Сегодня, когда задачи экономического и физического выживания (коронавирус не спит, а безработица пошла в наступление) совпали с необходимостью адаптации новообразовавшихся, реформированных, разделенных (выберите нужное или все) территорий к новым финансовым условиям и социальным возможностям, Бобринцу, как и Ольшанке, Добровеличковке, Знаменке или Светловодску,.. нужны новые планы развития. Если они хотят сохранить «визитки с гербовыми печатями», амбиции и компетенции маленьких столиц на своих географических просторах, деловую элиту, рабочие места, транспортные связи, рынки услуг и т. п., им нужны далекоидущие планы.

И у Леонида Кравченко (на снимке), избранного городским головой Бобринца в пятый раз, места, где в свое время жили и работали те самые корифеи, которые прославили Кировоградщину (Елисаветградщину) — братья Тобилевичи, Николай Садовский, Афанасий Саксаганский, Марк Кропивницкий, работать есть над чем.

Если сложить годы руководства этого должностного лица, получится немалый период биографии и карьеры человека и довольно длинный отрезок истории края. О том, как исполнял свои обязанности в статусе председателя городского совета райцентра, Леонид Григорьевич, наверное, может рассказывать часами (и слушать есть о чем). Именно на этот его багаж опыта и умение работать в очередной раз рассчитывает громада. Но быть лишь статистами (отдали голоса — оправдай доверие) у жителей города с долгой и яркой историей уже не выйдет. Город Николая Смоленчука, Петра Тодоровского и Льва Троцкого, где знаменитый Вознесенский собор за средства известного мецената Анны Дмитрян построил Яков Паученко, — уже не райцентр. И даже не административный центр большой территории с сотней сел...

Законы инерции неизменны. И для физического тела, и для большого коллектива. Город, который остался центром громады с несколькими селами на окраинах, продолжает жить так, словно ничего не изменилось, а между тем в старые кабинеты въезжают новые хозяева. Напрасно критиковать уже принятое и утвержденное решение относительно схемы админустройства бывшего Бобринецкого района. Однако... И для тех, кого слово «децентрализация» пугает уже более пяти лет, и для тех, кто поддерживает админреформу с первого дня, странной нынче выглядит экономическая и географическая карта Бобринецкой и... Кетрисановской территориальных громад. Бобринец — город всего лишь с несколькими тысячами гектаров пахотной земли, без каких-либо предприятий с серьезным промышленным потенциалом и высоким коэффициентом налоговой пользы для бюджета, зато с десятком бюджетных организаций и учреждений, которые раньше имели районное значение и обслуживали 25-тысячное население... — на новой карте словно островок. А вокруг него — земли только что родившейся Кетрисановской ОТГ с семью (кажется) десятками сел, почти впятеро большей площадью сельхозугодий, значительно более скромной инфраструктурой, бюджетной сферой и т. п. Как такие «пропорции» могли возникнуть в воображении тех, кто делил «апельсин», и как они могли в виде документов дойти до последней подписи в Кабмине, сложно сказать. Впрочем, версии существуют. В большей степени они связаны со старой командой в областной администрации, руководителем которой позднее занялась прокуратура. Бывая в разных уголках области, мы слышали, что с тем «карандашом и походным планшетом» люди, возившие в Киев лекала новых ОТГ, «наадминистрировали» тогда много интересного. По крайней мере в Бобринецком районе по начальному замыслу должно было быть три ОТГ с паритетными возможностями и выдержанным центростремительным вектором в сторону Бобринца. А если добавить, что решение о создании двух нынешних громад прошло мимо  двух ассоциаций — городов Украины и ОТГ, — то возникает еще больше вопросов.

Впрочем, существуют только факты

И среди них такой: офис Кетрисановской ОТГ располагается в Бобринце. В том же помещении, что и офис Бобринецкой, только в другом крыле. То есть новая большая громада поселила свои власти в городе, потому что ее территория настолько большая, что до самой Кетрисановки, что на юге области, жителям большинства сел, вошедших в нее, добираться неудобно. Почему тогда она называется «Кетрисановской», а не «Тарасовской», «Златопольской» или «Бобринецкой № 2»? И как быть с приоритетной задачей реформы, которая должна была приблизить адмнуслуги к людям, предложить новые рабочие места? Ведь были надежды, что новые центры громад, получив свои полномочия и свежие бюджеты, начнут развивать села, где от цивилизации осталось разве что почтовое отделение, да и то работает два дня в неделю. Были расчеты на то, что людям больше не потребуются такси вскладчину, чтобы приехать к начальству на прием. Были планы, что, отойдя от центра, все услуги придут к людям — от коммунальных до медицинских с образовательными. Может, это всего лишь начало истории новой громады и здесь, как в ситуации с собственным жильем или покупкой нового костюма: сначала надо пожить в общежитии и походить в ношенном?! Но что будет потом, когда новая ОТГ (даст Бог) заработает на развитие территории, даже на строительство своего ЦПАУ? Админуслуги переедут из Бобринца в Кетрисановку, а жители Сугоклеевки массово переберутся в Веселовку?..

Направь, Боже, налоги в городскую казну!

Но вернемся к Бобринцу, которому выкроить средства на парковые аллеи и другие проекты по благоустройству, кажется, в ближайшее время будет сложно. Ему бы выжить.

«По состоянию на 1 ноября у нас невыполнение бюджета составляет шесть миллионов гривен, до конца года будет восемь... — говорит городской голова, руководитель Бобринецкой ОТГ Леонид Кравченко и частично объясняет дефицит средств. — До сих пор в городской бюджет поступали средства от деятельности автозаправочных станций, от железной дороги. С нового года эти средства могут пойти на Киев...»

Понятно, что бюджеты территорий, где нет поступлений от промышленности, формируются за счет налогов, в значительной степени — с подоходного налога. А когда сокращаются рабочие места, как, к примеру, в результате тотальных изменений в управленческих аппаратах (после реформы), эта река мелеет. В случае с Бобринцом надо отнять еще несколько миллионов гривен поступлений. Если учесть существующий долговой шлейф и то, что «набежит» до конца года, 2021-й (финансовый) Бобринец, по словам Леонида Григорьевича, может начать с долгами в 15 миллионов гривен. Это шестая часть от суммы прогнозируемого годового бюджета. Город и одноименная ОТГ имеют вполне реальную перспективу стать территорией, которая живет и работает лишь для того, чтобы платить зарплату бюджетникам. А в общем штатном расписании, кстати, — сотни должностей и должностных лиц. В частности, работников районных дома культуры, музыкальной школы, стадиона, двух спортивных школ, музея Николая Смоленчука, библиотеки... И самого затратного, самого необходимого для громады (точнее — для двух громад) учреждения — районной больницы. Пока, да и то в устной форме, две ОТГ договорились, что будут финансировать ее в пропорционально равных долях.

Люди не виноваты

«Что бы ни произошло, больница без финансирования не останется, — сразу заверяет Леонид Кравченко. — Жаль, что в последнее время мы утратили свои позиции в сфере медицинского обслуживания, что не сражались за статус опорной больницы, что пациентов с COVID-19 отправляем аж в Кропивницкий. И роды теперь принимаются не в Бобринце... Но дальше — ни шага назад. Сейчас в нашей больнице работают почти триста человек персонала. Обеспечение людей нормальными условиями труда и больницы всем необходимым, в том числе кислородом, — один из тех вопросов, который не снимается с повестки дня. Мы уже готовим сессию, на которой снова будем обсуждать проблемы медицины».

Рассказ, как ЦРБ Бобринца благодаря «инициативной» власти утратила в прошлом возможность получить «большие миллионы» на современное оборудование и повысить в целом квалификацию, — это о том, как несколько человек все же могут вставить палки в колеса истории. Его следовало бы сделать публичной лекцией и усилить другими фактами — о бесконтрольном разорении сельхозугодий, заилении водоемов (на сегодняшний день в Бобринецком районе из трехсот прудов осталось разве что тридцать) и т. п. Но речь о дне сегодняшнем и о реформированной Бобринеччине. Не закрывая глаза на те «нюансы» (так и слышится, как на совещаниях кто-то рассказывает об ошибках, «которых не удалось избежать», и называет сломанные судьбы выброшенных на улицу людей этим словом — «нюансы»), которые кажутся нелогичными. Например, на уже упомянутый «переезд» администрации Кетрисановской ОТГ в город, который только что лишился статуса райцентра, но должен в лице Бобринецкой ОТГ нести на себе огромное бюджетное бремя.

«На самом деле наши мысли не только о том, как выжить, — отмечает член правления Ассоциации малых городов Украины Леонид Кравченко, который, работая городским головой в позапрошлом созыве, реализовал много собственных программных инициатив (связанных с полным освещением города, вывозом бытовых отходов, благоустройством и т. п.), оптимизировал поступления в городской бюджет из сферы услуг (в свое время Бобринец собирал в казну от парковки автомобилей больше средств, чем областной центр). — Вопрос обустройства окраин, завершение освещения парков, расчистка русла Сугоклеи, откуда город берет питьевую воду, строительство новой станции очистки воды и реконструкция водопровода — это далеко не полный перечень приоритетов. И первой строкой идет задание — не допустить сокращения рабочих мест. Если кто-то там недоработал (имеется в виду «дорожная карта» админреформы. — Авт.), то люди не виноваты».

...И в заключение собственно о дорожной карте. Даже человеку, далекому от финансов, способов и проблем формирования бюджетов, деления общественного имущества и коллективных обязанностей, непонятно, как можно было пускать телегу перед лошадью. То есть регистрировать новые громады, не разобравшись с бюджетным сектором. Кто будет финансировать больницу, школу, детсад, музыкальную или художественную школу?.. Кажется, эти вопросы должны были быть проработаны до уровня алгоритма. На уровне Кабмина, Верховной Рады... Для всех громад Украины — по подобной схеме. Ведь это — не политика, а жизнь, судьбы людей. Десятков, сотен тысяч людей! Или... сколько там тех людей?!

Фото Ивана КОРЗУНА.