьевую модель экономики, тогда как задание «на завтра» — инвестировать в отрасли, которые могут производить продукцию с большой добавленной стоимостью.

Предложения Кабмина

Эта задача сразу переводит наш разговор в плоскость экономических прогнозов. Оптимисты полагают, что экономика за год упадет на 3—4%. Реалисты пугают: Новый год встретим где-то с минус десять, а пессимисты говорят о минусе 15—18%. Одни успокаивают: экономика быстро восстановится, потому что причин для стагнации почти нет. Другие говорят об устойчивой и длительной рецессии L-подобного типа.

Все это — лишь прогнозы. Как отмечает экономист, доктор наук Ярослав Жалило, резоны имеют все прогнозисты, тем более, что рецептов выхода из таких масштабных карантинных мер нет ни у одной из стран мира. Так что все может проходить по разным сценариям.

Понятно, что почти все зависит от дальнейших действий правительства. Как известно, Кабинет Министров видит выход из посткарантинной ситуации в политике защиты отечественного производителя и в стимулировании экономики за счет льготных кредитов для малого и среднего бизнеса.

На минувшей неделе Верховная Рада не утвердила и обновленный План действий правительства, представленный Премьер-министром. Сам Денис Шмыгаль на пресс-конференции заявил, что Кабмин все же будет действовать по этому плану, тем более, что документ отвечает программным положениям парламентского большинства.

Правда, план получился пестрым. Впечатление таково, что его задачей было удовлетворить и правых, и левых, и центристов. Потому, наверное, закономерно, что программа вызвала критику во всех сегментах и экспертной среды. Одни экономисты сильно сомневаются, что сработают меры в поддержку отечественного производителя от «альтернативного импорта», и призывают к еще большей либерализации рынка. Другие считают ошибочным ставки на приватизацию, «которая только ухудшает положение дел».

Что скажет совет?

Тем временем Кабмин сделал шаг, которого никто не ждал. Неделю назад было объявлено о создании при правительстве Совета экономического развития Украины.

Кроме премьера Дениса Шмыгаля и главы Минэкономразвития Игоря Петрашко, в совет вошли, в частности, такие известные специалисты, как директор Института экономики и прогнозирования, академик Валерий Геец, директор Института демографии и социальных исследований Элла Либанова, исполнительный директор Фонда Bleyzer, экономист Олег Устенко, преподаватель Бизнес-школы при Киево-Могилянской академии Евгений Пенцак, директор Центра экономических и социальных исследований Института стратегических исследований Ярослав Жалило и другие известные специалисты.

Надо сказать, что в совет, как ни удивительно, вошли специалисты с разным видением путей выхода из экономической рецессии. Надежду на лучшее дает то, что здесь есть профессионалы, имеющие наработанные предложения, к которым давно следовало бы прислушаться. Так, доктор экономических наук Ярослав Жалило еще два года назад предлагал: провести институционные изменения в сфере государственной денежной политики, которые бы позволили разомкнуть заколдованный круг сырьевой модели экономики, открыв дверь инвестициям в отрасли промышленности, которые могут производить продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Социального драйва политике правительства должно придать присутствие в совете Эллы Либановой. Не нуждается в лишних рекомендациях академик Валерий Геец. Интересно, что сейчас в издательстве «Наукова думка» готовят в печать его последнюю монографию, основные положения которой могут стать путеводителями для многих министерств и ведомств. Словом, главное — прислушаться к новым идеям, чтобы мнения специалистов, делегированных в совет, воплощались в жизнь, а не остались неуслышанными голосами наших «экономических инсургентов».

Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.