Следователи Государственного бюро расследований в ходе обысков изъяли из зенитных ракетных бригад Воздушных сил ВСУ, которые базируются в Хмельницкой, Одесской и Херсонской областях, приборы СВЧ (клистроны), являющиеся одним из основных элементов системы наведения зенитных ракетных комплексов на цель. Об этом говорится в заявлении командования ВС ВСУ, обнародованном в Фейсбуке в четверг. В службе связей с общественностью Воздушных сил Украины отмечают, что следователи инкриминируют должностным лицам существенные нарушения в закупке клистронов. Вместе с тем в упомянутом постановлении суда не говорится об изъятии, а лишь «об осмотре воинской части А2860 и подчиненных ей зенитных ракетных дивизионов».

«Такие же зеркальные процессуальные действия проводятся в зенитных ракетных бригадах в Одесской (в/ч А2800) и Херсонской (в/ч А1836) областях. Создается впечатление, что это чья-то спланированная акция, направленная на подрыв обороноспособности государства. В то время, когда на границе с Украиной враг разворачивает огромную группировку войск в рамках масштабного военного учения «Кавказ-2020», где открыто разыгрывается сценарий полномасштабного наступления на Украину, государственные институты позволяют себе подобные вещи...» — подчеркнули в командовании.

После появления данного заявления тему «подрыва отечественной системы ПВО» подхватили соцсети и журналисты. Через день отреагировало и ГБР. В заявлении, размещенном на сайте бюро, говорится: все изъятые в рамках расследования уголовного производства приборы возвращены воинским частям. Также отмечается, что по факту превышения полномочий сотрудниками бюро и СБУ проводится расследование.

«По материалам Управления внутреннего контроля Главным следственным управлением ГБР открыто уголовное производство по факту превышения власти или служебных полномочий работниками ГБР и СБУ во время изъятия военного имущества (ч. 3 ст. 365 УК)», — сказано в заявлении.

Похоже, это своего рода прецедент, который вызывает много вопросов. Почему подобная проблема решается на уровне соцсетей? Где координация между госструктурами, когда речь идет об обороноспособности? Что приоритетнее сейчас — любыми способами выявить нарушения в закупках или боеспособность ПВО Украины в условиях войны?