Десять лет жители поселка Кирнасовка защищали предприятие. Были случаи, когда ложились под колеса автомобилей, чтобы те не завезли на территорию инструменты и газовые баллоны для порезки металла. Напротив заводских ворот через дорогу установили колокол, которым созывали людей, когда приезжали неизвестные, чтобы проникнуть на завод. Организовывали круглосуточное дежурство...

Сейчас они обижены больше всего на то, что власть не поддержала их намерения сохранить завод. Об этом говорили в общении с корреспондентом «Голоса Украины». Правда, фамилии не называли. Боятся.

— Если этих варваров защищала полиция и власть, то вы хотите, чтобы они еще ко мне пришли? — говорит один из мужчин. — Да и о чем уже можно говорить. О куче камней? Был завод, да нет его. Разве что фотографии людям покажите, чтобы увидели следы варваров XXI века.

Они не понимают — для чего было так варварски разваливать стены? Помещения капитальные, могли еще послужить. Их можно было сдавать в аренду, например, для мастерских по ремонту машин, или пилорамы. Так размышляют жители поселка.

Староста Кирнасовки Тамара Процишина сказала, что не будет комментировать ситуацию.

— Мне больно об этом говорить, как и всем односельчанам, — отметила Тамара Васильевна. — Когда-то сама работала на этом заводе, поэтому можете понять, как теперь смотреть на эти развалины (на снимке).

На вопрос, известно ли ей, что будет на месте разрушенного завода, отвечает, что никто об этом ничего не говорит.

От завода осталась одна стена, та, что от дороги. Как говорят местные, наверное, для того, чтобы «прикрыть» ту страшную картину, которую можно увидеть на заводском дворе.

Вот что удалось услышать от людей о том, как уничтожали сахарозавод.

Металла здесь было много

Мои собеседники рассказывают, что стены разваливали мощной техникой.

— Металла здесь было больше, чем на других сахароварнях, — говорит один из местных. — Листовой металл, трубы... А подъемники, задвижки, сплавные поля, где моют корни, — во всем были металлические изделия.

Завод запустили в 1968 году. Это не то предприятие, что его строили при польских панах. Здесь металла было минимум в два раза больше. Знаю, что говорю, потому что сам работал.

К тому же Кирнасовский был единственным заводом в области, на котором стояла линия по переработке сахара-сырца. На этой технологической линии тоже было немало металла.

— Вы знаете, что в нашем селе когда-то было два сахарозавода? — спрашивает еще один собеседник. — Тот, второй, строили еще при польских панах. На нем резали за сутки немногим более тысячи тонн свеклы. Новый завод в три раза мощнее был. Когда разбирали старый панский завод, увидели, что на нем стоят английские котлы. Такой раритет!

Собеседник называет сумму, которую выручали от металлолома на уже порезанных ранее сахароварнях. По его словам, это приблизительно 4—4,5 миллиона гривен. Уточняет, что речь идет о заводах меньшей мощности, чем их тритысячник.

Похоронили без музыки

На новом заводе в Кирнасовке тоже было некоторое оборудование иностранного производства. Собеседник говорит, что это жомосушка, закупленная во Франции. По его словам, ее длина более 20 метров и высота четыре, а может и больше метров.

Мужчина видел, как ее перевозили.

— Я как раз ехал на дачу, — продолжает он. — Смотрю, полиция стоит. Останавливает машину, просит съехать на обочину.

Именно тогда перевозили эту жомосушку. Перед тем обращались к энергетикам, чтобы те выключили электричество, потому что в некоторых местах это могло привести к замыканию. Потом говорили, что агрегат купил якобы один из заводов Тернопольской области.

— Там еще железнодорожный путь был, — добавляет собеседник. — А рельсы тоже имеют вес, правда? — Можно было помещение не разваливать, продать, или в аренду сдавать, — жалуется житель Кирнасовки. — Мог быть столярный цех, например, или мастерская для ремонта автомобилей, мало что люди придумали бы. Для чего развалили? Варвары, что еще скажешь! Словом, похоронили завод без музыки...

Знаете, почему людям больше всего обидно? Что их никто не защитил. Вот что угнетает. Якобы власть и изображала, что на нашей стороне, а на самом деле иногда приходилось слышать: «Это же частная собственность...».

Что будет на месте развалин — неизвестно

Вокруг Кирнасовского сахарного намотан такой сладкий клубок, что его так и не удалось распутать. Завод продавали-перепродавали. Более десяти лет расследованием занималась полиция, прокуратура и даже СБУ.

Один из бывших руководителей Тульчинского района рассказал автору публикации, что на завод претендуют минимум три структуры. Одна заинтересована в том, чтобы порезать оборудование и продать его на металлолом.

Вторая намерена вывезти и продать сахар. Третья претендует на земельный участок, на котором стоял завод.

В декабре 2019-го в Тульчине в районной государственной администрации обсуждали, что будет дальше с заводом. Разговор проходил в присутствии руководителей района, поселкового головы, активистов. На нем выступал мужчина, который назвался Сергеем Бевзенко. Сказал, что он новый директор Кирнасовского сахарозавода. Рассказал, что намечается большая реконструкция. По его словам, на месте завода построят мощный элеватор, а также биогазовую установку. Называл сумму проекта — 180 миллионов гривен.

Спустя некоторое время после этого Бевзенко сказал, что он уже не директор.

Активисты поняли, что им замыливали глаза. Сделали это для того, чтобы получить возможность зайти на территорию предприятия.

Автору публикации удалось пообщаться с одним из бывших директоров Кирнасовского сахарного. Было это несколько лет назад во время акции протеста жителей поселка против уничтожения предприятия. Тот рассказал, что производить сахар здесь уже невозможно. По его словам, чтобы запустить завод, который простоял столько времени в неработающем состоянии, нужны большие средства. Значительную часть оборудования пришлось бы заменить.

— Хорошо, представим, что восстановили все, отремонтировали, а что дальше? — спрашивал собеседник. — Сырье где брать? Даже тогда, когда завод начинал свой первый производственный сезон, свеклы не хватало. Не поверите, завозили вагонами из южных областей. Хотя в районе ее выращивали намного больше, чем сейчас. Правда, предполагалась альтернатива — на предприятии должны были перерабатывать сахар-сырец.

А вот помещение не стоило разваливать. Это ведь были капитальные сооружения...

Винницкая область.

Скриншот с видео, предоставленного одним из местных жителей.

Тем временем

Куда со склада делись сладкие кристаллы?

Кстати, складское помещение завода не развалили. Об этом сообщила поселковый голова Тамара Процишина. Есть ли там еще сахар, собеседнице неизвестно. Когда ранее общался с бывшим директором завода, он утверждал, что на складе хранилось 1,8 тыс. тонн сладких кристаллов. Не только Кирнасовского завода. В свое время туда доставили часть продукции еще с двух сахароварен страны. Сахар якобы принадлежал одной из государственных структур. Но оказалось, что соответствующих документов у структуры нет. Пропали! Было возбуждено уголовное дело. На продукцию наложили арест. Поэтому перемещать запрещалось. По словам директора, часть все-таки вывезли. Как это удалось, не знает.

На вопрос, в каком состоянии находился сахар, собеседник объяснил, что мешки почернели. Помещение не отапливается. Температура меняется — летом душно, зимой холодно. Часть мешков «затекла». То есть, по его словам, большинство сахара действительно не отвечало требованиям Госстандарта.

Автор публикации имел возможность лично убедиться в словах бывшего директора во время пребывания на заводе. Зафиксировал на камеру «черные» мешки со сладкими кристаллами (на снимке).

Фото из архива автора.

Кстати

Отдали в частные руки, да и избавились

В 1913 году на Подолье работало 58 сахарозаводов. На них сварили 330 тысяч тонн сахара. Это столько, как в 2019-м получили на шести работающих заводах Виннитчины.

— Прогресс не остановить, — говорит один из бывших сахароваров. — Большинство заводов были построены при польских магнатах, имевших земли на Подолье. На них перерабатывали 1—1,5 тысячи тонн свеклы за сутки.

Сейчас на Крыжопольском предприятии режут восемь тысяч тонн корней за такое же время, на Гайсинском — семь тысяч тонн. Государство должно было предусмотреть перспективу отрасли, определить, какие заводы реконструировать, какие законсервировать, а какие сразу отправить на металлолом. Но предприятия отдали в частные руки. Поэтому выгоду от уничтоженных заводов получили новые собственники, а не государство.

В 2015 году в области работало шесть сахарозаводов, в 2017-м — семь, в следующие годы сахар снова варили на шести предприятиях. Все они модернизованы собственниками. Это — Гайсинский, Крыжопольский, Томашпольский, Ждановский, Ильинецкий и Юзефо-Николаевский заводы.