На снимке: именно так делают спасительный «Биовен».

Ученые и целые государства объединили усилия в борьбе против коронавируса. Очень активное участие в таких разработках принимает украинское предприятие Biopharma. Вместе с десятью другими ведущими фармакологическими компаниями мира оно работает над созданием спасительного иммуноглобулина.

На других надеяться, а работать самим

Минимальный объем плазмы крови, необходимой для изготовления пробной партии противоковидного иммуноглобулина, составляет 1 200 литров. На момент моего визита в Сумской областной центр службы крови произошло очень приятное событие: стало известно, что в рамках международного проекта в Украине собрали 1 223 литра плазмы с «растворенными» в ней антителами к коронавирусу. Теперь это сырье должно три месяца пролежать на карантине, а затем его отправят в Белую Церковь на завод-фракционатор.

В течение более полугода необходимую плазму собирали центры крови в Киеве, Харькове, Днепре, Черкассах и Сумах. Однако основное бремя этой работы досталось Сумам, поскольку местный плазмоцентр был определен Министерством здравоохранения Украины пилотным участником проекта. Решение Минздрава вполне логично, ведь Сумской областной центр службы крови — лидер отрасли не только в Украине, но и в Европе. Сегодня он единственный в государстве имеет лицензию на производство плазмы для фракционирования. В становление и развитие СОЦСК Biopharma инвестировала миллионы долларов. Сейчас у сумского предприятия есть не только ультрасовременное оборудование и отлично подготовленные специалисты — оно накопило едва ли не лучший опыт работы с донорами, так как Сумы считаются неофициальной донорской столицей мира.

— Мы забираем реконвалесцентную плазму от доноров, которые уже переболели COVID-19, — детализирует директор Сумского областного центра службы крови Наталья Трофименко. — В ней содержатся защитные противовирусные антитела, выработанные организмом. Кроме естественной защиты, в такой плазме и немало медикаментозных компонентов, ведь пациентам, инфицированным коронавирусом, врачи выписывают целые «простыни» препаратов.

Каждый, кто сдает реконвалесцентную плазму, приобщается к разработке отечественного иммуноглобулина против коронавируса. Поэтому донорство можно считать одним из величайших проявлений конкретного патриотизма, но даже такая мотивация вдохновляет далеко не всех. Сдатчиков крови и плазмы не хватает, потому что пандемия пришла, а традиционные проблемы никуда не делись.

— Доноры сейчас болеют, как и другие люди, и поэтому не могут сдавать кровь с такой периодичностью, как раньше, — говорит Н. Трофименко. — Из-за карантина мы лишены возможности проводить массовые акции, и это обстоятельство также негативно сказывается на ситуации. Между тем все должны понимать: если мы сами себя не спасем, кто-то может и не дождаться, пока в мире дойдет очередь до Украины и нам предложат действенную вакцину от коронавируса.

Несмотря на сложности текущего момента, Сумской областной центр службы крови по-прежнему безупречно выполняет свои обязанности. Сумщина — единственный регион в Украине, где даже сегодня медучреждения ни на минуту не остаются без донорской крови или изготовленных из нее компонентов. Ежегодно СОЦСК предоставляет их бесплатно на миллион гривен, и нынешний год также исключением не будет. Но радужной ситуацию все равно назвать нельзя.

— Когда к нам, например, приходит 300 доноров, плазма условно пятидесяти из них используется для нужд области, а остальная замораживается для производства антикоронавирусного иммуноглобулина, — объясняет Н. Трофименко. — Но если приходит сотня доноров, на вакцину почти ничего не остается.

В поисках спасительной соломинки

Многие пациенты больниц сегодня нуждаются в эффективном лечении от COVID-19, а в некоторых случаях речь уже идет о спасении их жизни. Тогда родственники тяжелобольных «хватаются за соломинку»: обращаются в центры крови с экзотическими просьбами. В частности, предлагается привести донора, который уже переболел и выздоровел, чтобы у него взяли плазму крови и налили ее в бутылочку. Якобы с этой бутылочкой можно прийти в больницу, там ее содержимое вольют в вену пациента, и на этом все страдания закончатся.

— Страх побуждает людей к нелогичному поведению, — комментирует Наталья Трофименко. — Ведь плазму надо сначала заморозить, а это очень сложная технология. Затем ее перед использованием необходимо разморозить на водяной бане, зафиксировав емкость в строго вертикальном положении. Если так называемый восьмой фактор, который осядет после размораживания, попадет в сосуды пациента, произойдет тромбоз, опасность которого при COVID-19 и без того очень высока.

Специалистам обидно наблюдать, как под влиянием паники люди сами себе вредят. Например, без назначения врача слишком часто проходят диагностику легких на компьютерном томографе. Следить за организмом действительно нужно, но когда это происходит хаотично и без профессионального сопровождения, можно сделать только хуже.

Эффективный антиковидный препарат в государстве уже есть!

Уже когда работал над этим материалом, случайно наткнулся на сайте Zik на очень важную публикацию, которая появилась там 14 ноября. В ней сообщается, что украинская компания Biopharma завершила клинические испытания препарата «Биовен». Они продолжались с мая по октябрь и в них приняли участие 66 пациентов с тяжелым течением коронавирусной болезни.

Со ссылкой на председателя совета директоров компании Biopharma Константина Ефименко Zik сообщает, что 13 ноября «Биовен» был включен Минздравом в протокол лечения COVID-19. Этот иммуноглобулин оказался эффективным при лечении вызванной коронавирусом пневмонии. Применение врачами препарата позволит во много раз уменьшить количество летальных случаев среди тяжелобольных пациентов. Более чем вдвое сокращается время до наступления улучшения, а также срок пребывания на стационарном лечении.

Незадолго перед этим мы говорили о «Биовене» в Сумском областном центре службы крови. Мне рассказывали о случаях, когда этот иммуноглобулин врачи рекомендовали безнадежно больным как последнюю надежду, и он действительно спасал жизни.

Но есть несколько «но». Стоит препарат очень дорого, и его трудно найти. В одном случае для пациента необходимо было приобрести 12 флаконов, и их пришлось покупать в сумских аптеках по одному-два, а в другом надо было собрать 30 флаконов, и их искали по всей области. Возможно, ситуация изменится после того как «Биовен» внесли в протокол.

За каждый флакон надо было заплатить немалые деньги, поэтому Национальная служба здоровья Украины должна предусмотреть для «ковидных» больниц необходимое финансирование. Но даже после этого остается самое сложное:

«Биовен» изготавливается из компонентов крови, которых не хватает даже в донорской столице. Поэтому завершать тему нам приходится тем, с чего ее и начали. Здоровье или даже жизни многих из нас зависят от того, насколько сознательно, приветливо и милосердно общество, власти и начальство относятся к донорам.

Как это ни странно, но такой адекватности именно сейчас стало не хватать. В Сумах увеличилось количество случаев, когда директора или другие командиры, когда доноры приносят им заявление на однодневный отпуск после забора крови, возвращают его со словами: «Если принесешь такое еще раз, попрощаешься с работой».

Сумская область.

Фото предоставлено Сумским областным центром службы крови.