(М. Коцюбинский. «Fata Morgana»).

Эти слова украинского классика невольно пришли на ум и держали в течение трех дней общего собрания Национальной академии наук Украины.
И на то были свои причины.

1. Собрание проходило в режиме видеоконференции. Организация никудышная. Мягко говоря. Возникает вопрос: какой же уровень дистанционного образования, включая высшее, если в главном научном штабе Украины не могут даже с этим справиться?

2. Обильный дождь давал о себе знать в помещениях Национальной библиотеки НАН Украины, в которых заседали два отделения: экономики; истории, философии и права. В прямом смысле, потому что текло с потолка на головы ученым.

Уборщицы уже привычно для таких случаев суетились с тряпками и подставляли под потоки воды разные емкости.

Зеленский, посещавший в этом году национальное книгохранилище, пообещал средства на ремонт. Поручение на проведение работ, по рассказам библиотекарей, получили «специалисты», которые собирались перестраивать Украинский дом под президентский офис. Они были шокированы их видениями того, что необходимо делать. Им о крыше, они — об «обустройстве пространства», чуть ли не с кальянами.

Разумеется, что ничего вообще не сделано. Как в народе говорят, конь не валялся.

3. Впервые за многие годы пришлось наблюдать и ощущать атмосферу некой обреченности и смирения. И «хлипання суму» — по классику.

Главным образом потому, что если шоковую терапию в 1990-х годах переживало все население, то сейчас это «счастье» выпало прежде всего на долю академического сообщества. И вправду заслуженные ученые переведены в положение нищих. О чем можно говорить, если их принуждают периодически подавать заявления на отпуска за собственный счет, поскольку фонд заработной платы не покрывает минимальных потребностей.

4. Опять-таки чуть ли не впервые на собрании не было ни одного (подчеркиваю — ни одного) представителя власти. Ни один ее институт даже не пробурчал что-то наподобие обращения-приветствия. Следовательно, у них нет никакого понимания назначения науки в современном мире.

Впрочем, у кого оно будет. Если многие нынешние власть имущие неизвестно что заканчивали. Здесь так и просятся слова известного ученого Е. Велихова: «Правительство не должно относиться к науке как пьяница к фонарному столбу, используя его в качестве подпорки, а не как источнику света. А то чиновники у нас сами все знают, а от экспертов ждут только солидного обоснования правильности своих действий».

У нас же им и это не нужно. Они крутят страной и судьбами людей, как «цыган солнцем».

5. В таких обстоятельствах было особое ожидание, что президиум НАН в первую очередь предложит серьезный разговор о положении дел в Украине, а соответственно — месте, роли и задачах научного сообщества, чтобы остановить развитие государства от плохого к худшему. Впрочем, относительно судьбы собственно академии и сохранения ее истинного назначения, которая, при нынешних обстоятельствах, должна была бы выступать коллективным голосом разума и совести, моральным общественным авторитетом.

Особенно ввиду того, что наука в Украине обставляется разными структурами, которые являются неудачными копиями западных подходов и быстро бюрократизируются. Эти надстройки принимают на себя полномочия Президиума НАН как научного штаба Украины и вообще нивелируют роль НАНУ. Дошло до невиданного: реформировать Национальную академию (согласно приказу МОН от 06.10.2020 г., № 1230) будет такая себе рабочая группа под руководством министерского департамента. Фактически вне академии собираются решать ее судьбу. В том числе три «выдающихся» ученых-народных депутатов да еще и в добавок с работником секретариата комитета Верховной Рады.

Это просто издевательство и насмешка над здравым смыслом и над всей НАН. Словно для украинской современности С. Вавилов записал в дневнике 26 февраля 1944 года: ни жизни, ни науки, чиновники от науки.

6. Похоже, что в руководстве НАН берут верх инстинкт самосохранения и нежелание замечать, что для академии реализуют сценарий движения по нисходящей. Иначе общее собрание имело бы другой характер и другое направление.

А так их участникам была отведена роль статистов с освящением заранее согласованного в узком кругу.

Если в вопросе избрания президента формально были соблюдены нормы Устава, то в других кадровых вопросах все свелось к кулуарным перешептываниям, улаживанию интересов групп влияния, бюрократично-административным действиям. С обязательным реверансом в сторону властей. По большому счету, не члены академии решали, кто будет направлять и координировать деятельность научного сообщества, а деятели, проросшие и приросшие в кабинетах на Владимирской.

Ловко проэксплуатували угрозу коронавируса, рассредоточив отделения, кое-как организовали работу в режиме видеоконференции. Такие и другие «непреодолимые» обстоятельства позволили сделать намеченное.

Полагаю, если бы Б. Е. Патон считал возможным проведение собрания таким образом, то он пошел бы на это при своей жизни. Но не сделал этого. Не освятил нарушения правил и традиций.

Обращает на себя внимание и то, что о легенде науки на академическом собрании вспомнили лишь в перечне когорты умерших членов НАНУ.

Понимаю, эти впечатления от академического собрания могут вызвать у кое-кого глубокое раздражение и даже публичные возражения. Но я изложил лишь малую толику из того, что пришлось услышать от участников этого действа в процессе собрания и уже после него.

Если дела пойдут так же дальше, тогда уже не нужны будут и разговоры. На панихиде принято молчать.

Академик НАН Украины Владимир ЛИТВИН.