А на время его открытия — и во всей Украине. А городской центр социальных служб для семьи, детей и молодежи под руководством Олега Краснокутского позаботился о том, чтобы инициатива получила с годами вид хорошо организованного дела. Приличный бюджет, отремонтированные и укомплектованные добротной мебелью и бытовой техникой комнаты, коммунальные удобства — все свидетельствует о том, что забота об общежитии — среди приоритетов муниципальной политики.

Несладко одиноким

Сегодня, когда эпидемия коронавируса выталкивает из привычной социальной колеи даже здоровых и обеспеченных, взрослые сироты, которые окончили интернаты, вышли за пороги домов, где их опекали приемные родители, и направились навстречу неизвестному, просто теряются в толпе.

Если связь с предыдущей семьей еще сохраняется, то у молодого человека есть шансы не попасть в переплет, обойти соблазны, избежать плохих знакомств. А брошенный на произвол судьбы рискует оступиться уже на старте. Особенно сегодня, когда мир суживается до размеров квартиры, автомобиля, офиса... Когда эгоизм, замкнутость каждого на себе и близких и естественное желание выжить так тесно и фантастично переплетаются, что мало кто думает о других людях с их проблемами. Проще говоря, не сладко живется одиноким людям (не только в старости, но и в юности) в этом мире с его извечными вызовами — бедностью, безработицей, а теперь еще и вирусом...

«Наше учреждение создано, чтобы облегчить путь юношей и девушек без семейной поддержки в начале их самостоятельной жизни, — говорит директор общежития Олег Симуляк. — Наши жители имеют право здесь находится бесплатно с 19 и до 23 лет. Но не дольше, чем три года подряд. Впрочем, поселить сироту и обеспечить всем необходимым — это еще не все наши задачи. Мы помогаем подопечным получить помощь психолога, пройти медицинское обследование, оформить необходимые для обучения или трудоустройства документы, банковскую карту, найти работу, встать на квартирный учет... Кстати, это самый приятный в нашей работе момент — когда дети, которые живут у нас, получают ключи от собственного жилья. Два года действует программа «Жилье», и уже десять наших воспитанников получили ключи от приобретенных государством квартир».

То есть обеспечить молодого человека жильем — принципиальное дело для социальных работников. Иногда «главный приз» находит победителя, когда тот уже выселился из общежития и отправился куда-то, бывает —даже за границу, на заработки. Кстати, средства на квартиру приходят адресату на банковскую карточку: 540 тысяч гривен — для приобретения квартиры в областном центре или 312 тысяч — в районном. Так что в обязанности членов команды Олега Краснокутского входит еще и поддержка контактов с подопечными после того, как те вышли из поля внимания. Потому что знают: пройти, не сломавшись, тот путь, который традиционно проходит ребенок, которому родные родители не дали любви, крыши над головой и, собственно, детства, это — как выкатить камень на гору, выжить в пустыне без воды, подняться с морского дна без кислородного баллона...

«Но и в этой программе есть один момент, который нас огорчает, — отмечает социальный педагог общежития Алексей Суржиков. — Сирота может встать на квартирный учет только до 23 лет».

Родительская квартира — еще не жилье

Кстати, о законодательных ограничениях. Согласно регламенту функционирования многоквартирного дома для сирот, поселиться здесь имеют право лишь те, кто учится или работает. А также те, у кого нет альтернативного жилья. А если ребенок временно не учится и не работает? Где ему жить? Дело в том, что законодательство запрещает родителям, лишенным опеки о собственных детях, продавать жилье. Ни социальные службы, ни приемные родители никогда не дадут разрешения семьям (как правило — сильно пьющим) продать «детский» дом. Но... За годы своего «хозяйствования» мама с папой часто доводят жилье до такого состояния, что жить в нем просто невозможно: без окон, дверей, мебели, сантехники. В такой ситуации соцслужбы, КРЭП, квартальные комитеты должны быть готовы к оперативному сотрудничеству с центром социальных служб и общежитием, куда имеет возможность поселиться ребенок, который после детдома приехал в город на учебу или работу. Ответственным лицам нужно лишь составить акт обследования жилищных условий по месту регистрации ребенка.

«Ныне у нас квартируют 26 человек. Больше ребят. Есть те, кто работают, есть студенты училищ, лицея, — знает всех жителей по именам и биографиям Олег Романович. — В общежитии 16 комнат. Здесь тепло. Моющими средствами, дезинфекторами и т. п. обеспечены. Тем, кто принимает наши правила поведения, здесь очень нравится. Нередко молодые люди у нас знакомятся, а потом женятся. А еще отсюда амбициозные студенты едут на обучение в Киев. Впрочем, есть, конечно, и те, кого настигает тяжелое генетическое наследство. Недавно были вынуждены выселить парня, который в состоянии наркотического опьянения разбил большой плазменный телевизор. И это был не первый случай, когда он вышел за рамки дозволенного...»

Вчера — педагог, теперь — крестный

Интересно, что после общежития его вчерашние жители не всегда теряют связь с социальными службами — хоть возраст уже и недетский. Например, многие девушки рожают и остаются под опекой работников Центра матери и ребенка (такой вот долгий путь под патронатом государства: детдом — общежитие — центр материнства)... Живут месяцами, между тем экономят «детские» средства. Так одна семейная пара — вчерашние соседи по общежитию — собрала деньги на дом в селе, где ныне и живет.

Соцработники проинформированы о том, как складываются судьбы их подопечных, поскольку они — знаковые персоны в жизни сирот. К ним обращаются за советами и помощью, приглашают в гости после переезда... Алексей Суржиков стал крестным отцом для ребенка такой вот молодой семьи.

...Одна из девушек, которая недавно поселилась в общежитии, до недавнего времени воспитывалась в семье приемных родителей в Малой Виске. Ей было там хорошо. Настя Кучеренко (на снимке) каждый день общается со своими названными папой и мамой. Алла Евгениевна и Александр Анатолиевич дают ей советы, «ведут» на расстоянии. Девушка только начала самостоятельную жизнь, а ей уже встретились жестокие люди и боль. Она еле выжила... Теперь Настя — под надзором опытных социальных работников, в общежитии, а тот, кто воспользовался ее беззащитным положением, — под следствием. «Поступив в училище, я поселилась на квартире. И там со мной произошла беда. Теперь я здесь, и у меня все благополучно...» — рассказывает Настя.

«Вообще у нас здесь почти всегда спокойно, — рассказывает дежурный администратор Ирина Оранская. — Но проблемы бывают... Тогда приходится угрожать докладной. Бывает, что и ребята подерутся. В таких случаях стою между ними и мирю, потому что точно знаю — меня не тронут. С этими детьми можно справиться».

Кировоградская область.

Фото Ивана КОРЗУНА.