Аппарат ИВЛ.

В критических ситуациях свое истинное лицо открывают не только люди, но, как оказалось, и целые предприятия. Одни готовы поделиться последним с теми, кому это жизненно необходимо. Другие же используют «мать родную» в собственных интересах.

Из-за благих целей встряли в «халепу» благотворители из Запорожья, пытаясь в пик коронавирусной пандемии помочь врачам «скорой помощи», дабы вооружить медиков, стоящих на передовой борьбы с напастью, оборудованием для спасения жизней.

Около четверти века успешно работает в Украине и за рубежом компания «Энергетические системы и оборудование Запорожье» («ЭСО Запорожье»). И завоевала заслуженный международный авторитет. Да такой, что в прошлом году ее лидер Юрий Подгорный стал почетным консулом Латвийской Республики в Запорожье. Он же стал одним из первых, с кем встретился новый руководитель области Виталий Боговин для обсуждения вопросов привлечения иностранных инвесторов в регион.

Юрий Подгорный.

Юрий Подгорный привык жить проблемами земляков. И поэтому, когда в марте Запорожье столкнулось с бедой в виде коронавируса, он без раздумий решил включиться в борьбу. И заняться тем, что будет наиболее эффективным — организовать помощь медучреждениям оборудованием для борьбы с COVID-19.

— Все было очень плохо, умирали люди. Вначале я связался с директором нашей инфекционной больницы. Спросил: чем могу помочь? Назвали аппараты ИВЛ для стационара, которые они используют. И другие их не устраивают, — вспоминает Юрий Дмитриевич. — Мы проверили — их стоимость достигает 40 тысяч евро. Нам это было не по карману.

Тогда он позвонил давней знакомой — замдиректора КНП «ТМО «Областной центр экстренной медицинской помощи и медицины катастроф Запорожского областного совета» Ларисе Рындиной.

Куда ни кинь — всюду кинут

— Юрий Дмитриевич спросил: чем может помочь областной «скорой»? Вопрос стоял по аппаратам ИВЛ — они нам крайне необходимы, — отмечает медик. — И тот аппарат, о котором мы с ним говорили, нам очень подходит для работы в любых полевых условиях. Несколько таких аппаратов у нас есть — ими обеспечивала киевская фирма. Перезвонила туда, мне ответили, что вся Европа озадачена этой темой, аппаратов не хватает. И в числе прочего оборудования предложили и «Osiris 2». Прайс-лист и контакты фирмы я передала Юрию Дмитриевичу. И к концу мая мы с нетерпением ожидали аппарат — ситуация с коронавирусом накалялась.

По словам Юрия Подгорного, через открытые источники они немного «пробили» историю ООО «Современная больница». Оказалось, что фирма упоминается в нескольких судебных делах, связанных с бюджетным финансированием.

«Дело касалось закупок в Одесский национальный университет. Но нас это не смутило. Сыграло то, что фирму рекомендовали мои хорошие знакомые», — говорит Подгорный.

С представителем фирмы обсудили модели аппаратов. Остановились на французском «Osiris 2» за 200 тысяч гривен. Требовалась 100-процентная предоплата.

Стоит отметить, что компания «ЭСО Запорожье» занимается внешнеэкономическими операциями. И могли сами связаться напрямую с французским производителем, минуя посредников. Но, как отмечает Юрий Подгорный, в Украине по-прежнему существует определенная «схемка», которая с годами не меняется. Смысл в следующем: для того, чтобы завести медоборудование по таможне, чтобы таможня его растаможила, требуется сертификат Министерства здравоохранения. То есть, на фирму-импортера должен быть выписан сертификат соответствия этого оборудования украинскому законодательству. Есть продукция, на которую просто признается сертификат соответствия ЕС, — его выдает Торгово-промышленная палата. Однако в данном случае требовался сертификат Минздрава. Но когда для каких-то целей импортируешь одну единицу оборудования — добиваться сертификата лишено смысла. Слишком большие затраты времени и средств. К тому же в Украине уже начался всеобщий карантин, добираться в Киев для оформления документов стало проблематично.

Поэтому и обратились к фирме-посреднику. Сколько стоил аппарат у производителя, благотворители так и не узнали.

«Мало того — уже после того, как мы перечислили деньги, выяснилось, что эта фирма даже не числится среди фирм-растаможивателей. То есть, аппарат ИВЛ сертифицирован вообще на другую фирму, — утверждает Подгорный. — Таким образом, схема в Украине работает так: я закупаю у одной фирмы, та — у другой, которая и приобретает продукцию за рубежом. На нее в 2017—2018 годах и был выдан сертификат на импорт этих ИВЛ сроком на пять лет. У всех остальных компаний могут быть проблемы с получением аппаратов в принципе». 
Как почетный консул Латвии Юрий Дмитриевич отмечает, что эта система не соответствует ни европейской, ни мировой практике: «Тот самый случай, когда следует убрать причину коррупции — тогда и бороться не с чем будет. Но у нас причинно-следственная связь осталась».

А был ли всемирный заговор

Когда запорожские заказчики получили проект договора, там значилось, что срок поставки — май-июнь. Они заявили, что так не пишется: либо май, либо июнь. В фирме ответили: мол, гарантируем поставку в мае, но на всякий случай пропишем и июнь — вдруг будет задержка.

19 марта заключили договор, а уже на следующий день фирма получила от запорожцев полную предоплату в 200 тысяч гривен.

«В начале апреля я позвонил в фирму и поинтересовался ходом поставки. Тогда, в преддверии пика коронавируса, у всех было нервное напряжение. Мне ответили, что партия ожидается в конце апреля — начале мая. Снова позвонил уже в конце апреля — посоветовали обращаться после 5 мая, тогда партию получат и уже будет известна номенклатура. В начале мая ответили, что аппарат не получили. И посоветовали звонить после 20 мая. Мы начали обращаться в фирму письменно — нам просто не отвечали», — говорит Юрий Подгорный.

Ему удалось связаться с директором фирмы (она же — ее учредитель). И услышал такое, что понял: дело нечисто. Его убеждали в том, что якобы ВОЗ запретила этому предприятию-изготовителю во Франции отгружать эти аппараты в Украину. Дескать, они нужнее в других государствах, где более критична ситуация с коронавирусом. Но ведь это коммерческий, а не государственный контракт: причем тут государство Украина и ВОЗ? — недоумевают благотворители?

В «ЭСО Запорожье» потребовали номер внешнеэкономического контракта для того, чтобы уточнить, работает ли изготовитель с этой фирмой. Просили копию соответствующего решения ВОЗ. Но так и не получили.

Июнь закончился, и благотворителей заставляет беспокоиться тот факт, что в фирме говорят то, чего, как они считают, нет на самом деле.

— После моих практических вопросов, там начали понимать, что я в чем-то разбираюсь, мне отвечали конкретными намеками, что будет либо задержка, либо срыв, — уверен Юрий Подгорный.

Больница современная, подход традиционный?

В беседе с корреспондентом «Голоса Украины» директор ООО «Современная больница» Светлана Спиридонова не раз повторила: «Мы их не кинули!» И даже направила ответ заказчику из Запорожья. По ее словам, еще после Нового года официальный представитель французского производителя ООО «Ортоимпекс» оплатил и разместил заказ во Франции. Но в связи с пандемией…

— Там заключаются какие-то международные договора. ВОЗ их заключает или нет — я не знаю. А у нас коммерческий договор — мы разместили и оплатили. И когда идет отгрузка, ВОЗ вмешивается в отгрузку. Допустим, страны отчитываются, у кого какая ситуация по пандемии. В Украине — благополучная. И, несмотря на то, что у нас проплачено, отгрузка идет в те страны, у которых худшая ситуация по пандемии. Они уже и мощности нарастили, работают в две смены. И направили официальному представителю письмо о том, что в связи с такой ситуацией они не могут отгрузить вовремя согласно графику. Но то, что они отгрузят, сомнений не вызывает. Они не писали, что ВОЗ вмешивается, но на самом деле это так», — рассказала Светлана Спиридонова.

По ее утверждениям, первая партия аппаратов ИВЛ уже пришла. Эти 10 штук отправлены в больницы, которые назначены базовыми по лечению больных с коронавирусом. Мол, ее фирму никто бы не понял, если бы аппараты отправили в Запорожье.

В своем ответе французские представители обещают поставку «ЭСО Запорожье» до 31 августа. И такие письма разосланы всем, с кем имеются коммерческие заказы.

Короны осенью считают

Медики «скорой помощи» сокрушенно вздыхают: ни денег, ни аппарата.

 Лариса Рындина.

— Если в Украине так относятся к благотворителям — как же мы потом сможем найти тех, кто захочет нам помочь? И какой уровень цинизма у людей, которые так поступают с благородными порывами украинцев, — говорит Лариса Рындина. — Мы только начали понемногу приходить в себя. Но ведь никто не знает, что нас ожидает осенью.

Фото из открытых источников.

Мнение

Юрий Подгорный, почетный консул Латвии в Запорожье, бизнесмен:

— Мое личное мнение: все «кидалова» происходят в Киеве. Постоянно рожает всевозможные подзаконные документы для всевозможных визирований и подписей во всех сферах деятельности. По основному своему виду деятельности я перестал зарабатывать уже около семи месяцев назад. Моя компания живет только за счет «подушки», образованной в предыдущие годы.

Взять Службу экспертного контроля. Недавно я специально ездил познакомиться с ее руководителем. Сидит передо мной молодой мужчина. Он выиграл соответствующий конкурс и занял должность. Но в беседе с ним я вижу, что он слабо разбирается в нюансах. А мы этим живем 23 года. СЭК обязана принять решение по лицензии в течение 90 дней. А у нас прошло 130 дней — лицензии нет. И нет конкретного ответа: «Мы рассматриваем».

Мне знакомые в Киеве говорят: «Ищи кассира, ты не туда ходишь». И так везде. Все больше и больше. Очень печально.

Те, кто говорит, что Украина — это Европа, делают противоположные вещи. На самом деле достаточно просто сделать, чтобы Украина стала Европой: привести украинское законодательство в каждой отдельной сфере экономики и жизни в соответствие с законодательством любой европейской страны.