Совместное фото представителей патриотической громады Краматорска.

Не очень то и трудно называться патриотом в мирных условиях, за сотни километров от линии противостояния с внешним агрессором и наемниками «русского мира»... А вот в судьбах участников волонтерских объединений города Краматорска и Украинского разговорного клуба «Файно» события, начавшиеся в 2014 году, прошли не просто красной линией, а отразились громким выстрелом. Для них, жителей города, освобожденного шесть лет назад от российских оккупантов, понятие суверенитета и независимости украинского государства — выстраданные и сохраненные в долгой борьбе и испытаниях.
«Что лично для вас означают ценности, провозглашенные в Декларации о государственном суверенитете Украины?» — на этот вопрос отвечают представители патриотической общественности Краматорска.

Все начиналось с первых «кикимор» для разведчиков

Надежда КОЛИНЧИНКОВА — военный волонтер с 2014 года:

— Я и мои единомышленники — не просто участники разговорного клуба и патриотических, волонтерских объединений. Мы — общество, которое стремится к победе в этой войне, которая длится более шести лет. С 2014-го мы помогаем нашим военным — плетем маскировочные сетки для передовой. Вот и сейчас, в условиях карантина, мы все равно продолжаем плести маскировочные сетки. За шесть лет сделано немало.

А началось все с 12 первых «кикимор», которые мы сплели для военных разведчиков. Года четыре подряд плели по тысяче квадратных метров сетки в месяц. До карантина производили примерно половину этого объема...

Что касается независимости и суверенитета Украины, то всю глубину этих ключевых понятий мы осознавали, начиная с 16 июля 1990-го постепенно, шаг за шагом. Сначала в августе 1991 года — с утверждением

Независимости страны. Затем — во время референдума 1 декабря 1991 года, когда украинцы заявили, что хотят быть гражданами не СССР, а гражданами именно Украины. И этот референдум дал толчок, благодаря которому настоящая Независимость в дальнейшем и выстраивалась. Только с тех пор мы начали осознавать, насколько это сложно и ответственно!

— Лично вы где встретили события 1990—1991 годов?

— Все события 1980—1990-х прошли передо мной здесь, на Донбассе, в Краматорске. Я сама с Донбасса, здесь живу все время, поэтому мне все здесь является знакомым и родным.

— Вы хорошо говорите на украинском языке. Как научились?

— В школе училась на русском. Но мы изучали украинский язык. И свою принципиальную позицию в 2014 году я продемонстрировала прежде всего тем, что не захотела разговаривать на языке агрессора, на языке врага.

— Где находите средства для закупки сырья и материалов, необходимых в волонтерской работе?

— Для плетения маскировочных сеток покупаем сетку-основу, — отмечает Надежда Михайловна. — Каждые два месяца покупаем новую такую сетку стоимостью пять тысяч гривен, собирая средства в складчину, обращаясь к неравнодушным помощникам, проводя благотворительные ярмарки. На все местные праздники и массовые мероприятия выходим со своим сундучком, на котором так и написано «Собираем на сетку-основу».

Многие люди подходят и бросают деньги.

Обычно на таких благотворительных ярмарках под сине-желтым флагом стоит манекен в военной форме, рядом с которым — сундучок для пожертвований. Подходят бывшие и нынешние военные, которые приезжают в Краматорск, и благодарят женщин за отправленные ими на передовую сетки, за «кикиморы», спасшие многим из них жизнь. Ранее в организации «Неравнодушные сердца» была волонтер, у которой муж служил разведчиком. Семь «кикимор» для его подразделения шили в прямом смысле всей семьей: приходил плести маскировочные изделия даже сын военного, подросток. Впоследствии женщина и сама пошла на военную медицинскую службу, теперь служит в госпитале. Мы и сейчас передаем через нее для раненых военных белье, футболки, носки.

Евгения ЛУКСТИНА — уроженка Львовской области, в волонтерской организации Краматорска с 2014 года:

— Приехала на Донбасс еще в 1967 году из Мостисского района на самой границе с Польшей, — рассказывает она. — Окончив мелиоративный техникум, по направлению работала в Донецкой области. Вышла замуж. Так здесь и осталась.

— Вы подсчитывали свой волонтерский задел?

— Да, и это — 214 сшитых «кикимор», 17 пелерин для разведчиков, 10 укрытий для снайперов размером 2 на 1,5 метра, которые позволяют бойцам быть незаметными на земле и в траве. Работы очень много, и работа кропотливая.

Сейчас мы в основном плетем сетки. Помогаем военным госпиталям пошивом футболок, легких натуральных рубашек и вязанием носков, которые в большом количестве требуются раненым ребятам.

Не могу воспринимать положительно циничный «русский мир»!

Волонтер Борис ХАРЧЕВНИКОВ более 40 лет преподавал историю Украины в Донбасской государственной машиностроительной академии. Продолжает и сейчас воспитывать молодежь в патриотическом духе, проводя занятия туристического клуба.

— Я родился в Краматорске. Это мой родной город, — отмечает он. — В молодости жил и учился в России, а с 1979 года, окончив университет, работаю в Донецкой области. Хорошо помню, как радовался, когда узнал 16 июля 1990-го о принятии Декларации о государственном суверенитете Украины. Сразу ее воспринял сердцем, поскольку осознал: наконец-то мы получили Родину. Ведь эта холодная Москва, этот циничный «русский мир» не могут мной восприниматься положительно!

В начале 1990-х мы все очень внимательно следили за общественно-политическими событиями — волновались, радовались. Помню, как каждый из нас, узнав, что мы стали независимыми, живо делился тем, что приходило ему в голову. Кто-то говорил, что наконец-то будем лучше жить. Кто-то — что будем на своей Родине свободными, и никто нами больше не будет руководить из Москвы. Но я считаю, что настоящая независимость, настоящий отсчет государственного суверенитета Украины ведут начало с 2014 года.

Ведь слишком легко мы одержали свободу в 1980—1990-х. Впрочем, из истории знаем, что все революции и обретение государственной самостоятельности происходили после кровавых войн и восстаний. Лучшие представители нашего народа за это жертвовали своей жизнью как в прошлые века, так и после 2014-го, и только сейчас мы чувствуем себя на самом деле свободными.

В туристическом клубе мы с молодежью в походах познаем Украину и посещаем различные ее уголки. От Карпат, от Буга и Днестра до востока пролегли наши многочисленные маршруты. Ранее бывали в Крыму. Считаю своей главной задачей как можно больше привлекать молодежь к изучению Украины.

Душа сказала: «Не оставайся в стороне!»

Любовь МАТЮШЕНКО — волонтер организации «Неравнодушные сердца», свое призвание нашла в общественной деятельности и помощи украинским военным:

— Волонтер я с 2014 года, как началась война, — рассказала о себе. — Я россиянка, родилась в Воронежской области. Здесь, на Донетчине, с 1969-го. По профессии — врач. 33 года проработала заведующим отделением, а теперь на пенсии.

Знаете, когда началась война, то у меня сердце кровью обливалось. Как это: россияне на нас напали?! И душа сказала: «Не оставайся в стороне! Иди и помогай военным». Я сшила для солдат много трусов и футболок, и они нужны. А потом, когда армия стала одетой и во многом потребности уменьшились, я перешла на плетение сеток. Считаю, что это очень необходимое дело.

Поддерживают меня и мои родные. Мой муж тоже в волонтерах. Вся наша семья настроена патриотично. И очень хотим, чтобы Украина победила и расцвела. Тяжело дается нам Независимость! Очень непросто она обретается! Трудно патриотам. Ведь уровень сознания у многих жителей еще очень низкий — это бывает заметно даже на подконтрольной территории. Итак, людям надо хорошо думать: за кого голосовать, как вести себя и к чему стремиться.

Помогаем всем, чем можем

Антонина АБРОСИМОВА — волонтер:

— В 1971 году я переехала из России в Харьков, а в Краматорске — с 1981-го. 36 лет работала на «Энергомашспецстали». К волонтерской деятельности присоединилась в начале 2015 года. Занимаюсь и плетением сеток, и вяжу, и готовлю разные вкусности для солдат. В конце концов, все делаю: и носки вяжу, и вышиваю. Словом, помогаю, чем могу.

Ирина СИЛА — участница волонтерской организации «Неравнодушные сердца» и Украинского разговорного клуба «Файно»:

— Что для меня означает защита суверенитета, независимости, укрепление государства? Это прежде всего способствование развитию украинского языка, помощь всем, чем нужно.

Непосредственно к волонтерской деятельности я присоединилась в 2014 году. Раньше у нас была единая Украина. А осенью 2013-го мы увидели, как бьют детей в Киеве на Майдане. И сразу пришло понимание: «Кто ты?

Чей ты? Какую страну поддерживаешь?».

Сейчас я делаю вышивку и плетение — создаю декоративные изделия и украшения, которые можно продать на ярмарках и заработать деньги для приобретения сеток. Ныне, в условиях карантина, не проводились массовые мероприятия, поэтому реализовать эти изделия были сложнее. Кое-что удалось продавать через Интернет. Впрочем, мы все надеемся, что в ближайшее время сможем возобновить свою деятельность в обычном, рабочем режиме.

В городе сплачивается патриотическая громада

Оксана МУРАВЛЕВА — координатор общественной организации «Украинский разговорный клуб «Файно», свою личную судьбу не отделяет от судьбы Украинского государства. Следовательно, и события июля 1990 года, которые были отправной точкой обретения Украинским государственного суверенитета, для нее лично стали знаковыми и убедительными в сделанном когда-то профессиональном выборе.

— Как раз 30-летняя давность — это было начало моей трудовой педагогической деятельности. Если взять немного раньше — 1989-й, я в Донецком государственном университете училась. И когда шла в университет, то мой брат говорил: «Куда ты идешь! Украинский язык, он умрет. Это мертвый язык. Не иди туда». Но я наперекор всем и всему пошла именно туда. Видимо, у нас просто в роду так идет, что через поколение строителей — поколение преподавателей. Мой дед и его сестры были преподавателями украинского языка. Следующее поколение были строителями. Поэтому я преподаватель, а моя дочь строитель. То есть, очевидно, оно так на роду написано. Но мы тогда очень остро чувствовали, и преподаватели нам подтверждали, что украинское слово погибает, и его надо поддерживать, ему надо дать толчок. Ну и, само собой, со словом связано другое. Уже тогда начинались разговоры, чтобы университет переименовать и присвоить ему имя Василия Стуса.

Я видела в те годы ситуацию повсюду, поскольку мой муж был военным, и нам в свое время пришлось поездить. 30 лет назад он демобилизовался из Монголии, и мы поехали сначала в Алчевск, затем в Краматорск, затем в Ясиноватую. Ну, а после оккупации Ясиноватой в 2014 году российскими боевиками Краматорск нас вернул обратно.

— Как проходит в этом году ваша акция «Рожденные в вышиванках»?

— Акция продлится до Дня Независимости Украины. Так случилось, что в День вышиванки мы из-за карантина не смогли поехать в родильные дома, и теперь в августе эти 300 наборов готовы будем вручать роженицам. В

День вышиванки мы одели памятник Шевченко в нашу вышиваночку и подарили Донецкому областному краеведческому музею материнскую сорочку вместе с вышивками для малышей.

Если брать все изделия, созданные за эти годы, то это, вероятно, тысячи. В этом году у нас около 400 распашонок. Часть изделий мы выставили на продажу, чтобы приобрести сырье, материалы, нитки и сетки-основы для плетения, а также, чтобы общественная организация могла развиваться и двигаться вперед. Среди изделий, которые реализованы в этом и в прошлом году на благотворительных ярмарках, в том числе в онлайн-формате, были цветы, сувениры. Проводился у нас и благотворительный «Файно Бум».

И, конечно, приоритетом является развитие языка. Мы выпустили четыре группы бесплатных курсов украинского языка. Благотворительный фонд «Каритас» помог нам печатью сертификатов. В этом году курсы у нас окончили 56 человек. Есть спрос на продолжение курсов украинского языка, но заняться  этим сможем, когда карантин закончится. Теперь занятия проводятся индивидуально в дистанционном режиме, и желающих становится все больше. Проводятся у нас и семинары для преподавателей, один из которых организовала в онлайн-режиме общественная организация «Украинский мир».

— Как сплачиваете патриотическую общественность, какими мероприятиями?

— Прежде всего это автопробеги, к которым присоединились тысячи людей. Даже те, кто не мог приехать на машине, встретили участников автопробега и поддержали в определенном организаторами месте, с соблюдением карантинных требований. Конечно, в Интернете поддерживаем друг друга, созваниваемся и постоянно общаемся. Даже сетки женщинам помогают развозить активисты партии «Европейская солидарность». Они же и доставляют материалы. Кто может, дома плетет.

— Сколько всего сейчас участников в разговорном клубе «Файно»?

— Сказать, что это чисто разговорный клуб, мы не можем. Здесь и «Неравнодушные сердца», здесь и те, кто вышел из «Краматорских пчелок», и волонтеры, и те, кто просто поддерживает, кому нравится с нами общаться.

То есть, какой-то регистрации мы не требует. Понимаете, если мы начнем формализовать, то здесь не будет души. А в чем, кстати, наша независимость: мы хотим делать все с душой. Хотя кто-то нам и говорит, что где-то мы большие деньги за это получаем — ничего мы не получаем. Мы получаем удовольствие от нашей работы. А все, кто видят, что здесь есть душа, они нас поддерживают. Кто-то ткань принес, кто-то нитки, кто-то помогает резать или возит и передает что-то. Итак, каждый играет свою важную роль. Но каждый участник — он особенный и уникальный. И каждый имеет свое огромное значение в нашем разговорном клубе.

Фото автора.