Три десятилетия назад, когда Верховная Рада приняла Декларацию о государственном суверенитете Украины, я работал заместителем главного редактора областной молодежки. Называлась наша газета, которая была официальным печатным органом Сумского обкома комсомола, «Червоним променем». Тогда все еще было или «красным», или «ленинским», или «коммунистическим», поэтому за наше название, как на те времена, краснеть не приходилось — оно выглядело одним из самых прогрессивных.

Общественно-политическая жизнь на Сумщине тогда кипела, а ее свидетели и действующие лица были преисполнены оптимизма и бескорыстного энтузиазма. Очень часто происходили события, которые в то время казались будничными, но сегодня могут восприниматься как исторические. Самые главные и интересные нашли отображение на страницах «Червоного променя». Листаю подшивку 30-летней давности, просматриваю публикации, часть из которых помню до сих пор, и еще раз убеждаюсь: принятые парламентом акты о государственном суверенитете, а потом и независимости Украины не появились на пустом месте, а были инициированы самой жизнью. Общество требовало кардинальных перемен, а осуществить те перемены могла только свободная нация.

В дефиците было все

«Червоний промінь» тогда получал множество писем от читателей, которые мы печатали под рубриками «Почта» или «Контакт». Ныне не надо ничего ни анализировать, ни обобщать — достаточно лишь кое-что из тех публикаций процитировать. И станет понятно, что события тех времен, когда огромная империя уже находилась в агонии, просто не могли не привести к «параду суверенитетов», которые прошли в большинстве подневольных «республик-сестер».

Вот абзац из письма П. Тхора, ветерана войны из Конотопа: «С болью и тревогой слежу за событиями в Баку, Прибалтике и других «горячих точках» нашей страны. Что же это произошло с нами всеми? Как же так мы стали друг другу врагами?». Напомним, что в Прибалтике и Баку была применена военная сила против участников народно-демократических движений, там пролилось много крови, и это ускорило разрушение СССР.

А вот цитата из совсем другого письма, его в феврале 1990 года прислал в редакцию «Червоного променя» сумчанин К. Ярош: «В центральном универмаге я записался в очередь на покупку цветного телевизора. Оказался уже в пятой тысяче». Чтобы дать ответ читателю, редакция связалась с администрацией универмага, и там проинформировали: «Очередь на цветные телевизоры составляет уже 8,5 тысячи желающих, а на черно-белые — 240. Сумам на первое полугодие 1990 года установлены фонды на черно-белые телевизоры в количестве 189 штук, а на цветные — 1500 в течение года».

Сумчанин В. Мельник жалуется на отсутствие телефона, и в областном производственно-техническом управлении связи на запрос редакции отвечают: возможно, мужчине удастся установить «вечерний телефон». «С семи часов утра до семи вечера это служебные телефоны, а с семи вечера до семи утра, а также в выходные и праздничные дни номерами могут пользоваться жители города, — сообщают связисты. — На сегодняшний день уже действуют 253 вечерних телефона: в Сумах, Ахтырке, Конотопе, Лебедине, Белополье и Шостке».
В продолжение темы повсеместного дефицита цитируем уже не письма, а расширенную текстовку к фото под названием «Шприцы из Канады»: «Они держат в руках действительно драгоценный подарок — 5 тысяч

одноразовых шприцев. Их приняла главный врач Сумского родильного дома № 1 Татьяна Бабар. Такое же количество получил и Сумской родильный дом № 2».

Оставляем без внимания колбасу, которой в те времена не хватало, туалетную бумагу, которой нигде не было, и множество других атрибутов «нормальной жизни». И без того у потомков, родившихся уже в другие времена, хватит оснований, чтобы посочувствовать «предшественникам» и понять, почему абсолютное большинство из них поддержало курс на обретение Украиной сначала государственного суверенитета, а уже через один год, один месяц, одну неделю и один день — независимости.

Перед выборами произошел майдан

Общественно-политическая жизнь в Сумах бурлила и часто доходила до точки кипения. Старая система делала все возможное для своего самосохранения, но ростки новой уже пробивались сквозь асфальт, и остановить это никто не мог. На 4 марта власть назначила в Украине выборы в советы всех уровней.

Вот номер еженедельника «Червоний промінь» от 10 февраля 1990 года. На 2-й странице — обращение участников пленума обкома комсомола «Мы взволнованы ситуацией». 3-я страница вся забита предвыборными материалами. Открывает ее интервью нашего журналиста с кандидатом в народные депутаты УССР «Необходимы радикальные перемены...». Рядом — «Обращение молодых кандидатов в народные депутаты Украинской ССР к народу Украины», а под ним «Позиция межобластной группы молодых кандидатов в народные депутаты Украинской ССР «Весна-90». Следующий номер похож и по тематике, и по отображению общественно-политического момента. На 3-й странице «Червоного променя» от 17 февраля снова помещены три предвыборных материала: интервью с кандидатом в народные депутаты, проблемная статья «Хроника одного выдвижения» и «Семь секретов агитации». Последний материал, как на сегодняшний день, кажется удивительно наивным.

Незадолго до выборов Сумы превратились в кипящий котел. События, произошедшие в городе 18 февраля 1990 года, не забываются до сих пор. На площади около обкома КПСС и обкома комсомола, которая тогда еще называлась площадью Ленина, состоялся грандиозный митинг, в котором приняли участие несколько тысяч человек. 24 февраля на 2-й странице еженедельника появляется аж 5 материалов «на злобу дня». Среди них — «Заявление Верховного Совета СССР», отчеты с пленума Сумского обкома КПУ и с заседания бюро обкома комсомола. Не обошла газета вниманием и сам митинг, опубликовав об этом небольшой материал. В нем, среди прочего, сообщается, что «...митинг принял резолюцию с требованием отставки бюро областного и Сумского городского комитетов партии, секретаря ЦК КПСС Лигачева и секретаря ЦК Компартии Украины Гринцова, генерального прокурора страны Сухарева, высказался в поддержку Гдляна и Иванова». Отдельно участники митинга потребовали отставки руководителей областной газеты «Ленинская правда» и облтелерадиокомитета. В связи с последним «Червоний промінь» публикует заметку «В защиту товарищей» — это заявление президиума правления Союза журналистов Украины. Президиум «решительно протестует против митингового права... и расценивает такие факты... как прямое давление на журналистов, попытку диктовать им, о чем писать, а о чем молчать...»

В последние дни перед выборами политическое противостояние на Сумщине лишь усиливалось, и это находило отображение на страницах «Червоного променя». 1 марта газета вышла с плакатом на 1-й странице: «Кто — кого?». «Речь о демократии или диктатуре, гласности или замалчивании, социальной справедливости или сохранении льгот для избранных...» — газета напоминала об огромной ответственности за судьбу государства, возложенной в том числе и на избирателей-сумчан.

4 марта 1990 года состоялись выборы в советы всех уровней, после которых стало понятно: Украина уже никогда не будет прежней. На Сумщине в представительные органы власти прошло много людей, категорически не согласных с политикой правящей партии. Собственно, именно благодаря таким людям в Верховной Раде через несколько месяцев и была принята Декларация о государственном суверенитете Украины.

Весной-летом 1990 года, после второго тура выборов и избрания депутатов, политические баталии и страсти перекочевали с майданов в сессионные залы. 2 июня «Червоний промінь» опубликовал заметку «25 километров дебатов». В начале материала отмечается, что «три недели работы первой сессии Сумского городского совета, кажется, промелькнули очень быстро». (Ныне сессии Сумского горсовета проходят по два — три часа.) А во втором абзаце сообщается, что «только магнитофонная запись заседаний сессии, которую начали вести с 14 мая, — это свыше 25 километров ленты».
Вопрос

«Кто — кого?» остается актуальным

До 16 июля 1990 года «Червоний промінь» успел опубликовать много материалов на темы родного языка и национального возрождения, а с 1 июля начал печатать книгу Бориса Ельцина «Исповедь на заданную тему».

Декларация о государственном суверенитете Украины вместе с соответствующим постановлением Верховной Рады напечатана в областной молодежке 21 июля. Оба документа поместились на одной полосе.

11 августа «Червоний промінь» опубликовал два моих материала. «Запорожцы за Сулой» вместе с фотографиями заняли целый разворот: газета посвятила две страницы 500-летию украинского казачества. Торжества проходили в Ромнах и в Пустовойтовке, на родине последнего кошевого атамана Запорожской Сечи Петра Калнышевского. Второй материал — совсем небольшой, и под ним стоит не моя фамилия, а псевдоним. Я тогда часто писал юморески, фельетоны и памфлеты и визировал эти «несерьезные» произведения как В. Деля.

Процитирую небольшую саркастическую реплику под названием «Коммунизма нет?». Коммунизм на то время еще был при силе, до путча и гэкачепэ оставалось больше года, но ускорить неотвратимые перемены очень хотелось, и мы это делали, кто как мог.

В Сумах в одном месте стоят четыре высотки, на крышах которых когда-то были прикреплены четыре слова — каждому дому досталось по одному. Ночью те слова сияли неоновым светом: «мир», «труд», «счастье» и «коммунизм». И вдруг последнее слово с дома пропало, о чем редакцию проинформировали читатели.

Далее — цитата из «Червоного променя»:

«Опрос жителей дома результата не дал.

— Это утопия, — сказал один. — Правильно сделали, что сняли.

— Разберитесь, — потребовал другой. — Еще недавно «коммунизм» был, а приехал я из Киева, смотрю — а его уже нет.

Кто-то припомнил, как ночью на крыше якобы работал электросварщик».

Во время расследования пришлось обращаться в ЖЭК, городское жилищно-коммунальное управление, горисполком, а потом и в городской комитет Коммунистической партии — эти подробности цитировать не буду.

Наконец, заведующий организационно-инструкторским отделом горкома КПУ А. М. Химченко проинформировал:

«Того, что вы думаете, здесь нет. Просто в «коммунизме» подгнили буквы, и пришлось их срезать. Сами понимаете, если бы вдруг упали...»

С тех пор до падения Компартии в Украине, когда она перестала решать судьбу государства и нации, прошло свыше двух десятилетий. После сакраментального вопроса «Кто — кого?» на первой странице «Червоного променя» прошло уже три десятилетия, но он до сих пор остается актуальным. Главная угроза пришла с той стороны, с которой ее никто не ждал.

Сумская область.

Фото автора.