Лимница наполняется водами Молодой.

Ивано-Франковщину в основном ассоциируют с Гуцульщиной и известными курортами этого этнического региона. Бойковщина же имеет не меньше туристической привлекательности. Например, Рожнятовский район. Граница с Закарпатьем — Большой водораздельный хребет, по которому до ІІ мировой войны проходила граница между Польшей и Чехословакией. Ввиду природных особенностей центром жизни здесь являются лесхозы и деревообрабатывающие предприятия, которые были и остаются бюджетообразующими.

На бывшей границе

Быстрицкое лесничество относится к Осмолодскому лесхозу и расположено в урочище Ризарня. Известное тем, что на его территории — самая высокая здешняя вершина гора Сивуля, 1836 м над уровнем моря. Несмотря на то, что она ниже Говерлы, преодолеть маршрут чрезвычайно сложно. Эта часть Карпатских Бескидов, которая именуется Горганы, очень каменистая, так называемые подвижные горы. Подниматься тяжело, потому как твердь под ногами, а станешь — и камень движется. Надо пробираться между частыми лесоповалами.

Невзирая на то, туристов немало. Один из пунктов привала — Быстрицкое лесничество. Радушно встречает гостей старший мастер леса Василий Люклян. Здесь, в ухоженном хозяйстве, есть все условия для пребывания.

После долгого путешествия по разбитым дорогам вознаграждение — комфорт жилых комнат. Можно приготовить еду в помещении, где для путешественников припасена посуда и продукты. И даже свечки на случай отключения электричества. Такая традиция горных убежищ — для лесорубов и заблудившихся.

Василий Люклян рассказывает о местных соблазнах. Оттуда в 11 километрах — тупик, поле Рущина Поляна, дальше — Закарпатье. Есть пеший переход по урочищу Обочево, под горы.

На бывшей границе еще сохранились знаки-столбики. А рядом с домом — старое военное кладбище, правда, от него не осталось и следа. Однако исторически известно, что урочище получило название Ризановка именно из-за яростных пограничных боев. Простор для исторических и краеведческих разведок.

Реки Бойковщины — украшение и угроза

Лето на Прикарпатье щедрое на дожди. Особенно это ощутимо в горной местности, где из-за частых ливней малые и большие ручейки наполняют реки. Еще не пришли в себя от июньского наводнения с его разрушительными последствиями. А неизвестно, не возникнет ли где-то снова проблема. Так произошло на реке Молода — одном из притоков Лимницы. Она после дождей снова переполнена. Один из мостов наклонился и стал непригодным для проезда. Сотрудники лесхоза соорудили временный мост. Перейти и проехать по переправе можно, но страшно. Вода почти на уровне моста. Надо видеть, с какой силой вливаются потоки в трубы, которые одновременно служат опорами. Так же с грохотом извергаются из другой стороны.

«Дорога к селу Осмолоде раз за разом проходит через мосты. Снизу громыхает Лимница или какой-то из его притоков. Отрезанными от мира стали несколько лесничеств. Да и туристам проблема. Поэтому лесхозы за свой счет устанавливают временные переправы», — сообщил Василий Люклян.

В урочище Ризановка река Молода сливается с Лимницей. Об этом напоминает сильный грохот. Одна из тропинок ведет на крепкий подвесной мостик. Ночью шел проливной дождь, а на утро вода уже не мутная. Такое свойство горных водоемов — быстро очищаться. Солнце блещет на бурных волнах. Да еще и место такое, где река изгибается почти кругом, оставляя от полуострова небольшой перешеек. Лучи солнца играют в бурных волнах. Даже дух перехватывает от зрелища.

Василий Люклян напоминает, что во время наводнения не до красоты. Два потока со страшным грохотом ударялись волнами, словно взрывались. Грохот— будто десяток машин с камнями переворачивались. Вода стремительным гейзером выстреливала вверх. Дерево поднимало, как щепку, и мгновенно очищало от коры. Мостик выстоял, но разрушило дороги к урочищам Средний и Дальний Быстрик. Теперь своими силами восстанавливают.

Толочь гопку не каждому по силам

Туристы разбивают палатки на большой ухоженной территории лесничества. Здесь есть зверинец, небольшое озеро, беседки. В одной из них посредине можно разжечь костер. Камни накаляются быстро, дрова припасены, так что за короткое время печеный картофель готов. Или же жаркое из лисичек и сыроежек, которых здесь усеяно густо. Приправленное дымом, выходит все очень вкусно. Местная проводница-гид Наталия Соломчак  колдует над гопкой. Блюдо источает вкусный аромат.

Как руководитель кружка исторического краеведения Ивано-Франковского областного центра туризма и краеведения учащейся молодежи она часто водит детей в горы. Со своими воспитанниками осуществляет экспедиции по горным массивам Центральных Горган. Эффективное средство физической закалки и развития. А еще — возможность оторвать школьников от гаджетов. Ведь в высокогорье с Интернетом проблемы.

В лесничестве как раз привал перед нелегким походом на горное озеро Росохан. Наталия Соломчак готовит свою фишку — блюдо гопка. В большой котел к заранее сваренному и отцеженному картофелю добавляет муку (пшеничную или кукурузную), смалец. А дальше приглашает желающих размешивать-толочь ступой. Дело нелегкое, надо изо всех сил мешать где-то с час, да еще и над дымом, выедающим глаза. Но это стоит услиий.

Вскоре миску наполняют вкусной едой. Ее берут руками и смакуют с мачанкой — тушеными на огне грибами.

«Поэтому и название этого традиционного для бойков-горцев сытного блюда такое, что его надо долго «гопкати». Овцеводы готовили его на полонинах, чтобы разнообразить скупой рацион. Теперь  даже в наших краях не очень знают, что это. Для туристов — объедение и интерес к самому процессу приготовления», — рассказывает Наталия.

Дети внимательно слушают рассказы и о других особенностях Рожнятовщины. По дороге к Осмолоде, в селе Ясень, где живет руководитель, до сих пор сохранилось «латкання». Это такие песнопения, которыми сопровождается свадьба и другие события. Могут быть веселыми, ироническими, печальными или жалобными.
Участники кружка во время экспедиций сами обогащаются услышанным и записывают то, что узнали. Старина теперь в тренде. Многие туристы едут в этот отдаленный край не только за природными красотами.

О диалектах, первых эмигрантах и полотняной карте

Только перечень исторических приманок поражает. Знаменитые Кедровые палаты митрополита Андрея Шептицкого в урочище Подлютое, что совсем рядом, известный еще при Австро-Венгрии курорт с минеральными водами наподобие трускавецкой. Памятник и музей писателю-классику Ивану Вагилевичу, Ангелевская доменная печь — свидетель бывшего промышленного развития края. Святоандреевский скит в урочище Лужки, к которому когда-то вела узкоколейка.

Щемящее воспоминание об удобном железнодорожном сообщении и грусть от того, что 100 км рельсов разобрали на металлолом по команде новоявленного собственника-предпринимателя уже совсем недавно. Рядом — село Небылов, откуда отправились в Канаду первые официально зарегистрированные переселенцы Иван Филиппов и Василий Елиняк. Они заложили за океаном поселения с домами наподобие бойковских, после потомки эмигрантов достигли немалых высот в разных сферах тамошней жизни.

«Привлекаем внимание к нашему краю на разных уровнях. Власть по-своему, мы с детьми пропагандируем сохранение и изучение этнических особенностей. Например, жителей того же Небылова отличить можно по диалекту — ударением на «ся» в конце слова, удавленное «е» в произношении и твердое «и». В соседнем Перегинске словом «одикяє» в зависимости от произношения и интонации передают значимость события, место, итог», — акцентирует Наталия.

В Ясене вместе с членами кружка натолкнулись на настоящий раритет — более столетнюю полотняную карту. Ее хранила одна из старейших жительниц села Анна Халуска. Узнали вполне случайно. Пришли расспросить, дети попросили показать какую-то старину.

«Старушка достает дряхлый чемодан-куфер, открывает. Оттуда — моль, дети даже отпрянули. Извлекает полотняный сверток, который оказался картой местности. Семейную реликвию передавали из поколения в поколение.

Прапрадед был грамотным, войтом. На чудом уцелевшем раритете — современные названия урочищ, правда — на латынице. Спасибо родственникам, разрешившим сделать ксерокопию», — подытоживает Наталия.

День клонился к вечеру. Где-то за палаткой виднелась гора Гропа. Замедлили пение птички. А дети затянули за Натальей старинную бойковскую песню вроде «латкання». Спать не хотелось, хотя надо было набраться силы перед тяжелым походом на озеро Росохан.

Рожнятовщина — край черники

По дороге на озеро утром встретили заготовителей черники. Процедура сбора целебной темно-синей ягоды одинаковая для гуцульских Яремчанщины, Верховинского, Косовского и Надворнянского районов, и бойковских — Богородчанского, Долинского и Рожнятовского.

Среди сборщиков — много молодежи. Собрались чуть свет, резиновые сапоги (защита от гадюк, камней и мокроты под ногами), рюкзак, ручные комбайны-грабли. По предварительной договоренности с предпринимателем желающие заработать на ягодах идут в высокогорье, где черники больше всего.

Более-менее густо ягод — на срубах. Конкуренция большая. Сборщики наперегонки ищут места и загребают чернику вместе с листвой. Заготовители так все скопом и принимают. Ведь листва используется как лекарственное сырье.

Обычные же туристы рады и тому, что могут полакомиться черникой с куста. Поскольку набрать много ягод без специального приспособления — сложно. Да и места надо знать.

Как известно, Ивано-Франковский областной совет принял решение об ограничении сбора лесных ягод. То есть, одиночных туристов или жителей края это не касается. А вот массово заготовители имеют право осуществлять свою предпринимательскую деятельность с 1 августа, да еще и брать соответствующие разрешения в лесничествах. Чтобы после платить налоги местным громадам. А горцам от того — дополнительные финансы для восстановления местных дорог, которые в Рожнятовском районе полностью разбиты.

Ивано-Франковская область.

Фото автора.