Черновицкая областная больница порой напоминает раскаленную сковородку. Визиты киевских медицинских чиновников, комиссии, проверки здесь почти ежедневно. Так как это учреждение, этот коллектив и его главный врач взяли на себя первый и самый сильный удар COVID-19. И, несмотря на существующий до недавнего времени скепсис, даже с элементами недоверия к медикам, эти специалисты с честью справились со своей задачей. Проявили высокий профессионализм, мужество и самоотверженность, спасая людей от неизвестного до сих пор вируса. Такие умелые действия вызвали поддержку и уважение жителей Черновцов и области. А также содействие со стороны благотворителей, меценатов, волонтеров вплоть до кардинального изменения позиции правительства относительно нынешнего состояния отечественной медицины.
«Тотальные карантинные мероприятия сделали невозможным вылет на лечение за границу состоятельных украинцев, в том числе работников министерств и ведомств, и это заставило их воочию увидеть все насущные проблемы украинской медицины и ее нынешнее состояние. Которое никого удовлетворять не может», — говорит и. о. генерального директора Черновицкой областной клинической больницы Сергей Цынтарь (на снимке).

Разговариваем о COVID и не только с главным врачом, который оказался в эпицентре эпидемии, только вступив в должность, но проявил себя умелым организатором.

— Все началось еще 6 марта, когда у нас появился первый больной COVID-19. Это был первый случай на Буковине и в целом в Украине.

Сейчас три наших отделения работают и ориентированы только на таких больных. Мы уже имеем важный опыт в лечении больных вирусной инфекцией, сформировали свое видение и мнение по этому поводу, наработали практику. Особенно в части лечения тяжелых больных, находящихся в реанимационном отделении.

А март четко показал, насколько несостоятельной и недофинансированной является наша медицина. Мы поняли, что нужно менять, что вообще необходимо делать, потому что так дальше продолжаться не может.

Пересмотру стереотипов, в частности наверху, способствовало закрытие границ. Именно такое кардинальное развитие событий обратило внимание всего общества на неотложные нужды украинской медицины, на нашу отсталую материально-техническую базу и инструментарий. К счастью, медицинские кадры продемонстрировали свой высокий профессиональный уровень и ответственность. Сейчас к нам повернулись лицом и местные власти. Но считаю, что этого недостаточно, поэтому баллотируюсь на выборах местных депутатов, чтобы быть услышанным, быть в состоянии влиять на ситуацию.

— В какой совет и от какой политической партии баллотируетесь?

— В Черновицкий областной совет от партии «Слуга народа». Иду, чтобы лично влиять на необходимые изменения в медицине Буковины, зная все проблемные моменты, объемы недофинансирования и то, в чем именно сейчас нуждаются наши больницы. Вернее, нуждались еще вчера.

Так, за последние шесть месяцев в Черновицкой областной больнице произошел целый ряд улучшений и по финансированию, и по получению современного медицинского оборудования. Но одной из главных проблем нашей больницы остается необходимость капитального ремонта помещений.

Очень надеюсь, что властная президентская вертикаль на этих выборах будет заземлена на местные советы. Ведь только тогда центральная власть будет полноформатной, как и ее ответственность.

Также надеюсь, что в рамках начатой Президентом программы по капитальному ремонту Украины «Большое строительство» мы сможем отремонтировать и нашу больницу.
Сейчас мы уже реконструируем приемное отделение и как опорное медучреждение области вышли на прямую коммуникацию с властью, на понимание. Но считаю, что присутствие в местной власти медиков является гарантией того, что мы всегда будем на слуху. Что областная медицина перестанет быть Золушкой, которая надеется на принца и хрустальный башмачок. Даже при нынешних наших преференциях, обращенном внимании общества и власти на нашу битву с эпидемией, учитывая поддержку и понимание граждан, я все равно понимаю, что один главный врач  в поле не воин.

Сергей Цынтарь с коллегами и киевским руководством.

— Как вы оцениваете профессиональный уровень ваших врачей? Как он помог пройти испытание эпидемией?

— У нас много настоящих, надежных профессионалов. Когда в инфекционное отделение поступил первый больной, заведующая отделением Валентина Миндреску сразу же перезвонила мне и сообщила, что подозревает именно COVID-19. А это был первый, так сказать, сигнальный пациент. Инфекция была неизвестной, но диагноз был поставлен четко. Госпитализацию провели вовремя. Помощь была оказана в полном соответствии с протоколами лечения таких больных. Тяжелые больные находятся в нашем реанимационном отделении, но мы многопрофильная больница, и у нас есть все необходимые специалисты для оказания всесторонней медицинской помощи.

Потому что есть больные, например, с сопутствующей патологией почек, а у нас есть нефролог, есть возможность гемодиализа. В случае же, если поступает больной с COVID и у него хирургическая патология, как, например, аппендицит или язва, и его необходимо оперировать, то все это тоже делается в нашей областной клинической больнице. Больше ни одна больница этих больных не берет.

И это очень важно, что наши врачи на высоком профессиональном уровне оказывают помощь согласно протоколам, которые быстро меняются. К сожалению, есть летальные случаи, на которые мы не можем повлиять, но так не только у нас, так в Европе, так везде в мире. Есть ситуации, когда врач бессилен.

Очень много больных поступает уже очень запущенными. В последний период это больные, которых мы сразу же отправляем в реанимацию, потому что у них уже поражено 70% легких. Сейчас есть мужчина с поражением в 95%. Как его можно спасти? Вопрос без ответа. Сейчас он на аппарате искусственной вентиляции легких, наши врачи и анестезиологи борются за него день и ночь. И они знающие, побывали на целом ряде курсов переподготовки, на симпозиумах.

— Какое оборудование вам сейчас нужнее всего? Что в первую очередь следует сделать?

— Наибольшая потребность была в аппаратах искусственной вентиляции легких. Мы их получили, закупили. Сейчас есть необходимость в наркозно-дыхательной аппаратуре. Благодаря хорошей коммуникации с администрацией нашли средства на закупку такой аппаратуры. Это рентгеновские аппараты, УЗИ-аппараты и тому подобное. Но я как руководитель смотрю на все потребности в комплексе, поэтому меня беспокоит и ремонт помещений. Половину фасада больницы мы два года назад обновили, наша больница — флагман областной медицины, госпитальная база, поэтому это очень важно. В ремонте нуждаются почти все отделения.

Больница построена еще в 1886 году. Но первое, что я хочу сделать, это провести ремонт инфекционного отделения, которое последний раз видело мастеров еще в 1970-х. Оно построено почти 140 лет назад, там даже не было централизованной подачи кислорода в боксы, что уж говорить о других условиях.

— А сколько на это нужно средств?

— Минимум 23 миллиона гривен. Мы уже проплатили и разработали проектно-сметную документацию. Еще весной я разговаривал с председателем ОГА Сергеем Осачуком о необходимости выделения этих средств до конца года. Теперь же в прогнозы финансирования вмешался COVID, поэтому все, наверное, переносится на следующий год. Но чтобы не ждать, мы нашли альтернативу. Один из наших кандидатов в депутаты областного совета Алексей Грушко, который активно работает с международными грантовыми организациями, взялся помочь получить дорого-стоящую эндоскопическую аппаратуру для хирургического отделения через грантовое соглашение с румынами. Она покроет половину необходимой суммы. Мы сейчас включаемся в этот процесс и, пожалуй, сможем получить 12—14 миллионов по этому соглашению.

Сейчас надо действовать быстро, пока пандемия и медицина в ТОП-новостях, потому что потом опять все забудут о нуждах инфекционного отделения. А у нас — инфекционное отделение всей области. В других городах есть инфекционные больницы, а у нас только отделение. Туда сейчас часто приезжают съемочные группы, и нам стыдно за его состояние.
Я руковожу здесь с 1 января 2020 года, и сразу попал в такую тяжелую ситуацию. Но нужно выруливать, работать и добиваться результата.

— Сколько у вас сейчас больничных коек?

— У нас 615 коек в целом по отделениям хирургического и терапевтического профилей. Сейчас мы развернули дополнительные койки для ковидных больных, так как в нашем инфекционном отделении всего 85 коек. Но сегодня мы заходим во вторую волну эпидемии, поэтому снова увеличиваем их количество. Для таких больных мы уже имеем дополнительно 175 мест.

— Как выстояли в этот нелегкий период ваши люди, прежде всего психологически?

— Было по-всякому. На старте пандемии начался и отток кадров, работники боялись вируса, в основном увольнялись медсестры и санитарки — по две-три в день. Врачи держались мужественно. У меня был период, где-то две недели, когда я не знал, с кем работать, откуда набирать контингент. В первую очередь увольнялись в инфекционном отделении, хотя в других тоже люди были напуганы. Пришлось привлекать почти добровольцев из других отделений для работы в реанимации и инфекционном блоке.

Буду откровенен, если бы правительство не подсобило с финансовой поддержкой медиков, задействованных в преодолении эпидемии, было бы очень плохо. Финансовая мотивация сделала свое дело. Медсестра получала 5 тысяч, сейчас — 20. Есть разница? Врач получал 7—8, сейчас — 25 тысяч. Это стимулирование было очень правильным и своевременным решением.

— Какими будут ваши первые шаги в областном совете?

— Надеюсь, что туда придут и другие врачи. Можно будет создать медицинскую депутатскую группу, которая займется нашей профессиональной конкретикой — выводом буковинской медицины на современные стандарты, новое оборудование, материальную базу и инфраструктуру.

Я думаю, наши совместные проекты и предложения, в том числе и по улучшению финансирования, теперь будут ложиться на благодатную почву. Все в Украине — и бедные, и богатые — поняли, что медицину оставлять в таком состоянии нельзя. Все были безвыездными, всех спасали наши медики. Не буду опережать события, но хочу заявить: мы выстояли. Но беда обнажила все проблемы нашей медицины.

— Трудно добиваться финансирования на закупку оборудования?

— Система такая. Каждый главный врач опорного учреждения подписывает соглашение с министерством для получения необходимой аппаратуры. Мы это сделали, и до 25 октября уже должны получить компьютерный томограф и ангиограф. Это очень серьезное оборудование, которое стоит больших денег. Это не один миллион. Плюс нам обещали, что после нового года мы получим магнитно-резонансный томограф. Поэтому, есть во что вкладывать деньги, они работают, и это видно.

Недавно ездил в Винницу и Киев, увидел, как активно строятся дороги в рамках президентской программы «Большое строительство». Поэтому хочу сказать скептикам, если нынешний Президент только построит в Украине новые качественные дороги, за него уже можно будет голосовать второй раз. Но строятся и школы, и детсады, и амбулатории, и ФАПы.
Хотя очень много рабочих вопросов к деятельности Национальной службы здоровья Украины в части финансирования. Нам по-прежнему катастрофически не хватает средств, даже притом, что они выделяются отдельным пакетом, который называется «оказание стационарной медицинской помощи больным с COVID-19». В его рамках мы получаем деньги на лекарства, средства дезинфекции и защиты, на зарплаты медработникам, задействованным с этой категорией больных. Это доплаты в 300%.

— Задержек нет?

— В этом месяце получаем за прошлый месяц, сейчас уже поступили деньги за август. Но не хватает финансирования на медикаменты. Чтобы всех больных коронавирусом обеспечить лекарствами, необходимые большие деньги. Нас проверяло управление Государственной службы по вопросам труда, каких-то серьезных замечаний не было. Кстати, о задержках, в прошлом месяце я не заплатил сам себе.

Скажу честно, хороших врачей содержать трудно, если сохранить имеющийся уровень зарплат. Только достойная мотивация за труд может удержать врача от того, чтобы он не перешел в частные структуры. А некоторые просто выезжают за границу.

Еще важны условия, современная аппаратура, возможности развития, выход на новые операционные уровни, а без нового инструментария это невозможно. А тот же румынский грант, который мы выиграли и о котором я уже говорил, уже дает, например, возможность купить оборудование за 161 тысячу евро. Поэтому всегда и везде, на всех уровнях, всем чиновникам, которые к нам сейчас приезжают, я постоянно говорю — экономить на медицине нельзя, себе дороже. А я верю в успешное будущее украинской медицины, мы имеем мощный профессиональный потенциал и большой опыт лечения. Задержка только за соответствующим оборудованием. Забота о людях — вот ключевая задача медицины.

СПРАВКА

Сергей Цынтарь родился 10 июля 1976 года в селе Великоселье Герцаевского района Черновицкой области. Окончил Герцаевскую среднюю школу с золотой медалью. В 1993-м поступил в Буковинский медицинский государственный университет, тогда это была академия. Окончил его в 1999 году с красным дипломом. Поступил в магистратуру, которую проходил на кафедре акушерства и гинекологии Черновицкого роддома № 1.

С сентября 2001 года работает в областной клинической больнице врачом-гинекологом.

В 2008-м защитил диссертацию и получил звание кандидата медицинских наук. С ноября прошлого года назначен исполняющим обязанности генерального директора Черновицкой областной клинической больницы.

Черновицкая область.

Фото предоставлено автором.