Лето 1990 года. Пленарное заседание Верховной Рады.Депутат Ю. Гнаткевич — автор одного из альтернативных проектов декларации.

Фото из книги «Декларация о государственном суверенитете Украины. История принятия, документы, свидетельства».

Это было тридцать лет назад. (О Боже, как давно это было!). В тогда еще Советском Союзе кипели страсти вокруг объявленной М. Горбачевым «перестройки». Благодаря свободе слова и плюрализму в СССР начался «парад суверенитетов». Первыми начали выходить из Союза, в котором всем заправляла Москва, захваченные ею прибалтийские государства. Пытаясь избавиться от власти коммунистического Политбюро, Борис Ельцин объявил о суверенитете Российской Федерации. Перед Украиной открывался путь к восстановлению независимости, утраченной после завоевания российскими большевиками Украинской Народной Республики сто лет назад.

Кандидатов в депутаты Верховной Рады в 1989 году выдвигали трудовые коллективы. Меня выдвинула профсоюзная конференция Киевского политехнического института по предложению отделения Общества украинского языка. Сам этот факт свидетельствует о том, что в Украине уже тогда поднимался национальный вопрос. Правда, в своих выступлениях я на национальном вопросе внимание не акцентировал, а больше говорил о свободе слова, о многопартийности, о необходимости ликвидации спецбуфетов для партийной номенклатуры, возмущался всевластием бюрократии. Если бы мне кто-то тогда сказал, что совсем скоро я буду голосовать в Верховной Раде за Декларацию о государственном суверенитете Украинской ССР и что вместе с руховцами за это будут голосовать коммунисты, я бы в это ни за что не поверил. Но именно это и именно так произошло. Видно, прав был Степан Бандера, когда сказал, что всегда побеждают те идеи, время которых пришло.

Я не только голосовал за декларацию. Более того: я зарегистрировал собственный проект декларации. Заявив с трибуны, что мои односельчане не знают слова «декларация», я предложил заменить его словом «постановление». Депутаты, прежде всего из коммунистической группы «239», были крайне удивлены другим моим предложением. Как филолог я напомнил, что слово «суверенитет» — французского происхождения. В Словаре иноязычных слов оно трактуется как государственная независимость и может касаться только государства и больше ничего и никого. Я сказал, выступая с трибуны: «В нашем случае мы собираемся голосовать за «масло масляное». И именно поэтому свой проект декларации я назвал так: «Постановление о государственной независимости Украинской Советской Социалистической Республики».

До сих пор не пойму, как я тогда мог решиться на такую смелую и, как теперь принято говорить, радикальную позицию. И в то же время до сих пор счастлив, что один фрагмент, актуальный и ныне(!), из моего проекта все-таки попал в проголосованный текст декларации в раздел «Культурное развитие». Здесь сказано: «Украинская ССР является самостоятельной в решении вопросов науки, образования, культурного и духовного развития украинской нации...». И абзацем ниже: «Украинская ССР обеспечивает национально-культурное возрождение украинского народа, его исторического сознания и традиций..., функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни».

Во-первых, в декларации использовано словосочетание «украинская нация». Ведь до сих пор на слово «нация» Москва накладывала табу, употреблять его разрешалось разве что в контексте «слияния наций». В ней также впервые прозвучало слово «возрождение». Оно было очень уместно, потому что все порабощенные нации неизбежно приходили к национальному вырождению, а освободившись из имперской неволи, начинали свое национальное возрождение. По этому пути шли и успешно его преодолели поляки, когда вырвались из когтей двуглавого российского орла. По нему прошли чехи после распада Австро-Венгерской империи. Им воспользовались итальянцы после объединения всех итальянских земель. На этот путь стали и евреи после образования государства Израиль. К сожалению, Украина путем национального возрождения не пошла. Выяснилось, что за три с половиной века пребывания Украины в составе Российской империи ее правящим кругам удалось русифицировать значительную часть украинства. Веками продолжалось уничтожение украинской нации путем запрета украинского языка, в результате чего значительная часть нации после 1991 года голосовала за тех президентов и депутатов, которые продолжали тянуться не к Украине и украинской культуре, а к постсоветской России и ее культуре. Великий украинец Евгений Чикаленко, который все свои немалые средства богатого помещика не прятал в офшорах, в отличие от нынешних деятелей, а отдал на возрождение родной нации, писал, что проблема украинской нации заключается в том, что она «недосформирована». Перефразируя Е. Чикаленко, можно утверждать, что все проблемы нынешней Украины, включая войну, заключаются в том, что украинская власть, за редким исключением, не занималась формированием единой украинской нации. Джузеппе Гарибальди после объединения итальянских земель сказал: «Мы создали Италию. Теперь пора создавать итальянцев». После обретенной нами в 1990—1991 годах самостоятельности власть в Украине собственно украинцев не создавала. На значительных территориях Украины, в первую очередь на Донбассе и в Крыму, все украинское выметалось. Там создавался украинец нового типа, который носил украинскую фамилию, но все украинское не воспринимал или даже ненавидел. Вот и получаем результат: коррупция, казнокрадство и российское оружие в руках тех «украинцев», которые под команду российских офицеров «по украм огонь!» убивают сыновей Украины.

В 1990 и 1991 годах мы создали Украину, мы восстановили ее независимость от российской империи. Мы начали возрождение украинской нации как стратегически важного геополитического фактора. Задача нынешней украинской власти, прежде всего Президента Украины Владимира Зеленского и Председателя Верховной Рады Дмитрия Разумкова, исторически заключается в том, чтобы поддержать начатое два года назад украинское национальное возрождение, а не тормозить его ревизией принятого парламентом прошлого созыва языкового закона и уголовным преследованием инициаторов получения исторического Томоса для национальной церкви. Украинская нация неизбежно возродится. В Украине обязательно воцарится и единый государственный язык, и единая национальная церковь! Возродятся: украинский патриотизм, украинское национальное сознание и ответственность за судьбу Украины и украинцев.

Юрий ГНАТКЕВИЧ, народный депутат первого созыва.