Не постигли грозной опасности

Ему суждено было прожить 43 года. Всего сорок три года жизни, преисполненных юношеского подъема и порывов, решительной национальной борьбы и горечи поражения, сверхчеловеческих испытаний и страданий.

В 1931-м Юрий Карась-Галинский напечатал во Львове под литературным псевдонимом Виталий Юрченко книгу, аналогов которой не было ни в украинской, ни в мировой литературе. Исторический роман-воспоминание «Пекло на землі» рассказал миру о концентрационных лагерях сталинского режима, о сатанинском эксперименте над человечностью, о зверском способе уничтожения инакомыслящих.

В 1934 году во Львове увидели свет еще четыре книги Виталия Юрченко «Червоний чад», «Шлях на Соловки», «УСЕВЛОН» и «Зі Соловецького пекла на волю». Поведанные писателем ужасы ГУЛАГа отказывалась воспринимать человеческая психика. Даже прогрессивно настроенная львовская интеллигенция не сразу по-стигла глубину и смертельную опасность человеконенавистнического режима. Два брата Крушельницких, Тарас и Иван, зачумленные коммунистическими мифами, не поверили в достоверность написанного и выступили с осуждением Виталия Юрченко. Через два года они сами на себе ощутили все прелести большевизма. Как только братья вернулись из эмиграции в «советский рай», всю их семью подвергли жестоким репрессиям.

Что уж говорить о благополучном европейском обществе? До них, к сожалению, и не дошли предостережения украинского узника ГУЛАГа. А Виталий Юрченко обращался непосредственно к ним, свободным людям свободного мира:

«Я твердо вірю, що Європа добачить левову частку зла-кризи у більшовизмі й не допустить імперіалістам московського інтернаціоналу у крові-вогні втопити цивілізацію віків, а на її струпілих попелищах створити нову еру — світ глумливого насилля й вандалізму. Я вірю, що весь Захід, збагнувши грізну небезпеку, завчасно схаменеться й на вівтар рятунку культури людства кине хатню гризню за матеріальні добра-посідання, що він сконсолідується і знищить ще неопірене царство-пекло червоно-дикої орди».

...Только через три десятилетия после выхода «Пекла на землі» Виталия Юрченко российский писатель Солженицын выпустит свою повесть «Один день Ивана Денисовича», со временем — «Архипелаг ГУЛАГ». Эти книги прочитают в Европе. Солженицын станет «первым» изобличителем сталинских «лагерей особого назначения» и получит за это Нобелевскую премию.

Из концлагерей — в спасательный Збруч

...Кто же он такой — Виталий Юрченко, который, пройдя все круги ада ГУЛАГа, пророчески сформулировал сущность российской «красно-дикой орды»? Почему его взволнованный голос не донесся не только до Запада, но и на долгие десятилетия потерялся на территории Родины — даже тогда, когда она уже стала независимой и суверенной.

Родился Юрий Карась-Галинский (Виталий Юрченко) в 1900 году в селе Текуча на Уманщине. У мальчика рано умер отец, но способный, жаждущий знаний Юрий все же окончил реальную школу в Виннице. Со временем сбылась его заветная мечта: он стал студентом Киевского университета. Учиться пришлось недолго. Украина в огне освободительной борьбы завоевывала свое право быть самостоятельным государством. Юрий всем сердцем стремился помочь молодой Украинской Народной Республике. Работал в информационном бюро Директории. Вскоре добровольцем вступил в студенческий полк армии УНР. Через неделю его, как образованного и храброго юношу, откомандировали в офицерскую школу в Каменце-Подольском. Не прошло и месяца учебы, как курсантам приказали защищать от красных оккупантов Проскуров (ныне Хмельницкий). Юрий воевал преданно и отважно, поэтому быстро стал сотником Гайдамацкого конного полка имени Константина Гордиенко.

После поражения УНР Карась-Галинский стал уполномоченным лицом атамана Петра Дерещука. Вместе с побратимами подпольно продолжил вести повстанческое сопротивление российско-большевистской оккупации на территории Уманщины. В 1922-м повстанцы, окруженные вражеской армией, вынуждены были сложить оружие. Многие подпольщики эмигрировали. Предлагали и бывшему сотнику отправиться за границу, но он не смог покинуть родную землю.

Юрий вернулся в свое село, работал учителем. Со временем — инспектором отдела народного образования Уманского района. Двадцатитрехлетний педагог пользовался большим уважением среди крестьян и интеллигенции края. Он организовал в Текучей центр общества «Просвіта», ставил украинские спектакли, участвовал в украинизации церковной жизни. Активная общественная позиция, авторитет и популярность сельского учителя привлекли внимание агентов ГПУ. А после того, как возглавляемая Юрием Тимофеевичем комиссия отдела народного образования дала негативную оценку со-стоянию изучения в школах района украинского языка, его вызвали на допрос. «Особисты» припомнили ему вооруженную борьбу за УНР, военные походы против Красной армии, защиту учителей духовного происхождения.

В 1929 году Юрия арестовали и этапировали в «северные лагеря особого назначения ОГПУ».

...Прошел год каторжных работ, издевательств и унижений. Юрий не только мужественно выдерживал «красное пекло», но и поддерживал других. 28 июня 1930 года он вместе с двумя товарищами сбежал из лагеря. Одного из его спутников охрана лагеря застрелила сразу, другого через две недели блужданий по болотам вычислил агент по борьбе с беглецами. А Юрий выжил. Судьба вырвала его из лап неизбежной смерти. За месяц он дошел до Вятки. С большой теплотой вспоминал впослед-

ствии в своем романе о простых людях, рыбаках, крестьянах, рабочих, которые делились с ним куском хлеба и помогали преодолевать опасный путь.

Юрий совершил невероятное — физически изможденный, но морально не сломленный, он прошел пять тысяч километров от российской тундры до украинского Подолья. Оказавшись дома, понимал: единственный выход для него — перейти границу. Там, за Збручом, — свободная земля. Там — его свобода. В Виннице друзья Юрия, занимавшие ответственные должности, обеспечили его надежными документами и даже купили велосипед. Беглец ГУЛАГа начал готовиться к последнему рывку — обойти вражеские патрули и вплавь добраться до противоположного берега Збруча.

...Ночью он прыгнул в холодную воду с 15-метровой кручи. При падении почувствовал, что повредил ногу. Но, стиснув зубы и собрав волю в кулак, продолжал работать руками, пока не ощутил под ногами спасательный край берега.

В Текучей ничто не напоминает о писателе

Львовский период жизни Карася-Галинского был насыщенным и плодотворным. Юрий заканчивает учебу в Высшей школе международной торговли, активно сотрудничает с издательством «Червона калина», с львовским журналом «Дніпро». Дважды, в 1935 и 1937 годах, нелегально посещает Текучую, встречается с друзьями детства и юности.

Во время Второй мировой войны писатель перебирается жить в городок Корец на Ривненщине. Его львовские друзья-единомышленники, ощущая холодное дыхание второго «пришествия» красных, массово эмигрируют за границу, зовут его с собой. Но Юрий остается верен себе. Он не может покинуть отчую землю. Это решение стало фатальным. Карася-Галинского выслеживают красные партизаны отряда Медведева, устраивают на него засаду и жестоко убивают... Произошло это зимой, в начале 1944-го.

В советской Украине имя сотника Армии УНР, просвещенца, каторжника ГУЛАГа, писателя—разоблачителя коммунистического режима Юрия Карася-Галинского (Виталия Юрченко) было вычеркнуто из истории. Только с завоеванием Украиной независимости, в 1994 году, во Львове была переиздана его книга «Пекло на землі». Со временем, в 2010-м, напечатан еще один тираж. Историки из Черкасс и Умани провели исследовательскую работу в архивах, и в 2018 году «Пекло на землі» вышло с документальными дополнениями. В Черкасском областном краеведческом музее появился отдельный раздел в экспозиции, который знакомит с жизнью и творчеством писателя, страстного учителя-патриота. Научные работники музея предоставили копию его редчайшей фотографии (на снимке).

К сожалению, в Текучей, родном селе Юрия Карася-Галинского, мало кто знает о репрессированном учителе, о его жизни-подвиге во имя Украины. Нет здесь ни мемориальной доски, ни знака, ни хотя бы скромного памятного уголка в школе. В сельсовете Текучей до сих пор никогда даже не слышали фамилию выдающегося земляка. Очень все это печально. Очень обидно. Разве мы можем утвердить историческую память, сформировать у подрастающего поколения национальную самоидентичность, если равнодушны к прошлому и жертвенным героям своей родной земли?!


Участники вечера почтения памяти Юрия (Георгия) Карася-Галинского в городе Умани.

Фото Елены САМОТОКИ и из архива Черкасского областного краеведческого музея.