Марина — человек с «внутренней подсветкой», «солнечная батарейка». Именно так характеризует она себя, и никто из ее окружения не будет отрицать, что это правда.

Родилась Марина Павленко во Львовской области в семье учителей. Вскоре семья переехала на родную Черкасщину, где прошло детство будущей писательницы. Там окончила Уманский государственный педагогический институт (сейчас университет) имени Павла Тычины. После нескольких лет работы учителем стала преподавать в вузе. Сейчас Марина Степановна — кандидат педагогических наук, доцент кафедры украинской литературы и украиноведения родного университета.

Она — лауреат более чем десяти всеукраинских и международных литературных конкурсов и премий. Автор многих научных публикаций, методических рекомендаций, монографии, нескольких сборников стихотворений, сказок и романов для подростков (один из них — «Русалочка из 7-В...» — вошел в школьную программу).

Как художник-иллюстратор прославилась благодаря оформлению изданий своих поэтических произведений. За монографию «Тычининская формула украинского патриотизма» Марина Степановна удостоена литературной премии «Благовест». Является членом Национального союза писателей Украины.

— Марина Степановна, кем вы мечтали стать в детстве?

— Как раз писательницей стать никогда не хотела. Художницей — да, балериной, учительницей, артисткой, фигуристкой — да. Теперь думаю: может, именно в литературе объединились-реализовались все эти мои мечты-профессии?..

— Как вы начали писать? Сочинять стихи? Когда поняли, что писать для детей — ваше?

— Я не вижу четкой границы между детской и взрослой литературой. Это как в обычной семье: за стол садятся вместе и взрослые, и дети, каждый делится своими проблемами, мама жалуется на своего начальника, дочь сыплет новостями о подружках, и никто не думает отделять взрослый мир от детского. Так и детская книга: если она настоящая, то она должна быть интересна и взрослому.

Во всех моих детских книгах есть взрослый подтекст. Почему я начала их писать? Это произошло как-то само собой. Первой была повесть «Домовенок с палитрой». Возможно, это было желание описать, выговорить свое детство. Хотя нет: началось все гораздо раньше. В начальных классах я заводила свои книги, которые писались-рисовались в школьных тетрадях. Стихотворение — рисунок, сказка — рисунок, все переплеталось. Там, кажется, что-то такое было: «Борщ кипить — ніхто не бачить, / Бо на кухні гопки скачуть...» И на рисунке повара танцуют, в кастрюле кипит... Эти тетради регулярно родители выносили на чердак. Не потому, что они этого не одобряли, просто не верили, что из этого может что-то получиться. Позже их достали с чердака, и я нашла там «Сказку Старой Ялосоветы», которая мне очень понравилась. Я ее доработала, и она легла в основу книги «Полтора желания. Сказки из Ялосоветиного сундука». В 11-м классе началось все, так сказать, всерьез. Мой папа — учитель-словесник и очень талантливый автор Степан Павленко — преподавал в нашем классе литературу и дал задание написать стихотворение. Конечно, я написала, это было интересно и легко. А после этого он сказал: «Пиши еще что-то!». С тех пор и началась серьезная литературная работа.

— Если бы вам маленькой показали вас нынешнюю, как бы вы отреагировали?

— Интересный вопрос! Но знаю ли, как на него ответить? Я меняюсь. Я совсем не такая, как та Марина Павленко, какой была 20 и тем более 40 лет назад. И я не знаю, соглашусь ли с собой сегодняшней завтра. Я до сих пор время от времени сомневаюсь в себе, порой себя ненавижу, безрезультатно борюсь с ленью и другими темными сторонами своей натуры... А если бы мне маленькой показали меня нынешнюю, я просто себя не узнала бы!

— Работа над детскими книгами — это тяжкий добросовестный труд или наоборот, тексты пишутся легко и быстро?

— Кажется, каждый мой текст переживает все этапы цивилизации: сначала вынашивается в голове (каменный век), затем выводится ручкой на черновике (верность древним традициям) и наконец набирается на компьютере... Потом заходит на новый круг: правится, вносится, распечатывается, затем дается маме на редактирование (мама — Ольга Павленко — тоже учитель-словесник и талантливая писательница. — Авт.). Тогда возвращается ко мне щедро исписанный правками («Ты снова сделала из моего рассказа решето!» — шучу, хотя на самом деле благодарна судьбе, что мне достался такой редактор от Бога). И так почти до бесконечности...

— Откуда появляются сюжеты, герои книг? Почему вы часто используете мифических существ в своих произведениях?

— Герои возникают из жизни и сами просятся в книги. А вот с тайнами... Согласитесь, вокруг нас много явлений, которые сложно объяснить с помощью логики. То есть в моих «фэнтези» мистики, по сути, не намного больше, чем в реальности.

Стоит иногда просто несколько сместить акценты... Наверное, больше всего тайн в моем цикле повестей для подростков «Русалочка из 7-В...». Возможно, именно благодаря тайнам первая часть этого цикла, «Русалочка из 7-В, или Проклятие рода Кулаковских», вошла в школьную программу для 7-го класса...

— Марина Степановна, какими новинками можете похвастаться?

— Недавно вышла новая книга «Домовенок и куча проблем». С одной стороны, эта повесть — своеобразное продолжение двух предыдущих книг, с другой — это что-то кардинально новое. Она еще смелее и откровеннее, чем мои предыдущие произведения. Затрагивает вопросы, которые не принято озвучивать в украинской детской литературе. Феминизм (это слово до сих пор многих пугает), манипулирование одного человека другим, дискриминация. Словом, вещи, которые беспокоили меня в реальной жизни и над которыми много размышляла. Думаю, харьковское издательство «Ранок» проявило большое мужество, напечатав такую «кучу проблем»! А еще книга особенна тем, что иллюстрации к ней сделала моя старшая дочь Оля Музыченко, и иллюстрации эти — просто роскошные!

— Как проходит день писателя? Есть ли какие-то особенные ритуалы в работе? Возможно, существует какой-то секрет вдохновения?

— Боюсь, что здесь мне нечем похвастаться. Я не планирую своей рабочий день, кроме дел, которые я кому-то обещала или просто должна сделать, конечно же. В таких вещах я очень ответственна и пунктуальна. Во всем же остальном я в основном полагаюсь на волю Божью или «космический поток» — называйте, как хотите. Что получится — то получится. Иногда получается удачно, и я действительно успеваю сделать немало. А иногда наоборот. В любом случае не паникую и не напрягаю никого вокруг себя. Внутренняя гармония и удовольствие от процесса — превыше всего. Если заставишь себя работать, то подойдет любое место, а если ленишься — не спасет ни идеальная природа за окном, ни огонь камина, ни абсолютная тишина и комфортное кресло...

— Когда почувствовали, что вы еще и художница?

— Рисую с детства, сколько себя помню. Среди детских рисунков «с чердака» есть что посмотреть, над чем подумать, и даже такое, что сам «Фрейд бы заплакал». Но профессиональной художницей себя не считаю.

— Что делает вас счастливой?

— Прежде всего я очень благодарна сотням людей и вещей вокруг меня: за то, что они есть, за то, что благодаря им я состоялась. Я «всякая», и часто не очень хорошая, но все, что делаю, — все искренне, от души и по любви. Какая-то внутренняя «подсветка», «солнечная батарейка» — думаю, что-то такое во мне есть, и, надеюсь, этого света хватает не только на меня, но и на людей вокруг.

Фото предоставлены героиней материала.