Иван Пулюй больше известный как физик, один из первооткрывателей радиоактивного излучения. Изобретатель, организатор науки, был ректором Немецкой высшей технической школы в Праге, почетный член Венского электротехнического общества. Но мало кто знает о его публицистических статьях и пророческих взглядах касательного того, что может ждать Россию в будущем.

Если в начале прошлого века государственное возрождение Украины было даже для Ивана Франко еще «за гранью возможного», то ход Первой мировой войны внес коррективы, что показал своим трудом «Украина и ее международное значение» (1915 г.) наш выдающийся ученый Иван Пулюй (1845—1918 гг.). В этой статье ученый титулован как советник австрийского монаршего двора, которому была подчинена Галичина.

Труд нашего ученого предназначен для читателя, который почти не ориентируется в украинских проблемах, что подтверждает подход к ее решению, ведь речь идет о сложном развитии национальной идеи, поскольку статус Украины влиял на европейские отношения, особенно во время тогдашней войны. Исследователь считает, что после порабощения нашего гетманского государства, которое было «бастионом против московитов, турок и татар», а также поляков, политическая атмосфера на континенте претерпела значительные изменения: Московия стала мощной Россией, которая угрожает странам Европы. Теперь царизм хочет «освободить российский народ» в Галичине, Буковине и Закарпатье, то есть поработить исконные украинские земли.

Опираясь на логику исторических фактов, И. Пулюй отмечает, что Украина, которая освободилась от польского порабощения, заключила с московским царизмом Переяславский договор о союзе, «своеобразной федерации» гетманской республики с царской Московией.

Присоединив к себе Украину, Московия, которая до этого была жалким государством, укрепилась как империя. И. Пулюй пишет: «Благодаря богатствам Украины, ее географическому положению, и не в последнюю очередь мускулистой силе опытного в войнах украинского народа, Россия всегда увеличивалась за счет захвата территории Украины, и с этого времени она стала великаном, который теперь обладает шестой частью мира».

Наш ученый обращает внимание на интересный исторический факт. Оказывается, даже тогдашний руководитель Англии Оливер Кромвель предостерегал нашего гетмана от опрометчивого союза с деспотической Московией. В конце концов, Богдан Хмельницкий также не имел абсолютного доверия к царизму. Впоследствии Тарас Шевченко упрекал гетмана, что союзом с Московией он обесценил свой большой труд освобождения и государственного возрождения Украины.
Конечно, история не знает сослагательного наклонения. Не стоит думать о развитии событий на нашем континенте без Переяславского договора между Украиной и Московией. Однако совершенно очевидно, что жалкая Московия без Украины не превратилась бы в мощную Российскую империю, и сейчас мы не говорили бы о евразийском гордиевом узле, а существование великого украинского народа не оказалось бы под угрозой перед будущим. Ученый называет присоединение Украины к Московии краеугольным камнем для развития Российской империи, укрепления ее международного положения. Аргументы И. Пулюя проливают свет на нынешнюю антиукраинскую политику Путина и ставят под сомнение возможность добрососедских отношений двух государств без объективной оценки предыдущего отношения России, царской и большевистской, к Украине.

Поправ условия Переяславского договора, царизм не оставил и следа автономии гетманской республики, грубо нарушал права украинского народа. Дошло до грубого запрета украинского языка. Украинец не имел права на Священное Писание на родном языке, чего не запрещалось другим народам, ведь Библия распространяется в империи на 42 разных языках и диалектах.

Ворвавшись в начале войны в Галичину, московские орды пытались уничтожить культурную жизнь этой ветви украинского народа. Оккупанты разоряли нажитые сельскими тружениками просветительские библиотеки, что воссоздал знаменитый новеллист Василий Стефаник в новелле «Мария». Ученый пишет: «Преследован каждый след украинской жизни, распущены школы, в один прекрасный день были ограблены учреждения, музеи и библиотеки, национальное богатство стало добычей. Все культурные и политические достижения должны были быть ликвидированы — и Галичина русифицирована».

Поработители губили украинских патриотов, вывезли в далекую Россию даже митрополита Андрея Шептицкого. Московские ордынцы, как типичные азиаты, вели себя своевольно, а «лицемерный победитель-царь, «насмехаясь над признанными приличиями, осмелился въехать во Львов и затем в Перемышль как «освободитель», провозгласил себя хозяином «Прикарпатской России», не осознавал достоинства ни монарха, ни человека. Однако вскоре его войска были вынуждены отступить, поэтому галицкие украинцы спаслись от московской петли.

Автор рассматриваемого труда отмечает, что благодаря Украине «империя неграмотных» полуазиатов утвердилась в Европе, но не своими духовными достижениями, а «покорением, интригами, вероломством, изменами и мошенничеством, грабежами, убийством и угнетением порабощенных народов». Неслучайно ее синонимом стало название «тюрьма народов». Освобождение порабощенных царизмом народов — в интересах человеческой культуры!

Без Украины как самостоятельного государства Россия не будет способна претендовать на мировое господство, поскольку будет вытеснена с Черного моря, удалена от Балкан и Дарданелл. Ученый имел в виду, что государственно возрожденная Украина охватит все этнические земли, в частности Кубань. Итак, Россия без Украины не сможет угрожать другим народам, что позволит установить нормальные межгосударственные отношения на континенте.

И. Пулюй отмечает огромный антагонизм в России государственных сил и народных стремлений, пренебрежение достижениями «гнилого Запада», что негативно влияет на развитие порабощенного человека. Конечно, сейчас путинская Российская Федерация уже не может обойтись без них.

Безусловно, не со всеми прогнозами нашего ученого можем согласиться, ведь время внесло известные коррективы. Иван Пулюй видит государственно освобожденную Украину в союзе с Австро-Венгрией и Германией, хотя предостерегает от идеализации таких отношений: «Не от любви будут добиваться центральные державы, Австро-Венгрия и Германия, самостоятельности Украины, а в своих интересах, которые, к счастью, совпадают с интересами украинского народа». На такой вариант военного развития, как известно, ориентировалась Центральная Рада и гетман Павел Скоропадский. Однако революционные события в России изменили положение: большевики не смогли покорить сразу Галичину, Буковину и Закарпатье, пришлось отдать возрожденной Польше Волынь, которая принадлежала царской России. Несмотря на такие исторические особенности, остается без корректив вывод И. Пулюя: «Россия хочет теперь и будет хотеть в будущем готовить братскую могилу галицким (в оригинале: австрийским. — Авт.) украинцам, и тем самым и целому многомиллионному украинскому народу. Но могила Украины была бы могилой для других культурных народов Европы, германцев или славян!»

Иван Пулюй надеется, что мировая война превратится в национально-освободительную («народную) войну с московскими «полуазиатами» народов, укоренившихся в европейской культуре, — и они смогут освободиться, а с ними и украинцы разорвут цепи, которыми опутали их руки и ноги москали. Так будут осуществлены справедливые притязания нашего народа, что подтвердит его национальную жизнеспособность. Тогда, как пишет Пулюй, настанет суд над царскими поработителями, суд, который предсказывал Тарас Шевченко еще в середине XIX века.

Анализируя прогнозы и предложения Ивана Пулюя, можем увидеть то, чего украинское руководство не имеет права игнорировать в отношениях с Россией даже через века, ведь внешнеполитические притязания путинской России не претерпели существенных изменений по сравнению с началом прошлого века.

Олег ГРЫНИВ, профессор.

Львов.

Фото из открытых источников.