Теперь ехать утром по сельской дороге намного удобнее, чем раньше. Это понимаешь, когда навстречу машине бредут одиночные коровы, причем еще и наученные держаться ближе к обочине. Вспоминаются времена двадцати-тридцатилетней давности, когда предлинные стада заполняли всю улицу и приходилось даже останавливаться и выходить из автомобиля, чтобы какая-то буро-карпатка, призадумавшись, не уперлась рогами в капот. По 10—15 минут должны были пережидать, чтобы освободилась дорога, а потом доехать в следующее село и надеяться, что там скот уже успел повернуть в поле. Сплошные неудобства. Сейчас, когда поголовье сократилось раз в десять, водитель чувствует себя намного удобнее. Ныне в Виноградовщине значится почти три тысячи голов КРС. Эта цифра близка к реальной, уверяет руководитель районной Госпродпотребслужбы Степан Барзул, поскольку базируется на проведенных прививках.

К сожалению, ездить через село действительно стало легче, и тенденция к сокращению не прекращается. Как правило, корову держат старшие люди. Конечно же, делают это не из-за коммерческого интереса, а потому, что корова всегда была условием самодостаточности сельской семьи. Однако у молодежи уже этой привязанности нет. Тем более что с точки зрения самоокупаемости содержание коров никак себя не оправдывает. Можно значительно легче заработать деньги в других сферах и купить в магазине молоко, творог или сметану. Еще немного, и дети будут видеть живую корову разве что на специальных экскурсиях.

Да что там «немного» — многие дети уже сейчас не могут похвастаться, что видели живую корову или овцу. На этом депрессивном фоне довольно фантастически выглядит хозяйство Василия Феера (на снимке), ветврача по специальности и совладельца животноводческой фермы, на которой он держит полсотни молочных коров буро-карпатской породы, 20 телят на откорме и еще почти 50 коз англо-нубийской породы. Первое знакомство с продукцией животновода состоялось летом на городском базаре, где время от времени продает молоко и другие продукты Марта Сакалош, пенсионерка, в прошлом бухгалтер райуправления сельского хозяйства, а владелец коров, оказывается, ее зять. Молоко, сметана, творог, брынза домашнего производства оказались безупречного качества. Это было понятно по тому, как быстро ее прилавок пустел. Правда, появление молочной продукции от Василия Феера было кратковременным явлением, потому что в основном продается в социальные заведения оптом, а на базарный прилавок молоко от его коров попало «благодаря» коронавиусу. Но об этом позже...

Вода и порошок — получается «элитный продукт»

Итак, главными заказчиками настоящего молока остаются социальные заведения. В начале 2000-х постоянными покупателями стали Закарпатский гериатрический пансионат и Виноградовский детский дом. Там были дальновидные руководители. Поскольку уже тогда появилось требование переходить на пастеризованное молоко, которое продается в магазинах, они отбрасывали такую возможность и просили молоко из села Широкое, а всю ответственность за такие «нарушения» брали на себя. Фактически сотрудничество продолжается с гериатрическим пансионатом и другими заведениями и до сих пор. Причем, чем старше руководители, тем больше ценят домашнее натуральное молоко. Уже младшие директора переходят на молоко в пакетах. Для них это проще, удобнее и якобы отвечает «европейским требованиям».

«К сожалению, в государстве очень легко допустили ликвидацию молочного животноводства как такового, — говорит Василий Феер. — Его по крайней мере в наших краях нет совсем, потому что те остатки, которые сохранились в частном секторе, не являются отраслью, это ноль. Городское население переходит на питание молокопродуктами, которые состоят из воды и порошка. Это я заявляю как ветврач, как специалист, который в институте специализировался на технологиях молокопереробки. Вас никогда не удивляло, что в наших закарпатских райцентрах никто не закупает молоко, нет пунктов приема, а фирмы поставляют в магазины «закарпатскую сметану»? Еще до недавних пор для изготовления твердого или кисломолочного сыра нельзя было обойтись без молока. Сейчас и эту проблему решили... Поэтому многие из тех элитных сыров в магазинах — ненатуральный продукт».

Выручает карпатская бурая...

Василий Феер имеет несколько оборудованных помещений, где все автоматизировано и отвечает современным технологиям. На ферме работает сам с семьей, но есть и два пастуха, которые получают зарплату 10 тысяч гривен в месяц. Раньше эти помещения принадлежали совхозу-заводу «Виноградовский» и Василий Иосифович работал здесь ветеринарным врачом. Как и его отец. Образование получал сначала в Мукачевском техникуме, а затем во Львовской академии ветмедицины (теперь — Львовский национальный университет ветеринарной медицины и биотехнологий имени Степана Гжицкого).

— Печальнее всего было наблюдать, — рассказывает Василий Феер, — как в 2006 году замирало животноводство, руководство обанкротившегося совхоза-завода решило продать скот населению. Что это, когда нет хозяина?! Коров продавали среди лета, когда вокруг и кормов достаточно, и коровы имеют самую большую производительность. Мудрый хозяин придержал бы коров до осени и имел бы выигрыш.

На тот момент Василий Феер вместе с отцом приобрели восемь коров и решили открыть собственную ферму. Ведь это дело, которое им нравится и знакомо. Врачебная специальность во многом выручала широцких фермеров (юридически Василий Феер предприниматель, но ведь по факту — фермер). Для обновления стада он как специалист проводил исключительно искусственное осеменение. Это и позволило держать производительность на необходимом уровне. В течение года одна корова в его стаде дает в среднем две с половиной тонны молока.

Здесь вспомнились колхозные годы, потому что тогда в газетах было много статей о четырех- и пятитысячницах, то есть надои от коровы якобы составляли до 5 тысяч литров. Василий Иосифович тоже поработал во времена «рекордных» надоев и цену тем цифрам знает изнутри. В отчет, говорит он, записывали надои от ста коров, а фактически дойного скота было больше. Оттуда и «рекорды». Страна обманывала сама себя — на бумаге молочные реки, а на самом деле за молоком и сметаной надо было выстоять по два часа и уже после обеда молочный магазин пустел.

Что касается породы, то Василий Феер убежден в том, что лучшей в тамошних условиях, как бурая карпатская нет. Это выносливые животные, непритязательны в питании, имеют хороший иммунитет к болезням. Да, они меньше дают молока, чем скажем, чернорябые, которых было модно заводить в 1980 годах. Но где они сейчас? Закарпатский климат для чернорябых оказался не очень благоприятным.

Конечно, порода и современные технологии имеют большое значение. Сын Василия Феера — тоже Василий, и тоже ветврач по специальности — проходил практику в Германии. Тамошний скот дает 33 литра молока в день, но и потребляет сбалансированных кормов в десять раз больше, чем бурокарпатка!..

...И козы англо-нубийской породы

Стадо Феера выпасается на окраинах села, на опушке и бывших землях совхоза-завода «Виноградовский». Хорошо и коровам, и для земли, ведь скот выпасает кусты, ростки самосевов, окультуривает территорию. Для сравнения: в бывшей соседней бригаде бывшего совхоза коров практически не осталось. Там пашня превратилась в полноценный лес. К сожалению, в Широком дефицит и земель, и пастбищ. Местные предприниматели ищут землю для аренды в других селах, на окраине райцентра Виноградов. Солому и сено для коров тоже приходится завозить аж из Береговского района.

А еще Василий Феер «зашел» в разведение коз англо-нубийской породы. Двух коз ему подарили монахи с Ужгородщины.

Эти козы дают чрезвычайно приятное молоко, высокой жирности и при этом без никакого «козьего» привкуса.

«Если кого-то угощаю, — говорит фермер, — никто даже не догадывается, что оно не коровье».

Сегодня на ферме — полсотни «англо-нубиек». Оказывается, в Украине их молоко ценят и знают его свойства. Поэтому с реализацией проблем нет. Практически все продается через Интернет.

Еще одно. Двадцать бычков на откорм в этом году оставили, можно сказать, вынужденно. Раньше Фееры занимались только молоком, но опять-таки из-за коронавируса и карантина многие заведения закрыты, молоко стало негде сбывать. Совсем немного продавалось на базаре, а остальное шло на откорм телят.

— Вы бы видели, — отмечает Василий, — какие бычки выросли на самом молоке!.. Есть на что посмотреть.

Спрашиваем: какое будущее отрасли и фермы?

— Ферма будет развиваться, — уверяет Василий Иосифович. — Есть намерения фасовать молоко в пакеты. Принципиальное отличие такого молока — оно натуральное.

Что касается отрасли, то взгляды фермера пессимистические: «Нельзя возрождать то, чего уже нет, — говорит. — Необходим качественно новый подход, нужна селекционная работа и соответствующее государственное финансирование».

Но какое финансирование, если ему за все годы один-единственный раз сделали предусмотренную законом выплату. Людям, чтобы были здоровы, — надо здоровое молоко. Но пока рацион украинцев нередко держится на «порошке».

Виноградовский район Закарпатской области.

Фото Василия ГОРВАТА.