Сегодня людям в глубинке живется несладко. Безработица. Пенсии мизерные. Населенные пункты приходят в упадок, жители покидают их в поисках лучшей судьбы. Аргументы серьезные и небезосновательные. Однако теплятся в наших селах огоньки надежды. И тут, и там можно встретить оптимистов-тружеников, которые не ждут подарков судьбы, а берут, что называется, «быка за рога» — придумывают, развивают, расстраивают... Часто — вопреки обстоятельствам. В народе говорят — на таких мир держится!

— Хорошо и тихо здесь, правда? — спрашивает, будто сам у себя, житель села Топило Знаменского района на Кировоградщине Николай Бойко (на снимке). — Дочка у нас в прошлый раз гостила еще летом. Пообещала, что, поработав «сколько нужно» в Польше, приедет жить в этот двор.

— Ей здесь хорошо, — с самого начала повествования подводит мужчина к оптимистическому финалу. — А значит, все правильно делаем с женой. Кстати, она, когда я закладывал вот этот сад (ореховый, едва ли не самый большой среди приусадебных в области), не верила в результат. Говорила: «Зачем ты так стараешься, мы же не доживем до тех урожаев?!» А теперь удивляется — дожили, и дальше что-то планируем. Причем с энтузиазмом, ведь, повторяю, у дочери есть желание продолжить наше дело.

...Действительно, не каждые отец и мать в селе слышали подобное от своих детей. Многие местные жители работают за границей и планов дальше завтрашнего дня не строят. К Топилу, которое тонет без молодых рук в тине социально-экономической депрессии и зарастает без хозяев сорняками, никому нет дела. Некоторые жители уверенно заявляют: «Вернутся (земляки-заработчане), куда денутся?!» Но, думается, если бы хотели вернуться, то уже сегодня забили бы колышки для нового фундамента или не дали бы упасть родительскому дому. Хотя... Встречаются еще и те колышки, и новый ондулин на старых крышах, и трактор, купленный за деньги, заработанные в Италии...

Дом Бойко — крайний на улице, выходящей в степь. Причем на асфальтированной и газифицированной улице. Покосившихся домов и выбитых окон от молодого орехового сада, розовой аллеи, добротного высокого забора не видно — удобный ракурс. А сам ухоженный домик мог бы украсить и село побогаче. Если бы такое хорошее начало улицы имело продолжение, можно было бы порадоваться за местных жителей. Но...

«Артист из Кохановки»

По профессии Николай Бойко — машинист шахтного электровоза. Окончил донецкое училище... А родился неподалеку — в Кохановке, тоже Знаменского района.

— Меня жена всю жизнь называет «Артист из Кохановки», — сам себя рекомендует хозяин, напоминая об одноименном советском фильме 1961 года (с Георгием Вициным в роли, кстати)...

Об артистических способностях мужчины с первого знакомства говорить трудно, но то, что у Бойко есть талант привлекать к себе внимание людей — доказанный факт. Неслучайно Федосеевичу, как его называют земляки, крестьяне в свое время доверили свои паи, сделав самым земельным фермером на углу. Впрочем... Через несколько лет им наобещали золотые горы и переманили к другому арендатору, за которым стояли партийный бренд и фамилия из «высшего» руководства — тогда это была повсеместная практика. Тягаться с политиками Бойко не захотел, всех пайщиков отпустил. С сотнями гектаров угодий, прудом, тремя комбайнами, пятью тракторами, КАМАЗом, МАЗом, бензовозом (все, правда, старенькое, перекупленное по дешевке в колхозах) попрощался...

«Помогите Топилу, а я всех на участок приведу!»

Мужчина занялся другими делами, но интерес к жизни родной громады не потерял. Еще перед недавними выборами не забывал напомнить каждому из кандидатов на пост будущего руководителя громады, что в Топиле нет ни одного фонаря ночного освещения(!), что сорняки съедают село, дикорастущие деревья разрушают асфальт, помещение садика стоит без дела, хотя там можно было бы разместить клуб или даже перерабатывающее предприятие. Например — консервный завод. Ранее он на эту тему еще и с руководством государства переписывался. Словом, не все равно 73-летнему Бойко, в каком селе живет.

— Я им (кандидатам на позапрошлых выборах) обещал, что приведу всех людей в селе за них голосовать, а толку!? — реально разочарован методами избирательной дипломатии Бойко. — Одни (на самом деле называет — кто) пообещали и обманули — ничего в селе не сделали, а голоса взяли. А на последних выборах вообще не было смысла заручиться чьими-то обещаниями. Кандидатов от партий было больше, чем избирателей пришло на участок.

«Фольксваген» и «Москвич» под одним капотом

...Немного разочаровавшись в жизни «за забором», Николай Бойко сосредоточился на том, что интересно и доставляет удовольствие его открытому к познанию уму. Как оказалось, мужчина (еще тот сельский изобретатель!) собственноручно, не имея серьезного материального ресурса, дорогих станков, чертежей и... технического образования, смоделировал трактор для работы во дворе, на огороде и в саду.

— Я купил мотор от «Фольксвагена», дизельный, — небезосновательно гордится каждым своим решением на пути поэтапного конструирования Бойко. — Трактор компактный, весит 700 килограммов. Имеет две коробки передач. Одна — от «Москвича», вторая — ГАЗоновская. Скомбинировал пониженные и высокие передачи. Шестнадцать(!) скоростей — вперед, четыре — назад. Что хочешь к нему цепляй — культиватор, косилку, плуг. Можно сажать картофель, можно выбирать. При необходимости — ползет, как паучок, или разгоняется до 90 километров в час. На трассе мчится так, что... работники полиции удивляются. По правилам, кстати, такая техника не регистрируется в МРЭО: кабины нет, значит не для перевозки пассажиров, значит малоскоростная модель. А у меня под капотом девяносто лошадиных сил! Вот и сосед собрал трактор с пускателем. У него двигатель значительно слабее — десять лошадиных сил. Но в техническом плане он образованнее, чем я. Лучше разбирается, раньше начал интересоваться.

...«Головатые» украинские крестьяне, не имея тысяч долларов на банковском счету, сегодня не комплексуют, а массово «уходят»... в инженеры. Разве не так начинался рынок китайских товаров широкого потребления — дорогое, брендовое и модное надо было заменить дешевым, надежным, многофункциональным?.. Так собрали свои трактора два хозяина на селе, дальше помогут с техническим оснащением еще двум, передадут опыт соседям в Треповку... Главное, чтобы этот процесс опережал «развитие болезни» — тотального упадка маленького села.

— А сейчас ищу в Интернете, как собрать самому агрегат для всасывания листьев, — мечтает о новых достижениях бывший шахтер с Донбасса, сын которого с семьей остался в Донецке, потому что вопрос переезда с детьми и обустройства нового жилья пока смогли решить не все. — Можно поставить двигатель Holland, четыре патрубка. Словом, я сам такое соберу... 150 тысяч гривен на заводское изделие у меня нет. Зато листьев в ореховом саду — море. А их нужно убирать, потому что это — рассадник для микробов и садовых болезней.

Экономить таким образом деньги Бойко — как выигрывать в интеллектуальных соревнованиях... с государством, которое в ближайшей обозримой перспективе достойной пенсией не обеспечит ни врача, ни учителя. А еще — с устоявшимся общественным мнением о людях старшего возраста, которые якобы трудно осваивают новое. И со старостью, которая так и ждет, чтобы ты «залез на печь» и только смотрел в телевизоре новых кумиров с «честными» лозунгами типа: «Поднять пенсию до 1000 долларов — это реально!». Так, играя, он сделал машинку для лущения орехов. С ее помощью можно и кукурузные початки теребить. Два ведра — за полторы минуты! Подобная заводская стоит 25 тысяч гривен.

А клубни кладем... под солому

Еще одно дело, которое хорошо удается семье, — выращивание картофеля. Ореховый сад, который в этом году дал 600 килограммов орехов (молодой еще) — это идея-фикс, бизнес-перспектива, путь к экономической независимости. От картофеля многого не ждут, но способ его выращивания очень интересный. Всю работу мог бы сделать маленький «умник» с немецким двигателем, но грядку доверили старой проверенной «в бою» сапке.

— Климат меняется. Должны менять и технологии выращивания сельхозкультур, — говорит Николай Федосеевич. — Закапывать посадочный картофель в землю — большой риск. Уже несколько летних сезонов у нас нет дождей. Поэтому мы с женой пробиваем сапкой ров глубиной 10 сантиметров. Через каждые 50 сантиметров раскладываем в нем картофель. И накрываем слоем соломы 25 сантиметров толщиной. Заливаем водой и до осени — ни одной прополки. Жука, правда, собирать надо. Затем поднимаем солому, а весь картофель под ней хорошенько лежит... Знаю, что это не идеальный вариант в условиях засухи. Ну, ничего, время для науки у нас еще есть!




Фото Ивана КОРЗУНА.